Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Утром от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$28.18 • €32.32
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55

А случились ли открытия... и что нам открылось?

Вторник, 24 июля 2018, 22:24

Тина Арсеньева

Вечерняя Одесса, 24.07.2018

Девятый Одесский международный кинофестиваль завершился 21 июля в Одесском национальном академическом театре оперы и балета торжественной церемонией с вручением наград и показом фильма-закрытия «Освобожденные» Пьера Сальвадори.

Гран-при, он же Приз зрительских симпатий, был присужден, по результатам зрительского голосования, художественному фильму «Хрусталь» режиссера из Беларуси Дарьи Жук. Кинолента создана в 2018 году в копродукции (т.е. совместном производстве) Беларуси, Германии, России, США.

Признаться, меня удивили причуды зрительских симпатий. Объяснить зрительские предпочтения могу лишь одним обстоятельством: на экране публика увидела знакомые, узнаваемые бытовые реалии, привычные — уж если не из собственного бытового опыта, то из каждодневных публикаций в СМИ — житейские коллизии. Точно так же на ОМКФ-2013 зритель предпочел всем киношным изыскам историю постсоветского аутсайдера из кинофильма «Географ глобус пропил». Но в том фильме была какая-никакая драматургия, наводящая хотя бы на размышления о характере и судьбах поколений (см. «ВО» от 3.08.2013).

Что касается фильма «Хрусталь», то его авторы не предлагают нам даже малейшей попытки социального анализа, установления каких-либо причинных связей во временах и поколениях. Фильм дал чисто репортажную констатацию неких фактов, не заморачивая зрителя вопросами, отчего вообще такие факты становятся возможными. На протяжении просмотра меня не покидало ощущение дежавю. Уж сколько подобных киносюжетов, сработанных на таком же уровне, да и покрепче, пришлось пересмотреть с начала 90-х на телевизионном экране — полнометражных фильмов и целых сериалов. Судите сами. Юная девица хочет эмигрировать в США, для чего пускается в комбинацию фиктивного оформления документов, приезжая в незнакомый ей городишко, в котором — а дело происходит явно в 90-х — работы нет, а кто работает, тот получает плату продукцией: в данном случае — хрустальными изделиями. Девица претерпевает злоключения, становится жертвой изнасилования юным сыном хозяйки, у которой поселилась, и в конце концов, вынуждена а не солоно хлебавши уехать.

Ну, и?.. Это всё — только ради пафосной сентенции, которую она изречет младшему братишке насильника: никогда не смей, если тебе сказали «нет»? Благая мысль, конечно, для полуторачасовой медитации в темном кинозале. На очерк в еще советской «Комсомольской правде» под рубрикой «На темы морали» потянула бы...

А уж как аплодировал зритель колумбийскому фильму «Перелетные птицы»! Но, видимо, наш чистый хрусталь нам дороже их грязного наркотрафика. Да и нет у нас наркотрафика, как в свое время не было секса.

Вот эта особенность была сплошь и рядом присуща фильмам, отобранным для нынешнего международного конкурса, да и внеконкурсным тоже: не предпринимать попыток анализа, оставаясь «при факте». Причем при факте на том уровне, на котором излагают факты соседки, судачащие на скамейке: «А вот был случай...».

Что это означает? Засилье примитивного мышления в сфере кино? Но не о дешевых же мелодрамах речь, не о боевиках, не о кинопопсе, а как бы о попытках заявить на экране житейскую, социальную проблему. И сплошь да рядом выходит, что заявитель проблемы сам до ее уровня не дотягивает. Да и вторичность сюжетных коллизий дает себя знать. Но уж Бог с ними, с сюжетами, — они, как считают литературоведы, наперечет. Дело в глубине постижения рассматриваемой житейской ситуации, а глубина эта на сей раз, куда ни сунься, по щиколотку...

Разочаровал меня фильм Павла Павликовски (британский режиссер польского происхождения) «Холодная война» в рубрике «Фестиваль фестивалей». После жесткого, нелицеприятного, взрывного по проблематике фильма «Ида» (2013 год) — ощутимый шаг вниз, если говорить о художественном исследовании неоднозначных явлений в истории, когда в цепи субъективных провинностей и объективных политических раскладов сам чёрт ногу сломит; когда то, что мы зовем Историей, танковой гусеницей едет по чьей-то частной биографии, но, если копнуть «культурные слои» с персональными биографиями, то сам ужаснешься тому, до чего докопался.

В фильме же «Холодная война» многое, на мой взгляд, притянуто произвольно: могло состояться так, а могло эдак. Кто мешал разъезжающим по европейским заграницам героям фильма стать невозвращенцами, если и самого будущего режиссера родители вывезли на ПМЖ в Англию в 1971 году? А уж финальное самоубийство двух его героев-любовников... сразу лезет в голову финальное «усыпление» влюбленной пары в фильме А.Вайды «Хроника любовных случаев», данное, так сказать, в духе обратного предвидения, в виду надвигающейся трагедии Второй мировой и всего, что за Победой последовало...

Авторский произвол, не подкрепленный логикой событий и характеров — и, как следствие, неубедительность, переходящая в скуку. А уж о вторичности... В рамках международного конкурса был показан фильм украинского режиссера Романа Бондарчука «Вулкан» — о внезапно «без вести пропавшем» наблюдателе миссии ОБСЕ, который, бедолага, безнадежно затерялся в степях Украины где-то в районе Каховского моря, а одновременно рассеялись и его соратники, никак не дающие о себе знать, невзирая на ежевечерние объявления по телевидению. Зато зона, куда попал молодой волонтер — кстати, откуда у него наручные часы за 500 евро, которые тут же были у него украдены? — эта зона покруче АТО будет: «Майдан там, АТО там, а здесь Дикое поле», — поясняет парню приютивший его бывалый Вова, бывший директор совхоза.

Ничего не напоминает? А «Счастье мое» Сергея Лозницы («ВО» от 28.07.2011)? Так то была — притча, был карнавальный сказ, мифологическая модель, ставящая вопросы о нашем национальном характере и, как следствие, о судьбе. У Романа Бондарчука всё держится на констатации: хреново живем, ребята — и прибить ни за что могут, и в рабство угнать на собственной же территории, и вообще, гиблое тут место. У Лозницы — вопрос напрашивался: почему, все-таки, гиблое? В фильме «Вулкан» моделирующий импульс, бытийный каркас, вопрос трагической вины как-то не просматриваются...

Но, увы, и на Лозницу бывает проруха: о его фильме «Донбасс», представленном в рубрике «Фестиваль фестивалей», стоило бы поговорить отдельно. Сравнения не всегда корректны: уж что тебе Бог отмерил, то и твое, — но констатировать приходится: не Вайда и не Кустурица... и с жанром явный промах.

А уж два фильма международной конкурсной программы: «Жалость» Бабиса Макридиса и «Поророка» Константина Попеску (специальный диплом жюри), — так это вообще «ярбух фюр психоаналитик унд психопатологик» для бухгалтера Берлаги. Обе киноленты констатируют психопатологические эксцессы, не вдаваясь в их обусловленность. Да и была ли таковая? Очевидно, мы имеем дело просто-напросто с клиникой, с психопатами, чья извращенная природа до поры до времени не давала о себе знать, и нужно лишь было случиться некоему внешнему толчку, бытовому потрясению. Особенно обидно за второй из упомянутых фильмов. На Одесский кинофестиваль, увы, не попал новый, номинированный на «Оскара», фильм Мартина Макдонаха «Три билборда на границе Эббинга, штат Миссури»: тот же самый сюжетный ход, но как тонко, человечно, с каким знанием непредсказуемости людской природы показана здесь трагическая коллизия похищения и гибели ребенка! Фильм подводит зрителя к смирению, примирению, прощению и очищению. А что в финале «Поророки»? Раскроенный череп не уличенного, а только подозреваемого похитителя, с живописно вытекшими мозгами?..

Ну, вот вам прочие итоги ОМКФ-2018. Лучший фильм международной конкурсной программы, решением жюри, — вышеупомянутая «Жалость» Бабиса Макридиса, ему же приз за лучшую режиссуру. Фабула фильма: герой его, адвокат по уголовным делам, в конце концов жестоко убивает своих близких, дабы испытывать отчего-то необходимое его сердцу состояние непреходящей скорби, под «Лакримозу» Моцарта. Что такое с парнем, не ясно: бывает, знаете ли, художественное исследование, а бывает история болезни, хранящаяся в регистратуре специализированной клиники. Видимо, последний жанр оказался более во вкусе членов жюри...

Приз за лучшую роль — вот тут гадай, мужскую или женскую, — получил актер Виктор Полстер, сыгравший в фильме Лукаса Донта «Девушка». Играет он юного транссексуала, который занимается балетом, накрепко стягивая эластичными бинтами свои первичные признаки, так что даже в балетном трико неотличим для педагогов от девицы, разве что рост для балерины гренадерский, а уж в быту — девочка как девочка. Родители, смирившись, готовят чадо к операции по смене пола, каковая операция, можно догадаться, посложнее возрастных подтяжек кинозвезд. Но мальчику с душой девочки до того неймется, что в финале фильма он собственноручно производит над собой ампутацию. Трогательная история, а? И, главное, политкорректная. Ну, а за хорошо исполненное амплуа травести можно и приз дать.

Лучшим украинским полнометражным фильмом, приз «Золотой Дюк» плюс диплом ФИПРЕССИ, названа «Дельта» Александра Течинского. Лучшая режиссерская работа в Национальном конкурсе — «Герой моего времени» Тони Ноябревой. Лучшая актерская работа в этой же конкурсной программе — Анастасия Пустовит в фильме Марыси Никитюк «Когда падают деревья» (получившем уничижительные отклики журналистов и киноманов в Фейсбуке)...

Лучший украинский короткометражный фильм — «В радости и только в радости» Марины Рощиной. Лучший европейский документальный фильм — «Домашние игры» Алисы Коваленко.

На церемонии закрытия девятого ОМКФ его президент Виктория Тигипко вручила специальный приз «Золотой Дюк» за вклад в киноискусство почетной гостье — британской киноактрисе Жаклин Биссет.

...И, уже традиционно, оговариваю: в состоянии кинематографических умов всего мира и в уровне дарований кинематографистов всех народов Одесский международный кинофестиваль нисколько не повинен.

10634

Комментировать: