Погода в Одессе
Сейчас от +12° до +20 °
Днем от +21° до +22°
Море +21°. Влажн. 64-66%
Курсы валют
$28.20 • €33.11
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
  • Обзор одесских соц.сетей:
Колоннадка редактора

Почему одесские «Трубочисты» не стали чемпионами КВН

Суббота, 22 августа 2020, 14:38

Сергей Осташко

Одесская команда становилась чемпионом всесоюзного КВН четыре раза: в 1967-м, когда, несмотря на нечеловеческие старания жюри, смогла разделить первое место с первым Московским ордена Ленина медицинским институтом — МОЛМИ, в 1972-м, когда сборная города выступала под маркой «Деловых людей» из Одесского института народного хозяйства — ОИНХ. И наконец, в 1987-м и в 1990-м чемпионом дважды становились «Джентльмены Одесского государственного университета».

В пятый или, если следовать хронологии, во второй раз в 1970-м году у знаменитых «Трубочистов» стать чемпионами не получилось. О том, как это не получилось и почему я хочу рассказать, как очевидец этого события.

В 60-х сезоны КВН начинались в октябре и заканчивались в мае следующего года. Когда играли, в основном, студенты, это было оправдано.

Сезон 1969-1970 года был задуман необычным. Чемпионы прошлых лет, а именно: Московский инженерно-строительный институт (1962 г.), Московский физико-технический институт (1963 г), команда г. Фрязино (1965 г), сборная Одессы (1967 г.), «Парни из Баку» (1968 г) решили выяснить, кто из них самый сильный в КВНе.

Почему не участвовали МОЛМИ и чемпионы 1966 года команда из города Горький я, честно говоря, не знаю, А про чемпиона 1969-го года, Рижский институт инженеров гражданской авиации скажу чуть позже.

Ну вот, преамбулу, вроде закончили, а теперь — амбула.

В 1969 году я поступил в Московский физико-технический институт и имел возможность живьем увидеть все игры, которые тогда проходили в Телетеатре у метро «Электрозаводская». Благо дело, и в команде Одессы и в команде МФТИ были, если не друзья, то хорошие знакомые.

Кроме того, Большая команда МФТИ (где, к слову, капитанил одессит, выпускник моей родной 116-й школы Фима Аглицкий, — вот вам и первое хорошее знакомство) в преддверии предстоящего ей телевизионного сезона объявила межфакультетское первенство КВН.

«В МФТИ проводится КВН-первенство факультетов с целью выявления самодеятельных коллективов, повышения кругозора и культурного уровня, отбора новых людей в институтскую команду КВН», — было написано в положении о первенстве.

И, естественно, я не мог остаться в стороне.

Мой факультет аэромеханики и летательной техники находился не в Долгопрудном, где был основной МФТИ, а в Жуковском, 55 минут на электричке от Казанского вокзала. Понятно, что полноценно работать в большой команде мы не могли, и осуществляли связь с метрополией через нашего капитана Сашу Брегмана, который регулярно мотался в Долгопр, отвозил придуманные нами шутки и привозил обратно новые ценные указания.

Темой всех внутренних игр стала тема Большого полуфинала «Мы ищем полюс». От нашей игры с факультетом физической и квантовой электроники (ФФКЭ) у меня в памяти осталось только начало песни из нашего Домашнего задания:

Полюса бывают разные,
лишь полюса маразма нет.
И бродят грустно маразматики,
им негде маразмать».

Из песни ясно, что мы решили соригинальничать и начали искать полюс маразма, из-за чего, собственно, и проиграли. Помню реплику какого-то академика из жюри: «Что-то авиаторы не тот полюс стали искать». А вот мою шутку из той игры, которая вошла в приветствие Большой команды и прозвучала в эфире, чем я очень гордился, — в упор не помню.

Хорошо помню репетиции болельщиков МФТИ. Да-да, в те годы болельщики тоже репетировали. Перед игрой все желающие попасть в Телетеатр, собирались в большой аудитории, капитаном болельщиков садился в первый ряд спиной к залу и начинал… читать «Евгения Онегина», размахивая при этом руками.

— Мой дядя самых честных правил… —

Правая рука капитана болельщиков шла вверх. По этому жесту мы должны были сдержанно хлопать в ладоши, но не смеяться.

— Когда не в шутку занемог…

Левая рука — вверх. Ну раз уж прозвучала слово «шутка», то можно смеяться.

— Он уважать себя заставил…

Обе руки вверх — можно было смеяться, хлопать, радоваться.

— И лучше выдумать не мог.

Обе руки совершают круговые движения. Смех трансформируется в ржачку, радость — в эйфорию, хлопки — в долгие продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.

— Его пример другим наука…

Когда обе руки резко опускаются, все мгновенно должно стихнуть.

… Ну и так далее. Помнящие роман в стихах могут сами дофантазировать жесты и ни значение.

Репетировалась реакция не только на «свои» шутки, но и на «чужие»

Например, строка:

«Когда же черт возьмет тебя!» и вставание капитана болельщиков означало свист, топот ног, крики «позор» и прочие непотребства.

Со стороны за нами наблюдали и докладывали начальству, кто плохо отработал. Те билетов на КВН не получали.

Саму встречу Физтех-Баку я практически не помню. Осталось только какое-то гаденькое ощущение, что боевая машина целой республики навалилась на бедных студентов, и даже при том, что шутки физиков были смешнее, у них не было никаких шансов победить.

Чуть больше запомнился следующий полуфинал Одесса-МИСИ. МИСИ тогда проиграло, но не обидно, в почти равной борьбе. Позже капитан строителей Андрей Меньшиков рассказывал об этом:

«А чем особенно запомнилась та игра, то тем, что она впервые в истории КВН записывалась на видеомагнитофон и выдавалась в эфир через пару часов после своего окончания. Иными словами, у цензуры появился, наконец, инструмент, позволяющий следить за незапланированными шутками и «вырезать» их.

Помню, как мы пригласили одесситов после игры в наш клуб МИСИ и там, чокаясь гранеными стаканами, с изумлением смотрели по телевизору нашу с ними встречу, смонтированную весьма грубо, поскольку опыта монтажа тогда еще на телевидении не было, и из которой было не совсем понятно, почему же проиграла команда МИСИ.

А мне эта игра запомнилась еще и тем, что за два часа между игрой и эфиром, я успел доехать от Телетеатра в Жуковский и устроить в общаге тотализатор на результат игры. Естественно, заранее зная результат, я выиграл вполне приличную сумму. Правда, потом признался в афере и собранные деньги мы торжественно пропили всей общагой в открывшемся неподалеку пивбаре.

Но самое интересное произошло на финале, где в непримиримой борьбе встретились команды Одессы и Баку.

По всем правилам воинской науки сражение началось еще до начала игры — с артподготовки. Накануне встречи в «Комсомольской правде» появилась хвалебная статья, рассказывающая о команде Баку и ее капитане. Особую пикантность этому «залпу» придавал тот факт, что написал ее член жюри Ярослав Голованов, который всегда славился своей «странною любовью» к одесситам.

Кстати, история повторилась в 1987 году перед финалом КВН ОГУ-МХТИ. Только статья была не хвалебная по отношению к химикам, а критическая в сторону одесситов, и написал ее не член жюри, а главный редактор программ для молодёжи Центрального телевидения СССР Эдуард Сагалаев.

Но вернемся на финал Одесса-Баку 1970 года.

Приветствие однозначно выигрывают одесситы. Особый восторг у зрителей вызвал трюк, когда трубочисты в своей привычной черной униформе под звуки циркового марша, уходят за кулисы, а спустя несколько мгновений появляются на сцене уже светло-бежевыми.

На разминке особое впечатление произвел вопрос: «Что общего между дирижером и дирижаблем?» Сам вопрос может показаться не сильно оригинальным, но все дело в том этот вопрос «засветили» еще в приветствии, с формулировкой: «А сейчас мы дарим соперникам одни вопрос нашей разминки». И даже на подаренный заранее вопрос, соперник не смог достойно ответить.

Для конкурса художников Аркадий Цыкун заготовил «бомбу» — нарисовал танкиста в шлеме, выглядывающего из канализационного люка. А взорвалась бомба, когда прозвучала «своя» подпись к рисунку — «Это наши под Берлином».

Короче, команда Одессы медленно, но верно побеждала Баку.

А на конкурсе капитанов неожиданно для всех капитан бакинцев Юлий Гусман выиграл у Валерия Хаита целый балл и команда Баку вышла вперед.

«Ничего, — подумали одесситы, — впереди еще литературный конкурс БРИЗ «Реклама семьи», который Одесса всегда выигрывала. Но не тут-то было.

После конкурса капитанов на сцену пригласили команду Рижского института инженеров гражданской авиации (вот он, момент истины) и они выступали безумно долго — чуть ли не 15 минут. А сразу после их выступления на сцену вышел Александр Масляков и возвестил: «В связи с тем, что время передачи истекло, последний конкурс отменяется и, таким образом в сегодняшней встрече победила команда Баку».

И сразу же прекратилась трансляция — одновременно потухли все красные лампочки на всех телекамерах в зале.

Не было как обычно, панорамы зрительного зала, одни встают, другие бросаются на сцену поздравлять, и на этом идут титры. Этого всего не было. И как показывали титры, я не видел, т.к. сидел в зале. Зато я прекрасно видел, как трубочисты рвались бить морды судьям, но Хаит успокоил команду, выстроил ее на сцене лицом к ложе жюри. И команда еще раз спела финальную песню приветствия — «До свиданья, дорогие зрители». Причем, начали они ее с куплета:

До свиданья, разные по званию,
Судьи государства КВН,
Много уделявшие внимания
Ничего не требуя взамен.
Не забыть нам это здание
И гостиницы Москвы…
До свидания, до свидания…
Мы уходим, увы!

Помню, как у ложи жюри столпились тогдашние знаменитые капитаны — Слава Харечко, Фима Аглицкий, Андрей Меньшиков и кричали, что это позор, что так нельзя и еще что-то совсем нецензурное.

У меня до сих пор хранится желтое канотье команды Горького, с автографами этих капитаном и с и высказываниями по поводу произошедшего: «Позор», КВН — это «весело», «Пусть Юлик проглотит свой…», «Голованов г-но»

Я видел, как под плотной охраной из ложи жюри выходил Ярослав Голованов, неся в руках небольшой чемоданчик. Что было в том чемоданчике, покрыто тайной.

И еще помню, как я стою у телетеатра, на крыльце толпятся бакинцы, и отъезжает автобус с одесситами. В этот момент я машу плакатом «Одесса», кричу «Салют победителям» и ловлю на себе бешеный взгляд стоящего на ступенях телетеатра Гусмана.

И оказалось, что у Юлия Соломоновича долго звучал в ушах мой крик. Когда я ему в 91-м году после какой-то игры «Парней из Баку» напомнил этот эпизод, он аж подскочил: «Так это был ты!»