Погода в Одессе
Сейчас от +6° до +8 °
Вечером от +4° до +6°
Море +10°. Влажн. 76-78%
Курсы валют
$26.49 • €31.25
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Взлет и падение украинского среднего класса

Вторник, 31 октября 2017, 12:37

Фраза, 31.10.2017

Возможно, вы ожидаете увидеть здесь типичную похвалу либеральному среднему классу, который, якобы, должен привести Украину к победе и процветанию. Обычно такие тексты пишут либо представители этой группы («Сам себя не похвалишь — ходишь весь день, как оплеванный»), либо стремящиеся в нее попасть. Но вместо этого вас ожидает краткое, но увлекательное путешествие в дебри марксизма, теоретики которого утверждают, что никакого среднего класса нет в природе. По их мнению, есть только высший класс и все остальные. Конечно, такая позиция достаточно однобока, а когда мы говорим о среднем классе в государствах Первого мира, где эта социальная прослойка составляет 60-70% населения, так и прямо ошибочна. Но в странах третьего мира, вроде нашей, пропасть между т. н. средним классом и большей частью населения столь велика, что ничего среднего в нем нет.

Чтобы избежать неточностей и непонимания, я хочу развеять характерное для нашей страны заблуждение. Средний класс — это не те люди, которые имеют среднюю зарплату (7100 гривен), а тот, кто по уровню своего достатка находится между Ахметовым и нищей пенсионеркой. Так, банк Credit Suise, в своем отчете Global Wealth Report, определяет уровень доходов, необходимых для того, чтобы гражданин Украины мог позволить себе стиль жизни западного среднего класса, в 11 258 долларов в год. Вполне очевидно, что в украинце, зарабатывающем свыше 11 тыс. долларов в год, в материальном плане ничего среднего нет.

Левый взгляд

Потому, опираясь на теоретические концепции марксизма, я подвергну критике роль «среднего» класса в нашем обществе и покажу, что именно он и является основной опорой нашей олигархии.

К сожалению, глубоко бутафорский «коммунистический» характер Советского проекта привел к тому, что как современный, так и классический марксизм полностью прошел мимо «ведущих» украинских умов. Многие знают расхожие банальности, но мало кто может приложить их к политической жизни. В результате наше общество оказалось не готовым к интеллектуальным вызовам современного мира. И потому всю историю независимости мы ведем себя подобно дикарям, меняющим золотой песок на стеклянные бусы и огненную воду.

В этой статье мы начнем с азов. А именно — с понятия идеологии. Часто говорят, что в нашей стране нет идеологии, но это глубоко ошибочное утверждение. Просто большинство граждан нашей страны не знают, что такое идеология, и потому не могут ощутить ее присутствие. В конечном итоге наиболее успешное учение — это учение, о котором никто не знает, но все придерживаются. Естественность и неосознанность являются лучшей защитой от критики — нельзя критиковать концепции, суть и роль которых в своей жизни не осознаешь. Именно всеобъемлемость «украинской идеологии» приводит к тому, что все эти именные партии и блоки просто говорят одни и те же вещи разными словами, создавая ощущение тотальной бессмысленности отечественной политики.

В своей работе «Немецкая идеология» Маркс высказал мнение, что идеология — это искажение реального положения вещей, которое навязывается правящим классом низшим слоям общества с целью оправдания существующей ситуации. Идеология, в этом смысле слова, у нас есть и навязывается всем гражданам Украины едва ли не с детского сада. Ну вы ведь знаете, что мы идем в ЕС — там все будет хорошо, государство — неэффективно, потому национализировать частную (читай олигархическую) собственность нельзя, расстреливать за хищения в особо крупных масштабах нельзя, ведь это будет не демократично, а только демократия ведет к процветанию... Каждый из нас может продолжить этот список, мы все знаем его основные пункты, но не все понимаем их суть.

А суть их в том, что они блокируют любые возможности радикальных политических изменений. Этот (псевдо)либеральный идеологический комплекс утверждает, что если быть демократичными и законопослушными, все будет хорошо, а если начать ставить перед собой большие политические цели, то это приведет к формированию диктатуры и нищете. Тот факт, что население нашей страны сокращается, а воплощение всех этих чудо-рецептов ведет ко все большему обнищанию, оправдывается тем, что в этом виновато само население. Которое «патерналистское», «совковое» и вообще не разумеет европейскости и демократии.

Думаю, здесь всем должно стать очевидно, почему в нашей стране ничего не меняется, а публичная политика сводится к воровству и обещаниям хорошей жизни разной степени фантастичности. Любая конкурирующая идеология — неважно, левая или правая — неизбежно бы разрушила хрупкую бредовость доминирующего ныне нарратива, что могло бы прервать процесс разграбления страны.

Ключевой вопрос, возникающий перед нами: как мы могли так долго верить столь наглой лжи? В конечном итоге очевидно, что большинство украинцев ничего в этой жизни не крали и не давали крупных взяток, а вот меньшинство крало. И крало по-крупному, и взятки брало. Так почему мы верим, что Украина так изуродована в силу пороков народных масс, а не отдельных власть предержащих? Не по той ли причине, что массы многочисленны и призвать их к ответу, на практике, невозможно, а олигархов и подолигархачат горстка, что позволит без труда назвать виновных и конкретизировать обвинения?

Вот тут на сцену и выступает столь обласканный народной любовью «средний класс», а вместе с ним и известный итальянский философ и коммунист Антонио Грамши. Этот человек прославил себя в веках своими исследованиями о роли идеологий в обществе. Ключевым понятием в его работах была такая вещь, как гегемония. По его мнению, есть два способа обеспечения контроля над обществом. Первый опирается на брутальное силовое доминирование: ты выходишь на Майдан — ты умираешь. Второй способ состоит в том, чтобы насильственная власть сочеталась с убеждением. И тут он вводит понятие гегемонии, а если конкретнее — класса-гегемона. Класс-гегемон силен не тем, что может всех убить, а тем, что приносит конкретную и практическую социальную пользу, что позволяет ему заниматься культурным империализмом и навязывать свои нормы и точку зрения всему обществу, выдавая свои интересы за общественные. В феодальном обществе роль гегемона выполняли феодалы, организовывающие жизнь социума и привносящие некое подобие порядка, в буржуазном на такую роль «обречена» буржуазия, создающая прибавочный продукт... В любом случае до тех пор, пока в одних руках сосредоточена культурная гегемония и возможность силового подавления, общество обречено оставаться более-менее стабильным. Пропаганда удерживает «пролов» от всеобщего восстания, а локальные бунты просто топятся в крови.

Роль культурного гегемона, как мы все видим, в нашей стране исполняет т. н. средний класс. Согласитесь, если бы какой-то чиновник или олигарх попытался нам рассказать, что мы сами виновны в своей бедности, мы бы просто разорвали его в клочья. Пока до такого уровня бесстыдства докатился лишь министр социальной политики Андрей Рева. Но когда те же вещи говорит какой-то буржуйчик средней руки, он неизбежно получает море лайков и восхищенных комментов на Фейсбуке. Таким образом, «средний класс» оказывается важнейшим элементом нынешней системы. Без их постоянной и методичной работы, создающей иллюзию грядущих изменений и взваливающих вину за жалкое существование Украины на рядовых граждан, в стране давно состоялась бы революция.

В результате мы живем в мире вывернутого наизнанку марксизма. Маркс верил, что общественный интерес, в наиболее чистом виде, выражают пролетарии, у которых ничего нет. Современная Украина верит, что общественный интерес лучше всего выражают люди, у которых все уже есть, но злобные олигархи и совковое быдло мешают «сиротинушкам» купить пентхаус на Печерске и домик в Конче-Заспе.

События 2013-14 годов причинили непоправимый вред украинской экономике и нарушили хрупкий общественный консенсус, на котором существовало украинское государство. В конечном итоге с начала нулевых наша страна находилась на подъеме, мы все знали, что наша жизнь не сахар, но она улучшается. Именно такая ситуация позволяла «среднему классу» выполнять роль гегемона, поскольку очень многие ощущали теоретическую возможность попасть в его ряды. Но для большинства эта возможность оставалась именно теоретической. Однако было подозрение, что если провести правильные реформы, положение страны улучшится и наверху возникнут новые места. В такой ситуации эта социальная прослойка получала влияние, явно не соответствующее ее организационным и финансовым возможностям.

Для контраста нужно взглянуть на наших российских и белорусских соседей, где благодаря торговле нефтью возможность стала реальностью. В этих странах олигархия быстро и решительно отодвинула средний класс с политической сцены, поскольку она больше не нуждалась в идеологической трескотне для сокрытия своей власти. Они обладали достаточно большим количеством денег для покупки лояльности населения без посредников.

И что важнее: контроль над нефтью дал возможность центральной власти покупать не только лояльность населения, но и контролировать олигархов. Контроль над нефтью — контроль над всем. Это привело к формированию устойчивых диктатур, которые могли проводить более-менее последовательную политику. Таким образом, как ни парадоксально это звучит, именно нищета является залогом нашей «свободы».

В Украине ситуация сложилась по-другому. Поскольку центр не мог купить лояльность олигархических кланов, в стране сформировалась ситуация политического плюрализма. Любая влиятельная финансово-политическая группа была вынуждена начинать поход на Киев с целью если не захватить власть, то помешать это сделать другим. В результате силы олигархии тратились на междоусобную борьбу. И каждый участник этой «крысиной гонки» стремился завоевать симпатии «среднего класса» — выразителя «воли народа» и агитатора.

И, казалось бы, до недавнего времени ничто не предвещало радикальных изменений. До тех пор, пока при Януковиче «змея» не укусила сама себя за хвост. Бедняга решил, что может просто игнорировать мнение различных борзописцев, поверив, что сила «Беркута» мощнее силы Фейсбука. Большая ошибка. В результате он лишился власти, а наше государство, с минимальной помощью России, стало на путь самоуничтожения.
Фактически правление Януковича было неудачной попыткой централизации, которая встала поперек горла как олигархическим кланам, так и среднему классу, опасающемуся лишиться своего места «глашатая народного». Что и обусловило его падение. Если бы наша страна существовала в вакууме, то Майдан 2013-14 гг. всего лишь в очередной раз продемонстрировал всем нам, что от перестановки слагаемых сумма не меняется.
Однако у Кремля были другие планы на Украину. И если аннексия Крыма мало что изменила в украинских политических раскладах, то дестабилизация Донбасса, сосредоточившего в себе около 20% нашей экономики, не могла пройти бесследно.

Опять-таки, советская инфраструктура, на бессовестном и безответственном эксплуатировании которой стояла наша страна все эти годы, окончательно прогнила. Все это радикально изменяло схемы функционирования нашего общества — одно дело говорить о нуждах «народа», а совсем другое, когда наши верхи теряют свои кормушки. И тут вопрос стал ребром: либо олигархия начинает меньше воровать, переключаясь на реставрацию инфраструктуры и восстановление целостности государства, действительно меняя правила игры, либо народ начинает меньше кушать.

На четвертый год войны министр Рева сообщил нам их выбор.

Наш правящий класс решил пойти легким путем и провести «второй распад СССР». То есть практически полностью демонтировать государственную инфраструктуру: медицину, образование, бюрократический аппарат и т. д., а власть на местах отдать удельным князькам. Все равно Киев не имеет денег, чтобы дотировать регионы, крутитесь, как знаете. Единственное, что государство в этих условиях оставляет за собой (и даже усиливает) -- это силовая функция. В конечном итоге кто-то ведь должен давить чернь, если та осмелится поднять бунт и требовать странного? Еды, например...

Очевидно, что в такой государственной конфигурации «средний класс» и его «либеральная» идеология выглядят более чем неуместно. Потому нас понемногу готовят даже не к правому (правые тоже разные бывают), а к узконационалистическому повороту.

Если раньше нам на уши вешали внешнеполитические лозунги, то теперь, когда срок их годности явно протух, настало время новых макарон. Сейчас все недостатки нашей жизни будут объяснять отсутствием патриотизма. Мова — вместо программы, вышиванка — вместо мозгов. Такой идеологический дискурс намного проще в обслуживании и не требует такого количества болтунов. На худой конец всех, кто неправильно любит Родину, можно просто убивать.

В ситуации, которую я обрисовал, мне приходит в голову чудесная цитата из работы Маркса «Восемнадцатого брюмера Луи Бонапарта»: «Она [буржуазия] бунтовала против своих собственных политиков и писателей из пристрастия к своему денежному мешку — ее политики и писатели устранены, но ее денежный мешок подвергается грабежу, после того как ей заткнули рот и сломали ее перо».

На деле олигархия, как власть богатых, имеет место и смысл лишь в обществе, которое хоть в какой-то степени придерживается законов. Суть коррупции состоит именно в том, что есть норма, которую можно «подвинуть» за деньги. И вслед за исчезновением закона исчезает сила денег, а значит, и сила нынешних олигархических кланов. Точнее, каждый из них должен будет создать свою маленькую частную армию. Благо, опыт 2014 года показал, что в отечественных условиях это более чем реально.

Таким образом, если Украина «среднего класса» смогла стабильно просуществовать свыше полутора десятилетий, то новая «националистическая» Украина, поднявшая на щит свою неприглядность и окончательно заменив «силу права на право силы», вряд ли переживет свою первую пятилетку.

И тут мы покидаем пространство «железобетонных» и очевидных фактов и переходим в царство гипотез и догадок. Поскольку очевидно, что в случае принятия «националистической» идеологии как доминирующего нарратива наша страна перейдет в новое агрегатное состояние. И дальнейшие тенденции теряются в зыбких тенях будущего и во многом определяются «ролью личности в истории». Давайте же попытаемся вглядеться в будущее.

Украина преторианская

Если ранее мы опирались на теоретиков левого крыла, то для понимания того, что ожидает нашу страну в ближайшие годы, нам следует обратиться к представителям противоположного политического лагеря. А именно — к работам архитекторов американской победы в холодной войне. В те не столь далекие времена фронты американо-советского противостояния проходили по государствам третьего мира. Это были страны, в которых привлекательные стороны капитализма были не очевидны, поскольку развивающиеся общества, как правило, поляризованы между небольшим количеством сверхбогатых и огромными массами нищих. Что превращало коммунизм в крайне привлекательную альтернативу.

Такая ситуация вынудила американцев обратиться за помощью к своим интеллектуалам. Кто-то должен был разработать теорию, которая могла бы выступить альтернативой коммунистическому вероучению, и создать рабочие алгоритмы для противостояния красной чуме. Одним из них стал американский политолог Сэмюэль Хантингтон, представивший в 1968 году на суд публики основную работу своей жизни «Политический порядок в меняющихся обществах».

Он сформировал теорию модернизации в виде универсальной модели, показывающей эволюцию традиционных обществ в современные развитые государства через прохождение ряда последовательных стадий. Сейчас, спустя почти 50 лет, мы можем с уверенностью сказать, что эта теория ошибочна в той же мере, что и умопостроения Маркса. Но Хантингтон, как и Маркс, допустив ошибку в целом, продемонстрировал огромную проницательность в частностях, что и сделало его работу классикой политологической мысли. К сожалению, среди непрофессионалов он больше прославился своей поздней книгой «Столкновение цивилизаций», которая, при всех ее неоспоримых достоинствах, имеет достаточно отдаленное отношение к науке, хотя и создает крайне удачную метафору для описания современного положения вещей в мире.

Говоря о переходе между традиционным обществом и современным, Хантингтон выделял некое промежуточное состояние, характерное для социума в состоянии подобного транзита. Он называл его преторианским, поскольку для него характерно прямое и непосредственное вмешательство военных в политику.

В этом состоянии современное общество уже есть, но институционального оформления политического процесса еще нет. Вследствие этого политика находится одновременно везде и нигде. В ней все задействованы, но никто ни на что толком не влияет, все всех постоянно предают, а мутные воды коррупции омывают удовлетворяющие интересы элиты договорняки. Очевидно, что так жить нельзя, и такая система крайне нестабильна.

Это создает огромные возможности для людей в форме и с оружием. Именно поэтому в своем opus magnum Хантингтон особую роль уделял армии — выразителю воли среднего класса и наиболее действенному его оружию в деле борьбы с олигархией.

В процессе социально-политического развития, в нашем случае деградации, наступает момент, когда становится очевидно, что интересы правящей олигархии и всей остальной страны несколько разнятся. После чего начинается хаотичное веселье со стрельбой, акциями протеста, терактами, репрессиями и тому подобными вещами, что превращает силовиков в единственную опору власти. В результате олигархи прикладывают все усилия, чтобы развить армию. Тем самым делая ее наиболее эффективным государственным институтом в стране, а в особо запущенных случаях -- единственным реально функционирующим институтом. Поэтому, когда под напором бунтовщиков все начинает разваливаться, армия последняя остается в строю. Но далеко не все военные видят целью своей жизни и службы защиту жирных тушек власть предержащих. Поскольку присягу они приносили стране и народу. И если генералы, в своей основе, вполне интегрированы в олигархические властные структуры, то про офицеров среднего звена этого сказать нельзя. Они просто служивые, тянущие лямку. Так что под занавес выходит группа решительных полковников и очищает политическую сцену пулеметами.

Это затянутое лирическое вступление было написано с целью показать, что когда благодаря усилиям наших бравых неолиберальных реформаторов Украина будет окончательно опрокинута в страны третьего мира, перед нами открываются безбрежные перспективы дальнейшей дестабилизации. После того, как государственная структура будет демонтирована, а нынешний режим потеряет свою легитимность на фоне стремительного обнищания населения и неумения победить в бесконечной войне на Востоке, военные останутся единственной силой, способной взять ситуацию под контроль. И, теоретически, армия может стать выразителем воли среднего класса, и пришедшая к власти хунта, на сей раз реальная, а не выдуманная кремлевскими пропагандистами, произведет действительно необходимые реформы, которые помогут нашей стране преодолеть нынешний кризис.

Однако «гладко было на бумаге, да забыли про овраги, а по ним ходить». Все вышесказанное реально и действительно. Если Украина просуществует достаточно долго, в ней неизбежно произойдет военный переворот. Просто в силу того, что военные, являясь по факту частью государственной машины, имеют навыки организационной работы и четкую иерархию, что позволяет им быстро сформировать новое правительство и взять ситуацию в свои руки. А единственной возможностью остановить их является активное гражданское общество, способное саботировать переворот акциями массового неповиновения. Но это требует высокого уровня популярности правящего режима в народе. Таким образом, например, Эрдоган удержался у власти. Турки выходили на улицы, останавливали танки, разоружали солдат...

Очевидно, что не один украинский режим за годы независимости особой популярностью не пользовался. Однако правда состоит в том, что Хантигтон был не только хладнокровным профессионалом, но еще и работником идеологического фронта. Поэтому все им сказанное следует делить на пять, поскольку одной из его задач было обоснование, почему организовывать военные заговоры против легитимных просоветских режимов хорошо. Да, армия приносит на штыках идеи среднего класса, но, как правило, все ограничивается весьма умеренными реформами и приходом к власти нового поколения олигархов. После чего все начинается по новой.

Опять-таки, тот же Хантингтон прямо говорит, что речь идет не о перевороте в единственном числе, а о переворотах. Не только потому, что изначальная олигархия может оказаться достаточно крепка и успешно подавить первые несколько мятежей, но и поскольку сам процесс перехода власти к военным, как правило, состоит из двух связанных между coup de etat.

Вначале, вследствие тотального беспорядка в государстве, часть олигархии блокируется с военными и захватывает власть. В результате этот олигархический клан на краткий момент обретает всю полноту власти и прилагает все усилия, чтобы под прикрытием новых лозунгов делать дела по-старому. Затем следует второй переворот, вследствие которого военные избавляются от своих надоедливых гражданских попутчиков.

Спроецировав все вышесказанное на Украину, легко представить, как какая-то часть нашей «оппозиции» в союзе с армией сваливает Порошенко (первый переворот) и создает правительство Национального Спасения, или любого другого набора пафосных и бессмысленных слов. Однако вскоре стремительно теряет изначально высокий уровень доверия со стороны граждан, и вследствие этого следует второй переворот, который уже действительно приводит к каким-то изменениям.

Другое дело, что хрупкий государственный организм нашей страны может не выдержать всех связанных с этими событиями судорог и благополучно отправиться к праотцам.

И тут нам следует обратиться к работам такого человека, как Эдвард Николае Лютвакш, и понять настоящее значение процесса «децентрализации», который сейчас происходит в нашей стране.

В отличие от уже почившего Хантингтона, писавшего масштабные теоретические труды и больше работающего на Минобороны, Лютвак занимается вопросами военной стратегии, и в годы холодной войны его основным работодателем было ЦРУ. Потому-то его работы имеют большую практическую направленность.

В своей книге «Государственный переворот, практическое пособие» он подробно рассматривает процесс организации и проведения военного переворота. Основная его мысль состоит в том, что насильственная смена власти путем привлечения военных возможна в государстве, которое совмещает в себе хорошо развитую бюрократическую машину со слабостью политических и гражданских организаций на местах. Потому для захвата контроля над страной достаточно просто захватить места нахождения центральной власти и начать рассылать приказы, которым люди на местах будут подчиняться вне зависимости от того, кто их отдает.

Однако вследствие того, что наше дорогое правительство начало передавать полномочия общинам на местах, вероятность успешного переворота значительно снижается. Изначально я даже думал, что это является запланированной превентивной акцией, но искренне сомневаюсь, что на нашем властном олимпе кто-то загадывает настолько далеко. Скорее всего, просто не хватает денег, чтобы держать провинции на крепком финансовом поводке. Поэтому им дали полную свободу пухнуть от голода под забором.

Что является достаточно логичным шагом. Но учитывая уровень бардака на территории Украины, в случае дестабилизации в столице каждая область и даже любой крупный город могут процитировать бессмертные слова Сковороды: «Всякому городу нрав и права. Всяка имеет свой ум голова...». И перестать притворяться, что их интересует мнение Киева.

В результате попытавшиеся взять власть военные могут обнаружить, что они захватили кабинеты, из которых уже давным-давно никто ничем не управляет. А их власть простирается исключительно на Киев, да и то, возможно, не весь. Благо, в Украине вполне достаточно олигархических кланов с четкой территориальной привязкой и частными армиями.

Если бы наша страна существовала в геополитическом вакууме, то даже в такой ситуации не было бы ничего страшного. Просто в результате последовала бы короткая, но кровавая гражданская война, после которой Украина была бы собрана обратно «железом и кровью», примерно, как это сделали большевики с Российской империей. Но в нашей нынешней ситуации все может закончиться в стиле «пришел лесник и всех разогнал», поскольку РФ только на руку распад Украины по сирийскому сценарию и утверждение в Киеве режима с нулевой внутренней и международной легитимностью. Если они в таких условиях оккупируют нас, Запад против них не то что санкции не введет, он им еще неофициально спасибо скажет.

За то, что взвалили на свой хребет нестабильную территорию с кучей атомных электростанций и гарантировали стабильные поставки энергоносителей в Европу.

В такой ситуации единственный способ избежать краха нашего государства — это заставить олигархов начать платить налоги. И тратить свои сверхприбыли не на «золотые батоны», а на содержание государственной инфраструктуры. Стране действительно необходимы реформы, но реформы, нацеленные не на некий абстрактный «европейский» выбор, а на победу в нынешней войне и сохранение территориальной целостности.

Но для этого мы должны отказаться от бесконечной идеологической трескотни. Нам следует честно признать, что мы никогда не сможем радикально поднять уровень жизни большей части населения. В лучшем случае Украина сможет гарантировать своим гражданам достойную бедность и доступ к таким социальным благам, как образование, медицина и прочие подобные вещи. Лишь начав ставить перед собой конкретные задачи, мы сможем призывать к ответу конкретных людей за конкретные дела.

Конечно, мне могут возразить, что здесь я предлагаю реставрацию советской социальной и материальной инфраструктуры и вообще застой. Но давайте скажем честно: всякая остановка на пути в пропасть является благом. Мы должны любой ценой удержать широкие народные массы от перехода на преторианскую стадию. Ведь, как прекрасно сказал Хантингтон, «преторианские олигархии могут жить веками; системы среднего класса — десятилетиями; массовые преторианские системы обычно живут лишь несколько лет».

Автор: Александр Вольский

10258

Комментировать: