Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Вечером от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$27.62 • €33.37
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
  • Обзор одесских соц.сетей:
Из раньшего времени
Одесса в памяти

Холерное лето в Одессе

Понедельник, 30 марта 2020, 14:20

Владимир Михейшин

Вы помните август 1970 года? Нет? Тогда я могу вам за это напомнить. Нет, конечно, не за всё. А, только за то, что я запомнил глазами девятилетнего одесского пацана, бегающего по лужам, жующего немытые овощи и фрукты, и до синевы тела барахтающегося в море, где-то в районе Отрады.

Так что, вы-таки вспомнили? Или мне намекать вам ещё и ещё?

Да, а кому легко сейчас вынимать память из застоявшегося склероза… Но, с этими событиями даже склероз становится активным. Это был знаменитый период одесской обсервации. И, что интересно, Одесса даже в этом инфекционном катаклизме находила себе полноценную радость, и не теряла чувства юмора.

У каждого своего воспоминания за этот период.

Кто-то говорит о повальном бегстве жителей из города… Но, если честно, то я этого не помню.

Да и куда было бежать от этих, неожиданно упавших вниз, цен на продукты в разгар лета?

От магазинов, без привычных курортных очередей, от кинотеатров, в которых всем хватало места, и от вольготно пустующих пляжей?

От приёмных комиссий институтов, в которых записывали всех, кто жил в Одессе, и имел желание стать не только умным, но ещё и дипломированным.

Я не помню и бегства в город.

И это делало Одессу чистой, и тихой…

Правда, везде немного пахло хлоркой, как в общественном туалете. Особенно на базарах. Но, это была такая мелочь…

Вообще, Одесса не готовилась к обсервации заранее.

Всё произошло как-то внезапно, сначала заполнив город слухами о холерных трупах, и залитых хлоркой квартирах, как единственном методе дезинфекции. И, только потом эпидемия была подтверждена на руководящем уровне, и объявлена инфекционная блокада города, со всеми вытекающими обстоятельствами.

Но, одесситов пугала не блокада, и даже не смертность… Они боялись, что приедет инфекционка, и зальёт их квартиру хлоркой «по самое не хочу».

— Зина… А, если, они таки не туда приедут и не там зальют? И это «не туда» буду я? И что тогда потом делать со всей этой мебелью и коврами? Выкинуть?

— Дора, я вас умоляю, не рвите себе нервные окончания раньше прихода холеры… Берегите клетки, вам надо вырастить внуков…

— А, что я должна себе рвать? Ладно, я успокоюсь, если они таки найдут у нас эту холерную палочку, и это будет не зря. А, если нет? Это же такие убытки…

— Так я вам и говорю за убытки. Я же не за холеру. Я за неё не переживаю. Пусть за неё переживает Степула вместе с Козырем…

Вообще, тогда было не столько самой холеры, сколько разговоров о ней. Такого пристального внимания к процессу восседания на унитазе Одесса не знала ещё никогда. И это обсуждалось при любых встречах.

— Фима, и как ваше здоровье?

— Слава богу – запор…

— И это вас уже не беспокоит?

— В данном случае это меня даже успокаивает…

Или:

— Нюра, вы моете фрукты с мылом?

— Нет, я усовершенствовала этот процесс. Я сначала ем мыло, и только потом фрукты…

— И как?

— Ну, что вам сказать. Они во мне теперь просто безопасно скользят…

Многие путали обсервацию с обсерваторией. И, им тут же объясняли разницу между созерцанием звёздного неба и ожиданием поноса.

Помню наставления мамы, которыми она меня сопровождала на улицу.

— Сынок, я знаю, что зараза к заразе не липнет, но не хватай в рот то, что нужно сначала помыть.

И, какое-то время меня это останавливало. Но, только на какое-то…

Вообще, холера для нас, детей, стала просто увеличением каникул.

— Вовка, ты слышал за холеру? — спрашивает мой друг, держа в грязных руках наскоро обтёртое яблоко.

— Ага…, — отвечаю я, доедая сорванный у подъезда виноград.

— И, что ты об этом думаешь?

— Что лето продолжается, и надо чапать на море, пока не открыли школу.

Море тогда было обвешано плакатами, в которых оно категорически запрещалось. Ходили даже патрули… Но, как огородить то, что не имеет границ?

И, кстати, море тогда, то же, было чище, чем обычно… Оно пользовалось не потому, что приспичило, а для того что бы в нём купаться.

А, к сентябрю холера прошла… Город успокоился. Мы снова пошли в школу. Родители на работу.

Хотя, ещё долго ходили слухи об ужасных последствиях эпидемии, об умерших от неё в страшных муках поноса, и о политых хлоркой квартирах.