Погода в Одессе
Сейчас от +24° до +28 °
Ночью от +22° до +24°
Море +25°. Влажн. 65-67%
Курсы валют
$26.44 • €30.86
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Ватник сверкает задом, грязен и туп, но считает себя правым»

Среда, 16 августа 2017, 20:12

Дмитрий Жогов Думская, 13.08.2017

Когда говорят пушки, музы молчат? В основном, да. Либо переодеваются в хаки. В военное время воюющие стороны всегда включали пропагандистские машины. Врагов надо было устрашить, друзей подбодрить. За неимением телевидения и газет, в древности использовали подручные предметы. Например, труп врага привязывали за ноги к колеснице и таскали туда-сюда в поле зрения противника.

Жена покойного, стоя на крепостной стене, заламывала руки, а суровые мужи выливали на головы осаждающих содержимое ночных горшков. А что? Эффективная контрпропаганда — обос..ый противник смешон. Спустя какое-то время изобрели печатный станок, и завертелось!

То, что солдату в окопах нужна газета, да такая, чтобы прочесть, посмеяться и разодрать оную на самокрутки или сходить с ней по нужде, поняли еще в Первую мировую. И завалили передовую пропагандой, которую подвозили быстрее, чем консервы.

Что же сейчас? Украинские СМИ всеми силами стремятся не переходить на военный лад, хотят удержаться в формате «мирной жизни».

Зато ток-шоу в России — это снаряд, он всегда бьет в одну точку. Следует взрыв ненависти такой, что обычный автомойщик бросает мыть чужую «тачилу» и прется на Донбасс защищать распятых снегирей. Украинское ток-шоу непредсказуемо. Даже если оно собирается с пропагандистской целью, то заканчивается взаимными упреками, разоблачением и мордобоем. Там машина пропаганды работает вовсю, у нас нет. В этом бою мы ничего не противопоставляем противнику.
Помните, как безоружный украинский военный стоял перед озлобленными, ощетинившимися автоматами зелеными человечками в Крыму? Пытался им что-то объяснить, что-то доказать. Чем все кончилось, мы знаем.

И все бы так и продолжалось, если бы не инициатива снизу. Ведь у нас в Украине волонтеры снабжают армию, едут на передовую, сражаются, а еще и выступают на идеологическом фронте. И один из бронебойных снарядов — программа «ВатаТВ».

Небольшая справка перед началом интервью. ВАТА TV (ВАТА ТВ, аббр. от «Всесоюзное Аналитическое Телевидение Атечества нашего свободного») — юмористически-политическо-новостной канал на YouTube. Ведущий — Виктор Литовченко, одетый в запятнанную и растянутую, пожелтевшую от времени майку-алкашку. С самоваром, стоящем на качающемся столе, на суржике Виктор тролит в хвост и гриву ватников, смешно комментирует последние новости касательно Украины и России, от чего честной народ искренне смеется, а у «рашистов» «бомбит».

«Думская»: Как думаете, мы проигрываем информационную войну?

Виктор Литовченко (далее В.Л): Мы ее не проигрывали. Мы ее нормально, правильно вели. И дошли до определенного этапа, когда увидели, что ничего не проиграли. Великого противостояния российской пропаганде уже нет. А сейчас мы дошли до того этапа, когда становится понятно, что нам «по барабану» какие там силы в середине России, и что они там себе думают.

«Д»: В стане бойцов информационного фронта наметился «раздрай». Георгий Ключник (талантливейший карикатурист) ругает и вас (как порохобота) и власти. Автор знаменитого комикса о квадратном Ватнике Антон Чадский, благодаря которому и родилось современное понятие «ватник», думает эмигрировать из Украины. То есть чувствуется разобщенность…

В.Л.: Да, еще год назад все лупили единым фронтом против России. Сейчас начали разбираться по каким-то внутренним процессам. Кто-то начал «топить» против Порошенко, кто-то, как Ключник, стал воевать со всеми. Я думаю, это естественные процессы. Ничего страшного в этом нет. Но тут есть особенный «напряг», потому, что война с Россией перешла в войну у нас внутри.

«Д»: Считаете ли вы себя пропагандистом?

В.Л.: Это такой сложный вопрос. На него все с ходу начинают говорить: «Нет! Что вы!» А потом, когда начинают объяснять, почему нет, сами выясняют, что принимают участие в пропаганде. Пропагандой как таковой я не занимаюсь. Мне ближе – троль. Меня, скажем, не обижает, когда меня называют клоуном. Или как там, в советское время было — работник эстрадного жанра. Как Штепсель и Тарапунька. Они ведь тоже тролили нехорошую советскую действительность.

«Д»: Оказывает ли поддержку государство?

В.Л.: Нет. Вообще. Никак. Нигде. Я помню, когда-то дергал каких-то государственных людей, а они такие: «О! У вас такой классный проект! Нужно ему помочь!». А я не денег даже просил. Хотел только для начала о нем распространить информацию в прессе. Поставьте о нем упоминание в информационной рассылке. Никто ничего не сделал! Но если тогда мне это было нужно, то сейчас я рад, что так все обошлось. Я теперь никому ничего не должен. Мне никто не может чего-то запретить или «настоятельно посоветовать». На меня никто не топнет ногой. Я ни с кем не должен согласовывать тексты, вести какие-то переговоры, кого-то в чем-то убеждать.

«Д»: Уместна ли критика властей в военное время?

В.Л.: Она всегда уместна. Никогда не следует себя в этом сдерживать. Однако есть такая поговорка: чтобы с водой не выплеснуть и ребенка. Критикуя власть, нужно видеть ту тонкую границу, когда за властью идет страна. Люди, имеющие антипорошенковские позиции, порой открыто лупят против Украины. Во время войны или в мирное время, параллельно обострению ситуации на фронте, эта критическая планка может колебаться. Пока на кону не стоит вопрос выживания державы, тогда мы можем себе позволить и власть сильнее побить, и между собой поругаться, но когда на фронте начинаются «напряги», эта планка начинает двигаться. И граница между государством и властью начинает стираться. Плохо, когда эту границу не чувствуют. Процесс государственной демократии для нас нов. Мы по-новому начинаем осваивать жизнь, и пытаемся нащупать этот процесс, но иногда резьбу у людей срывает.

«Д»: Правда ли, что настоящему ватнику претит самоирония?

В.Л.: Самоиронии у них нет. Они с удовольствием смеются над нашими проколами, неудачами, но проанализировать сами себя не могут. Тут есть какой-то философский барьер. Потому как ватник, в широком понимании, это человек, который всегда прав! Он голый, босый, сверкает задом, он нищ, грязен и туп, но он считает, что правит миром. Они знают одно: все, что они делают, это правильно. Хотя на самом деле они ничего не знают. Они не могут пояснить, дружат они в данный момент с турком или нет. Потому как не знают, что там Путин с Эрдоганом «нарулят». Сказать что-то против своих виртуальных догм они никогда не смогут. Там не то, что с самоиронией, там с юмором беда. Смотреть на их политических юмористов не прикольно и не смешно.

«Д».: Как вы относитесь к Шарию?

В.Л.: Если бы вы видели мое лицо сейчас — я скривился. Конечно, у него успешный проект. Он нащупал свою нишу, как журналист или блогер. Но он делает гадкие, подлые, мерзкие вещи. Я честно считаю, что этот человек принес очень много зла Украине. И на руках этого человека кровь многих граждан Украины. Этот человек своей деятельностью «раскачивал» войну. Он антиукраинский блогер и архипопулярен у ватников — он стимулирует их антиукраинские настроения. К этому проекту не нужно относится, как к информационному. Он очень важный элемент информационной войны, которая перерастает в войну настоящую.

«Д».: Вы не боитесь славы Кукрыниксов? Про них говорили, что Гитлер их внес в свой личный расстрельный список. А вам угрожают?

В.Л.: О, это постоянный вялотекущий процесс. Со временем на него перестаешь реагировать. У нас на программе когда-то был отдельный телефон в Киеве. Я время от времени его включал. Это такой интересный процесс был - куча СМСок и звонков с конкретными угрозами. Со временем к этому начинаешь привыкать. С усилением угроз начинаешь понимать, что сделал правильную программу.

«Д»: С темами программы не бывает дефицита? «Большой брат» наверняка исправно дает информационные поводы.

В.Л.: Они в этом плане большие молодцы. Когда они начинают рассказывать об очередной победе, надо собрать побольше информации, и увидишь, что это никакая не победа, а конкретный идиотизм. Даже не надо глубоко копать. Реально я их хвалю. Тем очень много. Я изредка перед «ватниками» извиняюсь, что реально не успеваю. Они свои дурости такими очередями выдают, и я не знаю, за что хвататься.

«Д»: Как на счет тем об АТО?

В.Л.: Конечно, юмор под эту аудиторию надо адаптировать. Какие-то темы специальные подбирать. Солдаты в АТО должны ощущать нашу поддержку. В любых формах. В том числе и в юморе. «Маски шоу» и «95-й квартал» ездили туда. Солдаты чувствуют, что известные, популярные люди поддерживают их. Это правильно и классно. Для меня где-то в 2015 году было великим удивлением и даже шоком, что наша юмористичная элита, которая была русскоязычной и ориентировалась на Москву, заняла радикально проукраинскую позицию. Это было приятным удивлением. Такая однозначная позиция, занятая элитой, очень сильно помогла стране.

«Д»: Вам в последнее время люди стали передавать подарки как в «музей Поля чудес». В первую очередь это реквизит – подстаканники. Сколько их уже?

В.Л.: Только недавно пересчитывал — за 70 штук. И лежит еще куча нераспакованных посылок. Мы их под программу распаковываем и смотрим. Есть некоторые уникальные, к примеру, с надписью
«Сталинград». Есть дорогие серебряные и мельхиоровые. Коллекционеры за такими гоняются. Уже пошли подстаканники и зарубежные. Вот есть подстаканник из Йемена — такой утонченный, ювелирной работы.
Коллекция, которую, по сути, нас заставили собирать зрители, становится такой прикольной, и мы уже начинаем ею гордиться.

«Д».: Не думали выступить перед живыми зрителями?

В.Л.: Возникает постоянно такая идея, но из-за нехватки времени я не могу ее реализовать. Но когда проект начал набирать популярности, люди уже ждут живого контакта. Когда это станет неотвратимым, или когда жареный петух в задницу клюнет, тогда я в панике начну что-то делать.

«Д»: У вас много ярых фанатов? Как вы к ним относитесь? Кстати, один из постоянных посетителей сайта
«Думская» — ваш фэн. Он к каждой статье, будь-то материал про рождение в Одессе пятерняшек или о прорыве канализации, в качестве комментариев клеит ваши программы.

В.Л.: Мне это, конечно, льстит. Но я чувствую себя в этой популярности слишком неуютно. Я до сих пор не знаю, как правильно реагировать на людей, которые подходят на улице. А это уже стало нормой – каждый день. Но если серьезно, то упомянутый вами товарищ правильно понимает наши посылы. Мы действительно не просто ржем и тролим, а стараемся делать нашу программу умной и мудрой. Поэтому над отдельными короткими фразами работаем, как над целым рассказом. И если такие вещи «идут в народ», это значит, что мы поработали хорошо и удачно донесли какую-то умную мысль. Кстати, вы заметили, что я говорю «мы». Это не потому, что у нас в штате несколько человек, а потому, что нашу программу во многом наши же почитатели и творят. У нас огромная группа на Фейсбуке, которая работает покруче профессионального редактора над поиском информации. И я всем, кто принимает участие в создании нашей программы, благодарен. И отдельное спасибо за то, что у нас с вами это все неплохо получается. И отдельно для вашего читателя: низкий поклон тебе, брат! Ты реально вселяешь оптимизм!

10150

Комментировать: