Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Утром от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$27.04 • €31.84
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
  • Обзор одесских соц.сетей:
Из раньшего времени
Одесса в памяти

Таинственное имя

Пятница, 2 июля 2021, 15:47

Евгений Голубовский

Помните ли вы свои детские увлечения?

Конечно же, почти все собирали почтовые марки. Кто-то фантики от конфет.

А аквариумные рыбки? Как страдал, когда умирали вуалехвосты.

Был год, когда я всё лето перебирал на пляже гальку. Искал Божий глаз, в народе его называли «куриный бог» — камни, в которых волны как бы просверлили отверстие, чтоб через него я мог взглянуть на небо.

Все эти коллекционные страсти были обычными у мальчишек моего поколения. Но была у меня одна, которой не делился, про которую, боясь спугнуть, не рассказывал даже близким друзьям.

Я коллекционировал …улыбки.

Идешь по улице. Навстречу незнакомый человек. Смотришь внимательно на него. Улыбаешься. И в ответ — чаще всего ничего, незнакомец или незнакомка проходят мимо. Но ты неумолим. Улыбаешься следующему прохожему. И снисходит счастье — тебе улыбнулись в ответ.

Это был 1949-1950 год. Весна. Одесса. А люди уставшие и хмурые. Голод. Заботы. А я иду и улыбаюсь незнакомому человеку. Одному, второму, третьему.

И было совсем не просто. Найти в себе силу улыбаться чужим людям. Но, улыбнувшись, они переставали быть чужими. Это была моя гвардия, мои люди на чужих улицах.

Конечно же, я вёл подсчет своим успехам и неудачам. Если на пяти кварталах мне улыбнутся пять человек, день будет удачным. Если шесть, можно проказёнить школу, чудеса обещаны и сбудутся.

Правда у меня было обязательное правило — ни в коем случае не заговаривать с дарителями улыбок.

И однажды я нарушил его.

Вы сразу представили себе прекрасную девочку, мимо которой не смог я пройти…

И не ошиблись. Просто, как притянутый магнитом, пошел за ней, на расстоянии двух-трех шагов. И вдруг она остановилась, обернулась и заговорила:

— Ты что-то хотел меня спросить?

Растерялся, но ответил почти мгновенно:

— Нет, я хотел угостить тебя мороженным.

Как звонко она рассмеялась. Только в этот момент я ощутил, что она старше меня на три-четыре года. Наверно, ходит на свидания. Возможно, танцует с мальчиками. И тут я со своим пломбиром на палочке. Но оказалось, она любит мороженное, но еще больше любит кино и таинственный тогда для меня балет.

— Как тебя зовут, — спросил я, будучи вежливым мальчиком.

— Суок!

— Такого имени нет, — глубокомысленно сказал я — может, Соня, Сима?

И вновь эта худенькая, тоненькая девочка с огромной косой звонко рассмеялась.

— Так ты книги, оказывается не читаешь…

Трудно было меня больнее обидеть. Меня, прочитавшего Жюль Верна и Дюма, Вальтер Скотта и Майн Рида…

— Я тебе дам свой телефон. Но разрешу позвонить только тогда, когда узнаешь Суок.

Мне помнится месяца два я искал в книгах, купленных отцом, это загадочное имя.

Перестал собирать улыбки.

В моём портфеле в тайном кармашке лежал её номер телефона.

Юрия Олешу с тридцатых годов не переиздавали. И всё же в 1952 году, я уже был в девятом классе, мне попались в довоенном издании «Три толстяка». Я смотрел на картинку, где была изображена Суок и видел мою незнакомку

Взял в руки листик с телефоном, пролежавший в портфеле пару лет.

Нет, не позвонил.

Я уже не собирал улыбки.

Детство закончилось

Было радостно, что на свете, что в нашем городе, а не только в книге, где-то существует моя Суок.