Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Ночью от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$28.18 • €32.32
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Специально для глобуса

Будущее и настоящее Одессы (ФОТО)

Пятница, 9 ноября 2018, 19:46

Валентин Симоненко и Сергей Осташко

Шокирующую коллекцию коллажей-антиутопий нашего города опубликовал в сети блогер Гена Поволоцкий.

И словно дополнением к изображенному на этих снимках не-дай-бог будущего Одессы, прозвучали картинки увы-самого-настоящего Дерибасовской, нарисованные экс-мэром города Валентином Симоненко в статье «Личность — город Одесса», опубликованной в газете «Вечерняя Одесса». Отрывок из этой статьи мы публикуем.

Ежегодно в Одессу приезжают сотни тысяч туристов, они стремятся увидеть Потемкинскую лестницу, сделать селфи на фоне памятника Дюка, Оперного театра, посетить катакомбы, но прежде всего — идут, безусловно — на 100%, на Дерибасовскую. Но побывав на этой улице, увидев ее в таком виде, в котором она существует сегодня, — впечатление и восприятие от увиденного одно, а двухсотлетняя легенда совершенно другая. Все с точностью до наоборот — как две большие разницы.

Это состояние я лично пережил этим летом, когда вместе со своими бывшими коллегами по совместной работе в EUROSAI (Европейской организации высших органов финансового контроля) из Испании совершил прогулку по нашей Дерибасовской. Первоначально, из-за кратковременного пребывания в городе, прогулка не планировалась. Но, после ужина в достойном ресторане «Рыба в огне», расположенного в Красном переулке, моих рассказов о легенде нашего города — Дерибасовской, ее близости и просьбы коллег — мы пошли на прогулку.

Главная улица встретила нас насыщенным, полузабытым запахом бывшего общественного общепита, в котором превалировали запахи подгоревшего мяса шашлыков и шаурмы. Вся проезжая часть улицы, априори пешеходная зона, — была заставлена столами, столиками, стойками различных кафе и закусочных и, судя по рекламе на иностранных языках, ресторанов.

На тротуарах дымились шашлычные и лотки с крутящейся шаурмой.

В пространстве между ними, ожидая наездников, расположились несколько табунов лошадей…

Лавируя между ними, мы достигли горсада, территория которого была подарена городу в 1806 году Феликсом де Рибасом.

Здесь мне стало морально и психологически полегче. Величественные медные «Лев» и «Львица» — работы французского скульптора Кэна, изготовленные в XIX веке, музыкальная веранда с ее чугунными литыми решетками, памятник Леониду Утесову, сохранившиеся вековые деревья, завезенные из Франции и Италии, вновь пробудили интерес у моих спутников к прогулке. Но, как говорится, — «Остапа понесло…» и я повел их к распахнутым воротам знаменитого летнего театра. Театра, получившего известность с далекого 1826 года не только в нашем городе, Российской империи, но и во многих странах Европы. Здесь выступали знаменитости с мировым именем: актеры, писатели и поэты многих поколений. Войдя на территорию театра, мы все инстинктивно остановились. Полуразрушенные и полусгоревшие пристройки вдоль заборов, горы мусора на помосте, подразумевающем сцену, в полутьме копошились люди, налаживая музыкальные центры. А рядом, буквально в 5-6 метрах от этой территории, зазывалы приглашали публику в череду ресторанов, протянувшихся до Гаваной.

Постояв несколько тягостных минут, как у гроба покойника, и отойдя от легкого шока, я повел своих спутников дальше, надеясь сгладить впечатления от увиденного и показать своим коллегам море — в начале нашей главной улицы. Чтобы они убедились, что Одесса — морской город и стоит у самого синего в мире Черного моря.

По дороге мы пытались руководствоваться словами М.М. Жванецкого:

«По Дерибасовской надо гулять постепенно», — идти от памятника к памятнику, от одного исторически памятного места к другому. Но это сделать было невозможно, все фасады домов утонули в рекламе и вывесках брендовых магазинов. Магазинов, которые есть в любом провинциальном городе большинства стран мира.

Но возле дома Дерибасовская, 16 мы остановились: здесь располагался знаменитый Ришельевский лицей, образованный императором Александром I, согласно утвержденному им Уставу в 1817 году. Ришельевский лицей стал вторым по времени создания лицеем в Российской империи — после Царскосельского. Тут, у лицеистов, бывали А. С. Пушкин и Н. В. Гоголь, здесь преподавали Мицкевич и Менделеев, учились выдающийся русский философ-утопист Николай Федоров — учитель К. Э. Циолковского, польский писатель Томаш Еж, художник М. Врубель и многие-многие другие всемирно известные личности. Не остановиться было нельзя.

У входа в неосвещенный подъезд, ведущий на территорию лицея, под табличкой, что это памятник архитектуры XIX века, стоял зазывала в шотландской национальной одежде. На мой вопрос: а что находится во дворе лицея, ответ был однозначный: «Какой лицей — там пивной бар и больше ничего». Повторения шока после осмотра летнего театра не хотелось, и мы обратили внимание на противоположную сторону улицы, где буквально напротив нас стояло черное здание-монстр, диссонирующее с фоновой застройкой улицы, — торговый центр «Европа». Постояв несколько минут без каких-либо комментариев, пошли дальше…

Но в моей голове затикал, как таймер, вопрос: «Почему? Как на этом месте мог возникнуть этот строительный монстр?». Ведь в 1991 году здесь, на месте летнего кинотеатра «Комсомолец», планировалось строительство современного выставочного зала одесских художников и скульпторов. Он должен был быть просторным и светлым, с выходом на главную улицу города. Ранее существующее пространство кинотеатра перекрывалось самонесущими конструкциями и стеклом, не разрушая привычного облика этой зоны, включая существующую тогда аркаду. Эскизный проект этого строения был рассмотрен и утвержден на исполкоме — это я помнил. А теперь это инородное сооружение на этом месте. Именно из-за этой «Европы» Дерибасовскую улицу не захотели рассматривать для включения в кадастр ЮНЕСКО.

Шли дальше, но не «постепенно», а убыстряя шаг, ничто не говорило, что мы в Одессе, на главной улице. Прошли квартал между Екатерининской и Ришельевской, вернее, просочились через плотно утрамбованную стоянку автомобилей вперемешку с островами тех же столов, столиков и барных стоек, и наконец, мы в начале нашей улицы — Дерибасовская, 2. Это тыльная сторона дворца Я. Витта (Ланжероновская, 1), построенного архитектором Г. Торричелли в 1830 году. В этом здании с 1856 года располагалось Российское общество пароходства и торговли (РОПиТ) — крупнейшее пароходство в Российской империи и Европы, а затем легендарное ЧМП — Черноморское морское пароходство. Пароходство, благодаря которому Одессу знали во всех уголках нашей планеты. Но никаких табличек, мемориальных досок или указателей, говорящих об этих исторических событиях для города, не было.

В стороне, на фоне бетонного парапета, расписанного различными граффити, замыкающего Дерибасовскую, стоял невзрачный малогабаритный памятник. Это был памятник Иосифу де Рибасу — одному из сподвижников Н. В. Суворова, участнику штурма Хаджибея и Измаила. Отважному военачальнику, дважды раненому в этих боях, потерявшему правую руку, ставшему первым главным устроителем города и порта в 1794-1797 годах.

В честь и память о котором наша главная улица вот уже 194 года несет его имя. Начало нашей улицы-легенды ничем не напоминало капитанский мостик: моря не было видно (весь обзор зарос деревьями), а капитан был подобен карлику…

Фото: сети

10787

Комментировать: