Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Ночью от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$27.19 • €32.28
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
  • Обзор одесских соц.сетей:
Из раньшего времени
Одесса в памяти

Море

Понедельник, 17 мая 2021, 10:38

Александр Степанов

Для одессита море — это, наверное, главное в жизни. Как для меня, так точно. Екатерининская площадь и Приморский бульвар, где я вырос, обращены к морю и были как бы продолжением нашего двора. Все лето, а в детстве оно длилось бесконечно, по утрам мы с бабушкой Верой выходили из дома на озаренный встающим над заливом золотым солнечным шаром бульвар. Поливальные машины как раз совершали свою утреннюю работу — подымали веером фонтаны воды и этим искрящимся в лучах света дождем умывали и площадь, и бульвар, и Дюка. У трех-четырехлетнего ребенка все фиксируется в памяти как на кинопленку, и, словно в кино, я ясно вижу такой фильм: вот по ступеням Потемкинской лестницы, мимо входа в Пионерский парк, где в любое время предлагала погадать цыганка, мы спускаемся на Приморскую, сворачиваем влево.

Морвокзал еще не построен, и, чтобы попасть в порт к причалу, от которого отходят пригородные катера, долго идем по Приморской. Улица ведёт вдоль стены из старого ракушняка, увитого диким виноградом. Эта старинная стена подпирает склоны, над которыми возвышается великолепная колоннада Воронцовского дворца. В стене таинственная дверь, быть может, потайной подземный ход? Но стоп! Здесь мы переходим Приморскую и направляемся в порт. А зайти на его территорию не так-то просто – надо дождаться, когда поднимут шлагбаум, пройти железнодорожный переезд. То и дело раздается звон, гудки, предупреждая о приближающихся порожних вагонах, снуют машины…

Но вот мы наконец в порту! У причалов стоят пассажирские пароходы – «Победа», «Россия», двухтрубные «Нахимов» и «Крым» — на нем ходит по морям мой папа. А вот совсем близко корпуса пароходов из огромных листов металла и множеством заклепок на них. На корме надпись: «Берегись винта!», вдоль борта – ватерлиния, римские цифры, обозначающие глубину, на носу чернеют якоря – все это остается в памяти навсегда.

А потом мы покупаем в кассе билеты с надписью «Одесса-Лузановка — 20 копеек». Билеты напечатаны на рулоне белой бумажной ленты синей краской, они вкусно пахнут. Кассир в окошке ловко отрывает их. По трапу осторожно спускаемся на катер. Дежурный матрос надрывает наши билеты. И теперь нужно быстро занимать места — это очень важно! Самые интересные места – на носу. Тогда ты чувствуешь себя капитаном, видишь как матросы отдают-принимают швартовы, наматывают их на кнехты восьмеркой. Еще здорово на корме – тогда на тебя брызжут капли белой пены от бурлящей воды, перемалываемой винтом. Здесь можно кормить чаек, если не жалко бутерброда, припасенного на целый день. Чайки долго кружат за катером, хватают хлеб прямо на лету, или камнем бросаются в море, чтобы выловить горбушку из воды. След от катера сначала белый, вздыбленный винтом, постепенно становится сине-зеленым, ровным, как будто проглаженный утюгом. А потом долго тянется за нами, пока волны вовсе не сравняют его…

…Остаются за кормой плавучие доки судоремонтного завода, в них после войны трудилась моя бабушка Вера. А впереди по курсу — Лузановка. Вот рыбацкие сети, натянутые на шестах в море. Вот длинные мостки причала. А на берегу — изящный силуэт кассового павильона с колоннами одиноко возвышается среди песчаных дюн. Он чем-то напоминает индийский храм Тадж-Махал с открыток, привезенных папой из рейса.

Причаливаем… Нетерпеливая очередь выстраивается вдоль борта. Наконец матросы подают трап — деревянный, с веревочными поручнями, и мы поднимаемся на причал. Десятки пар ног стучат по деревянному настилу, направляясь к берегу. Степень ожидания момента встречи с морем достигает кульминации, когда ты сбрасываешь сандалии и вступаешь босиком на белоснежный, раскаленный солнцем, песок. Терпеть невозможно – пятки горят! Остается одно – бежать, лететь по чистейшему тогда лузановскому песку и впрыгнуть в прозрачное солнечное море. Вот оно – счастье!!! Мы идем по щиколотку в воде, поднимая брызги. Распугиваем мальков, стайками роящихся у берега. Иногда встречается рыба-игла – длинная–предлинная и тоненькая, как шнурок. Рак-отшельник клешней зарывает свою ракушку-домик в песок, прячется от незваных гостей. А маленькие крабики шустро перебирают по дну лапками.

Наконец мы отошли от причала на приличное расстояние, здесь людей совсем мало – можно расстилать подстилку и купаться, купаться, купаться целый день…