Погода в Одессе
Сейчас от +22° до +27°
Днем от +28° до +29°
Море -°. Влажн. 70-72%
Курсы валют
$25.89 • €30.14
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Самородки. Илона. Муза

Среда, 7 июня 2017, 23:23

Юлия Верба

Zачем, 30.06.2017

В каждом трудовом коллективе есть женщина-зажигалка. Илона – женщина-таежный пожар. Ее надо предъявлять самым перспективным туристам и депрессивным местным как квинтэссенцию «той Одессы». Одного ее телефонного монолога хватит на полноценный роман. Ну или детективный киносценарий для домохозяек.

Только не выдумывайте сразу – Илоне всего-то слегка за сорок, ахматовский профиль, короткая стрижка и дресс-код – офисное секси с центром тяжести, смещенным в грудь, не менее выдающуюся, чем харизма.

Ее жизнь, как у каждой порядочной одесской женщины, напоминает американские горки. Ранний брак, дети, муж «при делах» и шикарная квартира в самом центре. Завистницам-подругам Илона, кокетливо вздыхая, отвечала «А шо делать?». Но по законам небесной драматургии затянувшееся счастье оборвалось самым паскудным образом. В нескучные 90-е муж сбежал сразу и от нее, и от криминальных кредиторов. И вопрос «Шо делать?!» заиграл новыми красками. Илона, проработавшая последние десять лет женой без в/п и в/о, но с ч/ю , взвесила все шансы и перспективы и подалась в оптово-розничную торговлю, граничащую с сетевым маркетингом.

Ничто так не мотивирует одесскую маму, как перспектива лишить детей достойного образования и окружения. Одним из временных заработков стала продажа элитных обоев. По старым связям Илона узнала конфиденциальную инфу о грядущем ремонте в гостинице «Красная» вместе с именем завхоза и, прихватив три десятикилограммовых каталога, пошла напролом. На ресепшене Илона, кокетливо подмигнув даме-администратору, по-свойски спросила: «А где нынче наш друг Александр Васильевич?». Дама неодобрительно осмотрела Илону и процедила, что в том же «238-ом». Первая высота была взята. Илона, несмотря на августовскую жару – в колготках и на шпильках, на всякий случай надела поверх блузки офисный пиджак и, прокашлявшись, затарабанила в дверь.

За дверью крикнули – "открыто"! Илона зашла и подумала, что завхоз занял под офис нехилый номер. Тут из душа вышел сам Александр Васильевич... в исподнем. Перехватив Илонин взгляд, завхоз улыбнулся:

– Жарища. Кондиционер совсем не тянет. Менять здесь все пора. Проходи. Может, тоже разденешься, а то спаришься в своем пиджаке.

Илоне разговор не нравился, но шанс выполнить месячный план продаж за день был близок, как никогда. Она строго посмотрела из-под очков без диоптрий на фамильярного завхоза, постучала пальчиком по каталогам и спросила:

– Это после, если будете хорошо себя вести. А пока… давайте обои выбирать. Финские или штатовские?

Александр Васильевич блеснул глазками:

– Это такая игра, да?

Илона напряглась, взялась за ручку и, оглянувшись, громко произнесла:

– Конечно, игра, покупаешь триста квадратов, выигрываешь – 5% скидки.

И, подмигнув, показала ладонь с надписью «+ 10%».

«Завхоз» зашелся хохотом. Через 3 минуты пунцовая Илона отчитывала бордовую администраторшу :

– Я в офисном костюме от Кевина Кляйна, коза ты драная, где ты таких проституток видела?!

Администраторша каялась

– Та к нему всякие ходят. Я даже не задумывалась, что они с завхозом тезки…

Злополучные велюровые обои с золотым тиснением Илона в финале продала администраторше домой по фул-прайсу. А с обоими Александрами Васильевичами по очереди даже пару раз пела в караоке «Белый лебедь на пруду» и «Чубчик кучерявый» без интима и сетевого маркетинга.

Оставшиеся после оплаты детского питания, секций и кружков копейки она тратила, разумеется, на косметику и наряды в ущерб собственному рациону. Потому что без еды прожить можно, а с уставшей мордой загнешься быстрее, чем от обезвоживания. И это была чистая правда. Однажды Илона, оторвав у себя кофе и обеды за неделю вперед, купила плацентарно-водорослевую чудо-маску и, дождавшись, когда дети уснут, принялась за моментальное омоложение.

Из медитативной дремоты ее вывел яркий свет. Черный пацанский джип настойчиво мигал галогеновым дальним светом прямо в арочные окна.

Илона, как практичная женщина, уже догадалась, что это за светомузыка. В дверь стучали. Она метнулась в комнату за праздничным игривым халатиком и, не дожидаясь, пока позвонят, – распахнула дверь. Дальше беседа проходила в формате триллера с моментальной сменой крупных планов.

Илона, томно изогнувшись в дверном проеме, в секси-пеньюаре и сине-зеленой, слегка подсохшей маске на лице:

– Так, где шампанское?

Крупный, хрестоматийной бандитской внешности мужчина в кожаной куртке и спортивных штанах:

– Не понял?

Илона, подбоченясь:

– А я мужчин после полуночи без шампанского не пускаю!

И, не запирая дверь, отворачивается и уходит в глубь евроремонта пятилетней давности. Затем оглядывается и капризно произносит:

– Чего стал? За шампанским иди, разговаривать будем.

Ошарашенные господа бандиты вернулись с «Боской», под которую максимально вежливо, но очень настойчиво объяснили, что муж должен денег, и ей как жене этот долг чести передается. Поэтому надо продать свои хоромы, чтобы с братвой рассчитаться. На квартире у Илоны был пункт. По семейной легенде, здесь жило несколько поколений – от ее прапрадеда хлебного маклера до родителей, которым от фамильных апартаментов остались полторы из шести комнат. Муж коммуну расселил. Квартира была «на выданье». Но Илона за фамильное гнездо готова была отдать любой орган и даже жизнь. Поэтому повторила удачный прием с моментом неожиданности. Помолчав, она резко развернулась к старшему:

– А давай... давай я тебе его тоже закажу. Найдешь, половина его долга мне – твоя! Или еще лучше!..

Илона с могучей грудью и сине-зеленым лицом наклонилась через стол.

– А давай поженимся! Деньги к деньгам! Долги к долгам! И будем искать его вместе! Прикинь, как Бони и Клайд, как прирожденные убийцы! Ты знаешь, на что я способна?!

Бандит пообещал подумать и предложил для начала «сбросить маски» и сходить в ресторан.

Илона обиженно сообщила, что пока официально замужем, то по понятиям – ни-ни, а квартира записана на несовершеннолетних детей и уехавшую в Израиль бабушку.

После этой ночи она бросила обои и сетевой маркетинг и ушла в новую и для нее, и для страны сферу – торговлю недвижимостью. Риэлтор получился знатный. Уйти живым и неотоваренным от нее не мог никто. Она показывала такое количество вариантов в день, что жертва к вечеру хрипела, как падишах в советской сказке, «пощади, довольно…». "Довольны? Поехали – у меня знакомый нотариус работает круглосуточно, сразу все оформим. Оп-па! И утром уже переехали!».

С тем же сокрушительным напором она руководила стройками и ремонтами, продавала франшизы, заведовала клинингом и модельным бизнесом.

Что из ее рассказов правда, а что бурные дамские фантазии, я никогда не могла догадаться. При мне она пришла на новогодний корпоратив в костюме мадам Стороженко со связкой вяленых бычков на шее и, присев на коленки к пожилому провинциальному боссу, предложила позолотить ручку и дернуть бычка за хост – на удачу, а еще пару раз, оставив все дела и отменив переговоры, спасала встречных заблудившихся иностранцев. Как она выделяла их в толпе – загадка. Но все «потеряшки» немедленно получали принудительную двухчасовую пешеходную экскурсию по городу на английском или немецком с финальной поездкой в 5-м трамвае, чтобы прочувствовать атмосферу настоящей Одессы. После чего жертва гостеприимства доставлялась в гостиницу с кульком сезонной «фрукты», домашними битками и билетом в Оперный. На наши глупые вопросы, зачем она ввязывается, Илона отвечает своим фирменным: «А шо делать?».

10036

Комментировать: