Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Ночью от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$28.18 • €32.32
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55

INTO_нации Одесского кинофестиваля (ФОТО, ВИДЕО)

Среда, 18 июля 2018, 17:56

Сусанна Альперина, Ирэн Адлер

13 июля на Одесском международном кинофестивале прошел спецпоказ фильма «INTO_Нация Большой Одессы».

Первой, на своей странице в Facebook вечером 13 июля, об этом событии буквально в трех словах рассказала СУСАННА АЛЬПЕРИНА — продюсер фильма, одесситка, московский журналист, завсегдатай многих кинофестивалей. Вот это три слова:
«Одесса приняла фильм!»

Потом начали подключаться СМИ.

РАДИ НЕГО ПОЖЕРТВОВАЛИ ФУТБОЛОМ
Одесса1, 16.07.2018

Вчера в рамках Одесского кинофестиваля состоялся премьерный показ документального фильма «Интонация большой Одессы».

Интересно, что рефреном к показу стал финал Чемпионата мира по футболу, он практически оказался прологом и эпилогом к фильму. Зрителей, особенно мужскую их часть, благодарили за пожертвование футболом ради «Интонации большой Одессы». Показ начался в 17 часов, а финал — в 18. Почему так совпало, вопрос к организаторам фестиваля.

Этот фильм стоил чемпионата. Хотя бы потому, что тему одесских эмигрантов, исполненных ностальгией по родному городу, эксплуатируют уже много лет, а подать ее, как единое целое, в нужном настроении и в понимании с одесским зрителем, мало кто мог.

Режиссеру Александру Бруньковскому, также эмигранту, это удалось. Вплетая в сюжет многочисленные судьбы «прирожденных иностранцев», корни которых остались в Одессе, он донес до зрителя интонацию города. Горькая правда заключается в том, что, уехав, одесситы смогли реализовать себя, качественно улучшив свою жизнь. В Одессе этого сделать, в силу политических и экономических причин, они не смогли.

Наверное, поэтому главным героем фильма стал молодой человек, который вырос в чужой стране, в семье уехавших одесситов, но решил вернуться в Одессу, к своим корням. Ему удалось изменить интонацию города.

ИНТОНАЦИЯ БОЛЬШОЙ ОДЕССЫ: КАК ДОКУМЕНТАЛЬНЫЙ ФИЛЬМ ПОБЕДИЛ ФУТБОЛ
Деловая Одесса, 16.07.2018

В рамках внеконкурсной программы ОМКФ вчера был показан фильм «Into_нация Большой Одессы» режиссера Александра Бруньковского.

Это — трогательная  до слез документальная лента,  ставшая победителем в номинации «Лучший полнометражный документальный фильм» на 4-м еврейском кинофестивале.

В фестивальном центре кинотеатра «Родина» наблюдалось настоящее паломничество желающих увидеть «документалку». Тема — наболевшая для Одессы и других городов: почему люди уезжают отсюда, но сердце навсегда остается на родине?

«Одесса — одно из чудес света. Это место, где поют цикады и, несмотря ни на что, цветут сады. Еще до просмотра фильма перебираешь, как четки, слова и, не в силах подобрать верное, задаешься вопросом: одесситы — это нация или сообщество?! Вот перед нами урожденные одесситы, разбросанные по разным городам и странам: загадочно смотрят, улыбаются, шутят и вспоминают о городе, в котором они вдохнули свободу и дух дружбы. Одесса — Царское Село для интеллигенции. Надо пожить в этом городе, чтобы обрести пушкинское жизнелюбие, а потом, подобно каменным атлантам, стоически беречь воспоминания о нем либо в Париже, либо в Неаполе, либо в Триполисе, либо в Москве…» — пишет Ольга Ладохина.

ДНЕВНИК ОМКФ, ДЕНЬ ТРЕТИЙ: ПОЧЕМУ ОДЕССИТЫ УЕЗЖАЮТ И НЕ ВЕСЬ ЛИ МИР — ОДЕССА?
Ирэн Адлер
Думская, 16.07.2018

Девятый Одесский международный кинофестиваль растрогал до слез по меньшей мере полтысячи человек. Лента внеконкурсной программы «Специальные показы», документальный фильм-размышление «Into_нация большой Одессы» режиссера Александра Бруньковского буквально сделала день. Чтобы на «документалку» собрать зал на полтысячи мест, да еще и не всех желающих посадить — такого не ожидали организаторы. Но в Фестивальном центре «Родина» было буквально паломничество на этот фильм, представляющий собой своеобразную оду Одессе. Облик города, который стал пристанищем для людей разных национальностей и вероисповеданий, городу, у которого есть свой особенный язык — язык юмора, дан через монологи «уехавших», но не только. Действительно, иной раз мы, оставшиеся, удивляемся: куда они все едут? Почему же люди все равно уезжают из Одессы, и почему Одесса никуда не уезжает из них?

«Прав Олег Сташкевич, один из героев фильма: человек всегда рвется на свободу, — прокомментировал фильм один из первых зрителей, вице-президент Всемирного клуба одесситов Евгений Голубовский. — Как он ее понимает — другое дело. Для одних это политическая свобода, для других — экономическая, для кого-то даже колбасная, но свобода. Но кино и не про это. Я бы сказал, что за полтора часа нам показали парад встреч. Давно не видел Нелю Харченко. Как отлично выглядит. Как сохранила чувство юмора.

Последняя съемка Иры Ратушинской. Читает свои стихи. Мы не видим, не чувствуем, что преодолевая болезнь. Но это знает оператор. И ощущение, что камера застыла перед Ирой. Никакой суеты. А в целом фильм калейдоскопичный. Была ли у вас в детстве такая игрушка — калейдоскоп? Медленно поворачиваете тубус, а в зеркалах причудливые картины. И здесь в кино — Греция, настоящая Аркадия, Париж, Вена, Берлин. И конечно, Одесса, созвучия которой мы только что видели в городах Европы. Но главное — люди. Анатолий Контуш живет в Париже. Доктор наук, исследователь, работает над новым поколением лекарств. Его сын жил в Берлине. Родители в Одессе. В парижской квартире у него есть окно в Одессу. Скучает? Времени нет скучать. А когда нахлынет, пишет замечательные рассказы об Одессе и друзьях, к примеру, о Сергее Рядченко… Иван Романов, телеведущий, и Дора Шварцберг, скрипач, педагог живут в Вене. И их придомовой садик воспроизводит одесские, дачные. И в их общении возникают интонации большой Одессы. Особенно, когда Дора берет в руки скрипку. А Ваня — старый сапожный инструмент своего деда…».

Знаменитые одесситы порой высказывают догадку: европейские корни Одессы так глубоки, что при желании в Париже можно найти квартиру с такими же балконными дверями, а в Берлине воображать, что за углом увидишь знакомый спуск к морю. Не весь ли мир — Одесса? Конечно, не весь, иначе не было бы этой ностальгии, постоянного желания вернуться, узнать, что да как в любимом городе.

Алексей Бруньковский зарубежным зрителям советует не концентрироваться на смысле, вслушиваться в интонацию, с которой говорят герои фильма. А продюсер картины, известный журналист и кинообозреватель Сусанна Альперина, объясняет, почему именно Михаил Жванецкий не говорит с экрана ни слова: «Мы часто можем услышать, как Михаил Михайлович говорит, но только в нашем фильме можем увидеть, как он думает!». К слову, думает писатель-сатирик на экране очень впечатляюще, и ничего смешного в его мыслях, увы, нет.

Мы видим, как прекрасная Оксана Фандера выгуливает породистую собаку по Приморскому бульвару, как шутят в гримерке Ростислав Хаит и Леонид Барац, погружаются в воспоминания Марлен Хуциев и Виктор Лошак, обаятельно хохочет, разучивая оперную арию, Анна Шафажинская, рисует и занимается ленд-артом очаровательная молодая художница Ирина Озаринская… Ну назовем еще Иосифа Райхельгауза, Михаила Левитина. Романа Карцева. Для показа в Одессе предоставили двухчасовую версию фильма. Осенью по фестивалям, требующим более сжатого формата, поедет сокращенная, причем авторы следили за реакцией одесской аудитории, коррективы внесут, исходя именно из нее. Будет жалко, если вырежут прекрасные операторские работы, связанные с высотными полетами над Одессой, от них захватывает дух у одесситов, но наш город полюбят в любом уголке мира, увидев эту красоту.

Конечно, скажете вы, а как же одесситы в Штатах и Австралии, неужели им нечего сказать? А вот следующий фильм как раз и будет сниматься там. Но какое же счастье на самом деле — никуда из Одессы не уезжать…

МИХАИЛ ЖВАНЕЦКИЙ МОЖЕТ НЕ ВОЛНОВАТЬСЯ: ВСЕ СВОИ УЖЕ СОБРАЛИСЬ
МК, 18.07.2018

«INTO_Нация Большой Одессы» Александра Бруньковского расскажет о жизни, которой уже нет.

В документальном фильме «INTO_Нация Большой Одессы» Александра Бруньковского на мгновение появляется его великий учитель Марлен Хуциев. Он не одессит, но именно на Одесской студии снял свой знаменитый фильм «Весна на Заречной улице». И теперь вспоминает типично одесский разговор. Как-то купил пирожок и обнаружил в нем бельевую пуговицу. Поинтересовался, что это такое, а в ответ услышал: «Ну что ж вы хочете, чтобы вам за рубль туда еще и отрез положили?»

Сам Бруньковский, как и продюсер картины и глава московского отделения Всемирного клуба одесситов Сусанна Альперина (а она наша коллега, пишет о кино и вот дебютировала в новом качестве), родился и вырос в Одессе. Потом оба уехали, как и их герои, вспоминающие о родном городе в Париже, Москве, Хайфе, Санкт-Петербурге, Берлине, греческом Триполисе, Неаполе. Когда-то Одессу покинули испанский дворянин Дерибас и дюк де Ришелье. Кто-то из наших современников находит одесский дворик в центре Вены, а кому-то парижские окна напоминают ставни родного приморского города. Ученый Анатолий Контуш, занимающийся проблемами биологического спаривания (в выборе предмета исследования родная Одесса сыграла решающую роль), чувствует себя в Париже, где прожил десять лет, как в Одессе. В его французской квартире висит картина со створкой, за которой открывается вид из окна одесской кухни. Анатолий покажет нам угол двух парижских улиц, одна из которых носит имя Одессы, а вторая — улица отъезда. В Одессе у него родители, сестра, а сын Миша после двадцатилетней жизни в Германии и Франции покинет Европу, чтобы поселиться там. Этот город, по словам Анатолия, подобен маяку: светит всем, кто прибывает. И в этом его сила и уязвимость.

В Одессе мне показывали школу, где якобы училась мама Стивена Спилберга. Находились даже ее «одноклассники», описывавшие все в деталях. Фантазии, в которые они верят, основаны на том, что дед знаменитого голливудского режиссера по линии матери эмигрировал именно из Одессы. В общем, Одесса — это сильный удар, как верно подметит еще один ее уроженец — театральный режиссер Михаил Левитин. То, что удар этот на всю жизнь, чувствуется в его спектаклях.

Центром «маленькой Одессы» становится грандиозное здание оперного театра. Поблизости с собакой прогуливается актриса Оксана Фандера, вспоминая, как ребенком вместе с сестрой искала кавалера для расставшейся с отцом мамы и даже привела к ней темнокожего моряка в белых брюках. В этом городе с давних пор жили представители десятков национальностей. Кинорежиссер Валерий Тодоровский, чье детство тоже прошло в Одессе, вспоминает жвачки, заграничные водяные пистолеты, которых нигде тогда не было, но в Одессе они имелись. Город-то портовый. Нормой были греческие фамилии в классе, и непременно находился какой-нибудь школьник по фамилии Росси, ведущий родословную от итальянцев, строивших Одессу.

Едва ли не самый знаменитый одессит современности — Михаил Жванецкий, удостоенный при жизни памятника. На постаменте написано: «Ты одессит, Миша». На экране он присутствует недолго, зато немало сделал, чтобы картина об Одессе появилась на свет. Ее показали на ММКФ, Еврейском фестивале в Москве, Международном фестивале в Одессе. Как говорит Жванецкий, поддержкой Одессы он занимается всю жизнь. На это можно ответить словами другой героини фильма — оперной дивы Анны Шафажинской, давно живущей в Берлине: «Миша, не волнуйся. Все свои собрались уже». Пела Анна в Нью-Йорке и Париже, а на родине боялась. Чтобы успокоить дочь, ее папа сел в первом ряду и громко прошептал на весь зал: «Аня, мы здесь». Сама Шафажинская на одесской премьере фильма поразила всех сходством с итальянской кинодивой Джиной Лоллобриджидой.

Одесса подобна греческой Аркадии — утопическому идеальному месту счастливой и беззаботной жизни. Как сообщают начальные титры, в разных городах и странах сотни лет упорно строят Аркадии, но периодически их разрушают. В последние годы произошел перелом в жизни города, о котором невозможно было не сказать в фильме. Достаточно слов героини: «Мы поняли, что в нас стреляют», как безмятежность вмиг улетучилась. И появилась политика. Например, Ростислав Хаит из «Квартета И», ставший участником картины, только что отказался ехать на гастроли в Крым, чтобы не получилось как с другой одесситкой Нонной Гришаевой, попавшей в «черный список».

Многие люди когда-то счастливо жили в Одессе, но уехали. Ее уроженец и журналист Виктор Лошак очень верно сказал о родном городе: «Ты никогда туда не вернешься, но должен знать, что такое место есть».

И В ЗАВЕРШЕНИИ ОПЯТЬ СУСАННА АЛЬПЕРИНА
17 июля в 9:30
Вернулась из Одессы, собираюсь на работу в редакцию. По дороге из аэропорта в аэропорт думала о том, что, хотя для фильмов конкурсы и призы на фестивалях — главное, но эта наша поездка и спецпоказ на 9-м ОМКФ фильма «INTO_нация большой Одессы» — нечто большее. Мы с режиссером фильма Александр Бруньковский (Alexander Brunkovsky) росли и воспитывались в то время, когда перед тем, как показать свое творение — фильм, спектакль, концертную программу — ее привозили в Одессу на «проверку», и там говорили — это «повидло» или все-таки можно смотреть. Условия, что и говорить — были непростые. На Одесском фестивале, помимо нас, лишь несколько фильмов, сделанных в копродукции с Россией или российских. Киноток из одной страны в другую и обратно идет слабо. И жаль еще и в том смысле, что украинское кино и телепродукция — в частности, сериалы (а на ОМКФ есть программа сериалов) стремительно набирают обороты. Приличные цифры по прокату. Более того, в Украине увеличилось количество не только вышедших в прокат фильмов, но и кинотеатров.

Для нашего фильма это был первый выезд — три показа до этого были в Москве. И я, честно говоря, очень рада, что первые продюсерские уроки «на выезде» мне дала именно Одесса. Я написала об этом. В самолетах. Хоть один плюс непрямой дороги через Минск — больше времени)). Получилось много. Выложу попозже — по частям. А тут сейчас напишу те слова, которые будут в конце этого материала.

Есть притча про человека, который не признает своего ангела-хранителя, упрекает его, мол, тебя не существует — посмотри, какая у меня тяжелая жизнь. Ангел показывает — ну вот же, смотри две пары следов на твоей дороге жизни. Я все время был рядом. «Ты врешь! — кричит человек, — посмотри в самые трудные минуты моей жизни только одни следы, тебя не было со мной!!!» «Это потому, что я нес тебя на руках», — горько усмехается ангел.

…Они пронесли меня, нас, наш фильм, на руках. Надо всем. Над политической ситуацией, распрями и недопониманием, спорами, творческими разногласиями, над своими и нашими внутренними демонами. Они — город, фестиваль, друзья, все — не позволили себе опуститься. Я расплакалась перед отъездом, слезы текут и сейчас, но такие моменты и такие люди возвращают веру — даже просто в добро.

Все-таки что-то есть в этом городе…

10614

Комментировать: