Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Утром от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$28.18 • €32.32
$27.92 • €31.50
$27.90 • €31.40
Колоннадка редактора

Полет над гнездом Одессы

Суббота, 17 ноября 2018, 16:37

Сергей Осташко

Хорошо быть птицей. Летаешь, где хочешь, видишь что хочешь. И даже, что не хочешь, тоже видишь.

Хотя, с другой стороны, многое из того, что не хочется видеть, с высоты можно и не заметить. Например, сгоревших окон Дома Профсоюзов на Куликовом поле.

А если взглянуть сбоку, то видна свежая разметка старой брусчатки. По этой разметке во времена не столь отдаленные каждое 1 мая и 7 ноября одесситы стройными колонами проходили мимо здания обкома партии, оглашаемые доносящимися из динамиков призывами ЦК КПСС к 1 мая и 7 ноября. Разметка, прошу заметить свежая. Неужели ждут?

Приятно увидеть с высоты красоту Свято-Андреевского подворья, а вот красота того, что строят на другом конце квартала — вызывает сомнения.

Неплохо вписывается в вид сверху и с моря здания дельфинария и примыкающей к ней гостиницы. А строящееся справа еще одно здание, о которое ломают копья одесские активисты — в упор не видишь. И даже не потому, что не хочешь, а потому, что его во время съемки еще не начали строить.

Ночной пролет над озерами парка Победы… Возрожденный Одесский кафедральный Спасо-Преображенский собор. Его красоту хочется облететь со всех сторон.

Говорят, что строившееся и достраивающееся почти сто лет здание храма не нравилось Ивану Алексеевичу Бунину. Но может же быть у нобелевского лауреата хоть один недостаток.

Мимолётом, стараясь не заметить бизнес-центра, воздвигнутого на месте уютной пельменной на Тираспольской площади, летишь к морю вдоль Преображенской улицы к трем домам-близнецам.

Говорят, что вначале планировали построить всего два дома, но место и вид из окон так понравилось тогдашней советской элите, что между угловыми домами «вмантулили» еще и третий. Это стало поводом грандиозного скандала. Высокий киевский чин, обозревая с яхты одесские берега, вдруг углядел справа от Воронцовского дворца… украинский националистический тризуб. Взбешенный, он ворвался в задние обкома партии с криком: «Немедленно снести!» И может быть и снесли бы — ломать не строить, если бы кому-то из одесской элиты, уже вселившейся в «лишний» дом, не пришла в голову гениальная идея. Буквально за одну ночь над обращенными к морю фасадами трех домов появились три слова «ЛЕНИН», «ПАРТИЯ», «НАРОД». И когда у высокого киевского чина спросили: «Кого будем сносить?», он не смог выбрать. Так и остались эти три лозунга на все советские времена новой достопримечательностью Одессы.

Впрочем, пролетели мы эти три дома гораздо быстрее, чем я об этом рассказывал. Летим дальше.

О многострадальном Доме Руссова уже столько писали и рассказывали, что просто не хочется над ним зависать.

Над главной улицей Одессы — Дерибасовской — машем крыльями быстрее, чтобы не заметить ни уродливой нашлепки на здании гостиницы «Большая Московская», ни ярмарочно-шашлычную вакханалию на месте снесенной гостиницы «Спартак», ни стеклобетонного ужаса торгового центра «Европа».

Кстати, первоначально Дерибасовская была вовсе не звонкой Дерибасовской, а скромной Гимназской, и вовсе не предполагала стать главной улицей Одессы. Главным должен был стать широкий красавец Александровский проспект. А Гимназской отводилась роль лишь подхода к главному проспекту из порта. Но с это мыслью, как гласят одесские легенды, не согласились владельцы уже построенных на улице магазинов. Они скинулись и быстренько возвели сначала полукруглый дом, — в советские времена Дом Книги, а затем и круглый дом посреди Греческого базара, и еще один полукруглый дом, отделявший греческий базар от улицы Полицейской.

Таким образом, Александровский проспект был надежно отгорожен от бурлящего центра Одессы и до сих пор остался тихой и тенистой улицей. И главной стала Дерибасовская.

Летим дальше.

Красив с высоты Оперный театр, а вот гостиницу «Кемпинский» на заднем плане стараемся не замечать.

Говорят, вскоре после возведения на фоне одесского залива этого бельма, возмутившего всех одесситов, для открытия очередной Юморины был придуман следующий трюк. На Приморском бульваре стреляет знаменитая пушка и по этому знаку от верха гостиницы по всей ее ширине начинает разворачиваться полотнище с нарисованным морем и небом, полностью скрывая от Одессы свежевыстроенное уродство.

Впрочем, чтобы быть объективным, вспоминается, что в конце 60-х одесситы приблизительно также не восприняли вид с бульвара на только что построенный Морвокзал.

При пролете вдоль Маразлиевской как-то особенно бросаются в глаза диссонанс высоток на заднем плане с основной стилистикой города.

Поднимаясь из порта вдоль Потемкинской лестницы, убеждаешься, что главный купол возрожденного Одесского кафедрального Спасо-Преображенского собора находится как раз на оси Потемкинской лестницы. Откуда это можно увидеть, гуляя по городу.

Новый стадион «Черноморец» вызывает ностальгические воспоминания о том, как с 17-й трибуны было видно море. А сейчас — только пустые трибуны напротив. И такую же ностальгию вызывает вид пустых причалов Одесского порта и пустого моря.

Когда-то, летя в Крым на подводных крыльях, «Комета» в течение нескольких часов пролетала мимо стоящих на дальнем рейде торговых судов. Где теперь те суда, та «Комета» и тот Крым?

Поднявшись выше, поражаешься стройной красоте деволановской планировки города. А чуть позже умиляешься трем выстроенным еще бельгийцами корпусам трамвайного депо и возмущаешься приткнувшемуся у ним четвертым — переоборудованным в бордель, пардон, отель «Токио». Впрочем, его с высоты можно и не заметить.

О, а это что-то новое… Ба, да это же Греческий парк, еще недостроенный, но уже ужасно милый.

И снова панорама Приморского бульвара, основная красота которого скрыта зеленью разросшихся деревьев.

Помнится, когда в конце 80-х у тогдашнего главного архитектора города Василия Мироненко, не к ночи будь помянуто, возникла «гениальная» идея спилить все на фик, «шоб, не загораживали», весь город взвился на защиту своего бульвара.

Много позже «новатор» от архитектуры высказал еще одну «гениальную» мысль:

«Принцип «золотого сечения» в архитектуре — примитивен и ему не обязательно следовать при реконструкции исторического центра Одессы», — заявил он. Но и тогда его, слава Богу, никто не послушал.

При втором пролете над отелем «Кемпински» вспоминается, что когда представители торговой марки увидели в Одессе шатающийся от причаливающих судов отель и пришли в ужас, отель немедленно переименовали в «Одессу», видимо посчитав, что привыкшая ко всему Одесса, на сейсмоопасном причале будет шататься меньше.

Подлетая с моря к памятнику Неизвестному Матросу, слава Богу, не видишь, горы мусора на склонах под ним. А грозовое небо над морем, как бы усугубляет вдруг испортившееся настроение.

С высоты птичьего полета в чехарде высоток не сразу разглядишь, что внизу под тобой изуродованная ими жемчужина Одессы — Французский бульвар. И только видя легкий поворот у киностудии, понимаешь, где летим.

Пролетев чуть дальше упираешься в очередную 16-этажку, выстроенную вместо уютного одноэтажного памятника архитектуры — дома Тарнопольского, а краем глаза замечаешь, что прямо напротив здания Театра Музкомедии краны усиленно возводят чего-то многоэтажное.

Мало у нас этого добра! Еще будет!

Вечер! Закат. Закат в Одессе! Или закат Одессы? Ночь…

Доживет ли наш город до восхода?

Как пели «Джентльмены ОГУ»: «Переждать бы, пережить бы эти годы, это время от заката до восхода»

10801

Комментировать:
  1. citizen Суббота, 17 ноября 2018, 20:04
    Вот если бы еще и собственно видеоматериал соответствовал тексту (в первую очередь, по уровню профессионализма исполнителя)... - впрочем, видимо, это уже требование требование невозможного, с учетом квалификации оператора?