Погода в Одессе
Сейчас от +25° до +30 °
Днем от +31° до +33°
Море +0°. Влажн. 51-53%
Курсы валют
$27.64 • €32.68
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
  • Обзор одесских соц.сетей:
Смех сквозь Глобус
Самое смешное из сети

Восемнадцатое мгновение весны

Четверг, 2 июля 2020, 10:07

© Владимир Миславский

Этому пародийному тексту 21 год. Не буду утверждать, что все это время он бродил по сети — просто не знаю. Зато точно знаю, что буквально вчера его на своей странице в Facebook обнародовал известный одесский кинотеатральный критик Евгений Женин. И сделал он это с любезного разрешения своего доброго друга маститого киноведа Владимира Миславского. А сегодня с разрешения Евгения Женина  мы обнародуем этот текст на просторах «Глобуса Одессы».

ИТАК…

Берлин. 7.40 утра. Экстренное совещание аппарата разведки.

Вот уже месяц, как Штирлиц был обрезан… извините, отрезан от центра. Эта ситуация сильно беспокоила советского разведчика. В связи с этим Штирлиц находился в состоянии глубокого раздумья.

– Айсман, вы свободны. А вас, Штирлиц, я попрошу остаться, – заканчивал свою монотонную речь Мюллер. – Штирлиц, завтра вам необходимо встретить нашего агента из Берна.

– Как?! Ведь завтра Шаббат… – чуть было не воскликнул Штирлиц.

– Я думаю, вы сделаете все, чтобы успешно завершить эту операцию. – продолжал Мюллер.

Штирлиц лихорадочно перебирал в уме различные варианты.

– Герр Мюллер, но ведь, согласно пятой графе…

– Пятому параграфу, Штирлиц! – перебил его Мюллер.

У Штирлица сильно екнуло под ложечкой. Это было ужасное ощущение, ощущение заклинившей швейной машинки «Зингер». А Мюллер, словно шахматист, в предвкушении падения флажка на часах соперника, ехидно произнес:

– Штирлиц, вы еврей?

Информация к размышлению…

О том, что Штирлиц еврей, знала только радистка Кэт.

 «Наверняка это козни иноверца пастора Шлага, не прошедшего «процесс гиюра». Или ищейки Мюллера обнаружили Мезузу на двери моего дома? А может, СД расшифровало святые писания Торы? Нет, нет, нет! Господи только не это! Этого не может быть! Ведь шифровальщики СД не знают идиш!» – Штирлиц отогнал эту мысль, словно назойливую муху.

– Штирлиц, застегните ширинку!... Да шучу я. Хе–Хе, – усмехнулся Мюллер. – Кстати, Штирлиц, хотите мацу? Здесь в Берлине препаршивейшая маца, и я ее специально из Цюриха выписываю.

Еще никогда Штирлиц не был так близок к провалу…

***

Черный Мерседес мчал Штирлица к дому. Штирлиц спешил. Он только что отправил в Центр короткую шифровку: «Алекс – Юстасу. Несмотря ни на что, продолжаю строго соблюдать четвертую заповедь вашего предписания»…

В этот теплый, весенний вечер Штирлиц сидел за столом у себя дома в полной темноте. Нет, это была не конспирация, а привычное веерное отключение электричества. Обычно субботние свечи зажигала Кэт, но она уже несколько дней находилась в больнице в ожидании первенца. Штирлицу было очень тоскливо. Он молча смотрел в темноту. Казалось, его взгляд отражал грусть всего еврейского народа. Штирлиц надел кипу и с мыслью, что вся водка кошерная, налил стакан почти до краев. Опустошив его, Штирлиц подошел к карте и в очередной раз начал ее рассматривать, поглаживая очертания границ Земли Обетованной. Его рвало на Родину, в родной дом. И это была не просто ностальгия. Штирлицу вспомнилась родная квартира неподалеку от синагоги. В этот момент Штирлиц думал о родных и близких. Он ел курочку и плакал. Это были скупые мужские слезы.

Закончив шаббатную трапезу, Штирлиц достал из комода, потрепанный временем конверт. Десятки раз он проделывал эту процедуру. Они с супругой много лет не виделись, и в письме она обращалась к нему по имени–отчеству:

– Дорогой мой Макс Менделевич!

Прочитав эту строку, Штирлиц забыл обо всех мерах предосторожности. Он открыл окно и громко запел. Ему вторил весь двор и соседний квартал. И вскоре «Хава нагила» неслась по всему Берлину…

1999 г.
 
А теперь пародия Юрия Стоянова из программы «100ЯНОВ».