Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Вечером от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$28.18 • €32.32
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Я могу все сделать сама»

Понедельник, 20 августа 2018, 23:33

Виталина Оселедец Маяк, 17.08.2018

Светлане 29 лет, она недавно родила сына, любит море и путешествовать, работает на радио, прыгала с парашютом, участвовала в велозаезде по Карпатам и ныряла с аквалангом. Если не знать, что у Светланы инвалидность по зрению, то многие сказали бы, что ничего особенного в Светлане нет. Она обычный человек, да — с особенностями, но у каждого есть свои особенности.

После университета Мечникова, где я училась на факультете журналистики, устроилась работать на областное радио. Я вела там несколько передач, одна из них была о людях с инвалидностью. Она была в в положительном ключе, потому что большинство материалов в СМИ — это жалость: «вот бедненький, он так живет плохо, ему никто не помогает», а мне хотелось показать другую сторону. Я искала положительные моменты, старалась донести, что инвалидность это не приговор — не важно, видит человек или нет, слышит или нет, ходит или нет, — каждый может жить так, как он хочет. И знаете, наверное не правильно использовать слово «может», каждый человек живет так как он хочет! Мне кажется, что те люди, которые жалуются на свою жизнь, они это делают потому, что привыкли жаловаться, но жизнь их устраивает, потому что если бы не устраивала, они в ней что-то поменяли бы.

Другая передача была о национальных общинах в Одессе. Я общалась с людьми разных национальностей, живущих в нашем городе, а еще вела детскую передачу. Я меняла свой голос и рассказывала детям сказки от лица мудрой черепахи Стефании. Единственное письмо, которое мне пришло на радио, было адресовано именно Стефании: его написал взрослый мужчина, который благодарил за то, что черепаха прививает детям правильные принципы.

О технологиях

Изначально я завела свою страничку на Facebook для работы — через социальную сеть мне было удобно договариваться с интервьюерами, находить интересных людей.

Мы живем не в XIX веке и для того, что бы узнать что происходит на экране, я использую специальную программу, которая озвучивает все происходящее. Такие программы есть как для компьютеров, так и для мобильных телефонов, поэтому я могу спокойно получать сообщения и тут же на них отвечать.

Сначала я себе даже установила мессенджер на телефон, но потом удалила его и решила читать сообщения только с компьютера, потому что мессенджер — это зло, и когда целый день ходишь с телефоном в руках, реагируя на каждый «дзынь», чувствуешь себя очень зависимой.

Мне кажется, что мы живем в эпоху самоутверждений в интернете — когда нам важно рассказать о себе и на своей странице. Я решила объяснить, что чувствует незрячий человек в той или иной ситуации. Я хотела сократить этот барьер, из-за которого люди думают, что ты ничего не можешь и ни на что не способен, ограничен и тому подобное.

Первый вопрос, который мне обычно задают — «Почему ты не видишь?», я конечно уже привыкла к нему, но неужели я больше ничем не интересна? Я решила, что буду писать о своей жизни, чтобы видящие люди читали и понимали, что в ней не все так плохо, а наоборот, очень даже хорошо.

О семье

С будущим мужем мы учились в одной школе, у него есть определенные трудности со зрением — по мнению незрячих, он видит хорошо, а для зрячих плохо. Он учился в той же школе, что и я, но на пару классов младше, и нас познакомили, когда я уже заканчивала университет. И вот мы вместе уже пять лет, из которых последние три женаты.

После свадьбы нас много раз спрашивали о том, когда же будет малыш, но когда я забеременела, родители начали переживать, как же мы справимся. Они, конечно очень помогают, даже когда совсем не просишь. Когда Андрейке было два месяца, я купила слинг и хотела сама пойти с ним в поликлинику — она находится рядом, ничего сложного — выучила дорогу, чтобы максимально обезопасить поход. Но нет, бабушка рано утром примчалась и сказала, что она пойдет со мной, потому что слинг вредит ребенку, и его нужно положить в коляску. Но, думаю, это был завуалированный повод не отпускать меня одну с ребенком.

О слинге

У меня вообще шило в одном месте — не могу долго сидеть в четырех стенах, и к концу первого месяца после появления Андрейки я начала выть на луну, хотя, в данном случае, скорее на лампочку (смеется).

С коляской гулять не очень удобно, она габаритная и обычно ей управляет муж. Я знаю, что некоторые мамы умудряются совместить трость и коляску, но для меня это какой-то непостижимый космос. У меня есть эрго-рюкзак, и я думала, что когда малыш сможет сидеть, тогда я начну с ним гулять. Но не выдержала и решила купить слинг.

Вызвала консультанта по слингам, чтобы меня не только научили правильно и безопасно его завязывать, но и рассказали обо всех нюансах, связанных с ношением малыша таким способом. Я хотела узнать это именно у специалиста, а не просто из отзывов других мам. Со слингом удобнее и быстрее, особенно когда нужно сбегать в магазин, или когда мы гуляем без папы. А для безопасности нужно просто соблюдать элементарные правила: надевать удобную обувь, не бегать, подстраховывать малыша, придерживая его голову, — если все-таки что-то ударит, то руку, а не голову малыша.

На прогулках я обычно иду на площадку, сажусь и вынимаю Андрюшу из слинга, потому что ему не нравится, когда я сижу. Когда слинг у меня только появился и я в первый раз с ним вышла, засунуть малыша обратно не очень получалось, и ко мне подошла девушка и помогла.

Об окружающих

У нас в Одессе очень отзывчивые и добрые люди, готовые всегда прийти на помощь, только они не всегда знают, как это правильно сделать. Не всегда эта помощь нужна — любому человеку хочется быть самостоятельным, независимо от того, видит он или нет, слышит или нет. Но как бы мы ни хотели думать, что можем ни от кого не зависеть, та или иная зависимость есть всегда — от родителей, от друзей, от места, в котором мы живем. И чем больше человек зависим от окружающих, тем больше у него желание чувствовать себя независимым от других и создавать для себя такую возможность. Когда незрячий человек понимает, что он может сам пройти по улице, он хорошо знает маршрут, — то, конечно, ему хочется пройти его самостоятельно. Идеально — когда просто подходят и спрашивают, нужна ли мне помощь, и если она не нужна, то просто уходят.

Но бывает, что помощь действительно нужна.

Многие думают, что помощь незрячему человеку заключается в том, чтобы его проводить куда-то. На самом деле иногда нужно просто подсказать номер дома для того, чтобы было легче ориентироваться. Или, например, сказать, что появилось на месте пекарни, потому что раньше здесь пахло булочками, а теперь не пахнет.

Любой человек, оказавшийся в малознакомом районе или чужом городе, может попросить подсказать дорогу. Но только в случае с незрячим человеком не стоит говорить ему «повернете за желтой будкой», — лучше использовать в качестве ориентиров бордюры или лежачих полицейских. Например: «поверните направо после третьего бордюра».

В общественном транспорте тоже очень отзывчивые люди, когда я захожу, всегда кто-то скажет: «Уступите место слепой девушке». Мне, правда, больше нравится, когда об этом не орут на всю маршрутку, а просто уступают или берут мою руку и кладут на поручень. А когда я была беременной, говорили «Уступите место беременной девушке». Я тогда была очень удивлена: неужели за моим животом не видно трость, или видно, но то, что я не вижу, менее важно, чем то, что я беременна?

О терминологии

Можно сравнить обращение «инвалид» с такими, как «толстуха», «очкарик» или «дылда». Вряд ли вы обращаетесь к людям такими словам. Кто-то считает, что нужно говорить «с ограниченными возможностями», другие «с особенными потребностями». Лично я считаю, что все должно быть просто — «человек с инвалидностью»: вроде бы не так обидно, как «инвалид», и в тоже время всем понятно, в чем особенность этого человека. Хотя мы все особенные, всем приятно думать, что мы не такие, как все. А если покопаться, то и ограниченные возможности тоже можно найти у каждого — у кого-то в деньгах, у кого-то в здоровье; в общем, у каждого свои ограничения.

Об удобстве и помехах

Хорошо, когда есть звуковое сопровождение у светофоров, но и без него можно перейти дорогу. Очень удобно, когда есть тактильная плитка, но и без нее можно сориентироваться, особенно если ты хорошо знаешь маршрут. Плитка, конечно, очень помогает на больших пространствах, например на площадях, — я, хоть и опытный ходок, но без нее справиться не могу. Но мне хочется обратить внимание на то, что мешает всем, вне зависимости от наличия инвалидности.

Например, скажу о совершенно хаотично припаркованных машинах: по идее, они должны быть припаркованы вдоль дороги, значит, нужно идти с противоположной стороны тротуара. Спокойно идешь — и тут вдруг перед тобой какая-то машина появилась. В такие моменты не понимаешь, откуда она появилась, если теоретически все машины должны быть, например, справа, а она почему-то слева. Или машины, припаркованные прямо на пешеходном переходе. Я знаю, что по переходу мне нужно просто прямо и дальше на тротуар, а такая машина дезориентирует и можно немного «заблудиться».

Еще, конечно, сбивают с толку рекламные щиты на тротуарах, а не на клумбах, или постоянные реконструкции и строительные леса, как, например, по левой стороне Успенской, от Пушкинской до Канатной, — там просто нереально пройти. И, конечно, летние кафе, которые ставят столики прямо на тротуаре: мне просто неудобно перед людьми, на чьи столики я натыкаюсь, хотя они сами виноваты — это же тротуар. Согласитесь, что все эти вещи зрячим людям тоже мешают.

Об обычных радостях

Наверное, самым ярким своим впечатлением я бы назвала прыжок с парашютом. Я прыгала не сама, а в тандеме с инструктором, потому что на тот момент весила меньше 50 кг. Можно было и самой, но тогда мне пришлось бы прыгать с высоты 1000 метров и из-под купола (это когда парашют раскрывается в момент прыжка), а с инструктором — все-таки 20 секунд свободного падения.

Еще с велопробегом связано очень много ярких впечатлений. Мы с мужем регулярно участвуем в организованном львовянами благотворительном велопробеге «Бачу! Можу! Допоможу!», который проходит летом уже 4-й год подряд, мы ездим на тандем-велосипеде. В прошлом году мы ездили из Ужгорода до Ивано-Франковска и поднимались на гору Гемба, ездили на водопад и к озеру Синевир.

Для меня это реальность, и мне не кажется это необычным времяпровождением для незрячего человека. Хотя, конечно, и зрячие не все могут сказать, что прыгали с парашютом, поднимались на вершину горы или ныряли с аквалангом. Я вообще очень люблю путешествовать. Заработки у нас, к сожалению, не те, чтобы исколесить полмира, но по Украине мы хорошо поездили, в частности, благодаря этим велопробегам.

Когда я стала путешествовать по стране, она стала для меня не просто словом из семи букв — это что-то осязаемое, то, что можно потрогать, особая земля, особые места, достопримечательности и, конечно, люди. Но больше всего я люблю Одессу и море! Я не принадлежу к числу одесситов, которые кичатся тем, что живут возле моря и не ходят к нему. Я люблю наше море и с удовольствием хожу на прогулки вдоль берега. Мне нравится, как пахнет возле моря: там не так, как в городе, — «вкуснее», что ли.

10678

Комментировать: