Погода в Одессе
Сейчас от +17° до +23 °
Днем от +23° до +25°
Море +20°. Влажн. 49-51%
Курсы валют
$26.10 • €30.61
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55

Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесский режиссер «убил» Жириновского и ищет мафиозо

Четверг, 21 декабря 2017, 22:08

Думская, 20.12.2017

Специальный корреспондент «Думской» Дмитрий Жогов встретился с известным в узких кругах одесским режиссером и тележурналистом Сергеем Коняхиным, чтобы узнать, как в нашем городе делаются настоящие, кроваво-ужасные, зомби-апокалиптичныеи мозговыносящие ТРЭШ-фильмы.

Осторожно, эта публикация может оскорбить ваши религиозные чувства и вызвать острый баттхерт! Также рекомендуем убрать от экранов детишек и депутатов от «Оппозиционного блока».

Сейчас, когда видеокамеры вставлены во все гаджеты, от телефона до микроволновки, а для монтажа нужен всего лишь более-менее приличный компьютер, немудрено, что кино снимают повсеместно и все, кому не лень.

Есть у меня знакомый непризнанный гений (нет, не Коняхин, другой). Черная прядь волос на пол-лица. Глаза угли. Снял уже около тридцати фильмов. Я честно пытался их посмотреть, но не смог. Такое ощущение, что меня пытались накормить мылом и били по голове надувным молотком. Одуреть можно. Ничего не понятно.

Гений говорит нервно и быстро:

- Ваше время ушло! Ваши книги пахнут сыростью! «Мастер и Маргарита» – чушь! Не понимаю, как такая мутота могла прийти в голову Стругацким! Вроде до этого неплохой фильм поставили! Этот, как его… «Место встречи…»

- Эээээ… — растерянно мямлю я. - То братья Вайнеры. Они написали роман «Эра милосердия», а по нему снял фильм Говорухин. А Стругацкие к «Мастеру и Маргарите» никакого отношения не имеют. Это Булгаков…

- Он не умеет снимать! У него нет фантазии! Что это за черный кот? Чушь!

Гений фыркает и гордо удаляется. Он не шутит. Он, действительно, ужасающе безграмотен. И при этом у него есть поклонницы.

Или вот история. Прихожу по делу в одну контору. Директор, мой знакомый, сам, кряхтя, наливает мне чай.

- А где Лидочка? Заболела? — участливо спрашиваю я, имея в виду секретаршу.

- Фильм снимает. Актеров пригласила из театра. Она режиссер теперь, — говорит директор, вздыхая по Лидочке, которая, как я был уверен, никакими творческими талантами похвастаться не могла, зато божественно заваривала чай. — Сама сценарий написала. Короткометражка.

- А жанр? О чем?

- Хаос какой-то. Так она говорила. Фантомасгория.

- Ага. Значит артхаус. Фантасмагория.

- Херь какая-то… Всех обсыпала позолотой, все голые ходят… Монологи какие-то тарабарские. И кто такое смотреть будет?

Директор, вздыхая, разливает чай. Он ждет, когда Лидочка, наигравшись в режиссера, приступит к выполнению своих обязанностей в конторе по продаже керамических труб.

Сейчас артхаус снимают все. Школьники, секретарши, кандидаты физико-математических наук, а также, что естественно, рекламщики, работники телевидения и прочие непризнанные гении. Они пафосно говорят, что за «чистое искусство», и презирают массового зрителя. Но потом сами с надеждой смотрят в YouTube на количество просмотров их шедевра. И когда лайки еле-еле доползают до сотни, они негодующе фыркают: публика, мол, дура!

Чтобы понять, для чего снимают артхаус в Одессе, я решил включиться в процесс. И отправился к самому простому режиссеру, от которого не будет болеть голова. Он не заумный, а самый что ни на есть приземленный. Когда снимает свои «шедевры», весело хохочет. К тому же он учится в Киевском университете театра, кино и телевидения имени Карпенко-Карого. Во времена былинные киношники его называли «Карпенко-Серым» и предпочитали ВГИКу.

Фильмы Сергея Коняхина — это так называемый «трэш». «Трэш» с английского переводится как «мусор». Низкий бюджет и актеры, набранные из друзей или местных бомжей, благо, последние немного просят. Актерская игра соответствующая. Неправдоподобный, наигранный сюжет. Режиссер изначально знает, что снимает плохой, низкосортный фильм.

Создатели трэш-фильмов кичатся своим дурным вкусом. Зрители наслаждаются не столько сюжетом фильма, сколько его нелепостью. А сюжеты могут быть самые затейливые, о помидорах-убийцах, вампиршах-лесбиянках, Ильзе — волчице СС. Или вот…

«СВИНЯ», ИЛИ КАК ЖИРИНОВСКИЙ СО СКАЛЫ ПАДАЛ

Летом возле моря, как раз на краю крутого обрыва, снималась сцена, в которой бесы преследуют священника, и он в ужасе прыгает со скалы в пропасть. Голые по пояс «черти» с одутловатыми мордами втирали в чресла красную гуашь. Попутно выпивали для куражу водки. Затем напяливали свиные пятачки и шли, покачиваясь, в бурьян на очередной дубль.

- Я прочел в китайском трактате, — рассказывает режиссер трэша, методично махая кистью, — что в людей вселяются духи тех существ, которых они чаще всего убивают. Украина известна любовью к салу. То есть одержимость духами мертвых свиней должна происходить довольно часто. «Свиня» — это вегетарианский фильм ужасов.

- Ты и жнец, и на дуде игрец, — говорю Коняхину, опасливо поглядывая на пьяных в дымину бесов. — И режиссер, и оператор, то есть «режопер», и художник-постановщик, и гример. Как ты умудряешься все это сам делать?

- На малобюджетную «Ведьму из Блэр» (фильм ужасов) потратили 25-30 тысяч долларов. Это несколько месячных зарплат американца. Для нас же это неподъемное, огромное количество денег. Если в голливудских масштабах снимать, то нужна большая команда. Да на той же Одесской киностудии постпродакшн фильма, цветокоррекция, озвучка, стоили бы таких огромных денег, что мне бы пришлось в течение нескольких лет ничего не есть и положить зубы на полку. Так что, все сам.

- Как жена тебя терпит? Вынести из дома и потратить на кино половину зарплаты, это не шутка!

- Я жену и привлек тем, что режиссер и снимаю кино. Она понимает, что если хочешь жить с режиссером, то придется где-то потерпеть.

«Преступление и наказание» — еще один фильм Сергея Коняхина. Жена Сергея тоже снимается в его фильмах.

В «чертях» зрели темные хулиганские настроения. Они начали толкотню и даже что-то похожее на драку. Коняхин бросился бесов разнимать. Ко мне подошел парень, фотографирующий «для истории» весь процесс съемок, и шепнул:

- Я же ему говорил: водку только после съемок! Сейчас нажрутся и попадают…

И действительно, потеряли одного из бесов. Долго бегали по полю, искали в бурьянах, не уснул ли, и даже опасливо выглядывали с обрыва — не скакнул ли туда. Оказывается, черт ходил искупнуться. Только его отчитали, рухнул как подкошенный другой бес. Перебрал с горячительными напитками. Съемки все больше напоминали праздник Нептуна. Сергей Коняхин бросился наводить порядок.

Потом к обрыву потащили чучело, должное изображать священника. У него вместо лица была резиновая маска Жириновского.

- Никто не заметит! Он пролетит и все! Будет заметно, что лицо чье-то мелькнуло, — отмахивается Коняхин.

По команде «Мотор» «Жириновского» сбрасывают с обрыва. Он пролетел несколько метров и намертво застрял в кустах.

Все попытки достать его и сковырнуть не увенчались успехом. Режиссер нервно звонил какому-то знакомому, у которого было альпинистское снаряжение, и я понял, что интервью придется отложить.

Снова мы встретились на съемках блокбастера «Свиня» уже осенью.

Увы, умерло двое актеров фильма. Известный в Одессе бездомный, творческая личность «Борман», который играл роль инфернального забулдыги, и Алексей Лиштаба, который и был исполнителем главной роли. Надо сказать, что Алексей был весьма талантливым человеком, в роль пьяницы, одержимого духом съеденной свиньи, можно сказать, вжился. Хрюкал и визжал так, что мороз по коже.

ЭКЗОРЦИЗМ ЗА СТЕКЛОМ

Коняхин доснимал сцену изгнания зловредного духа свиньи уже без Алексея. Как можно снять ключевую сцену без главного актера? Пусть будут в кадре только тени священника и одержимого! Сказано — сделано.

В этот раз съемки происходили дома у знакомого. По-моему, тот был не рад, что согласился. Он хмуро смотрел на то, как Коняхин затаскивает в квартиру несколько мешков пустых бутылок, свинячью колбасу с душком и десятки свечей.

Я честно постарался вписаться в процесс. Стоял за стеклянной дверью и изображал экзорциста, которого гнетут свинские силы. Еще двое исполняли роль одержимого — потрясали цепями и мигали разными лампами.

Тени извивались и плясали. Свечи чадили. Колбаса воняла.

Ночью на всю замершую девятиэтажку раздавался крик: «Оставь его, демон! Господи, услышь молитву мою! И вопль мой да придет к Тебе!».

Хозяин квартиры вытирал холодный пот, напряженно вслушиваясь, не позвонят ли в дверь соседи. Но соседи, прибитые древним обрядом, испуганно затаились.

Сергей Коняхин снимал наши силуэты через дверь и был, по-видимому, несказанно доволен.

- Сергей, почему вы взялись за жанр, который в Украине, мне кажется, не пройдет? Почему фильмы ужасов? Почему трэш?

- В нынешней ситуации, которая сложилась у нас в стране с кино, процветать может только артхаус или трэш. Это смесь веления души с физиологическими построениями! Грубо говоря, в этой нише никого не существует! А востребованность в фильмах ужасов есть! Есть очень интересный пример — итальянское послевоенное кино. После Второй мировой у них случился бум. Все, кто мог, взяли камеры и вышли снимать кино на фоне разрухи. Государство, взглянув на преобладающий «мрачняк», бросилось кинематограф спонсировать. И появились комедии, мелодрамы, то есть, более жизнерадостное кино. И поэтому когда все спрашивают, чего это кино у тебя, Сережа, такое мрачное, я говорю: потому, что у меня нет бюджета.

- После войны в Европу хлынуло американское кино, — продолжает Коняхин. — Оно было снято и хорошо, и радостно. И все деньги, которые зарабатывались на прокате, уходили обратно в США. Европейцы сказали решительное «нет». Деньги, заработанные на кино, не могли вывозиться из страны. Но американцы могли вкладывать эти средства в совместное производство. В Голливуд ездили учиться. Тот же Бунюэль…

А у нас? Вот недавно снимался на Одесской киностудии фильм. Художественный фильм про французского винодела. Это должен был быть сериал из восьми серий. Сюжет таков. В XIX веке приезжает в Одессу французский винодел — прививать любовь к виноделию. Была снята одна серия. И все. Никто, кстати, эту серию не видел. Она, по слухам, была показана один раз для узкого круга. И все. Денег нет. Киностудия должна хоть что-то снимать! А еще там засилье старперов. На студии. Их хоть ногами вперед выноси. Им по 200 лет. Через них ничего не прорастет!

Сергей кипит и бурлит. Он негодует. Он бы еще говорил и говорил, но хозяин нам ненавязчиво дает понять, что пора и честь знать.

Остатки реквизита со съемок вытаскиваем ночью к мусорнику. Хозяин сказал выбросить и два мешка бутылок, и колбасу. Ночью вспугиваем какого-то бродягу, ковыряющегося в отбросах. Дарим ошарашенному бомжу колбасу и мешок бутылок. Съемки окончены.

ТАРАС ШЕВЧЕНКО — ОХОТНИК НА ВАМПИРОВ

Интервью снова сорвалось, и лишь сейчас мне удалось договорить с Сергеем.

Для этого мне пришлось участвовать в озвучке фільма жахів «Свиня». Надо было прокричать слова экзорцизма, но так как действие происходило за закрытыми дверями, то режиссер, чтобы мой голос звучал глухо, накрыл меня одеялом. Я рычал молитву в духоте под толстым шерстяным одеялом и чувствовал себя донельзя глупо.

- Украина не может похвастаться фильмами ужасов. Разве что «Вием», который снимали в Ивано-Франковской области. Да еще снятой десять лет назад «Штольней». Может, мы относимся к странам, которым несвойственен жанр ужасов и тем паче трэш?

Сергей Коняхин машет руками:

- Даже у Кубы есть прекрасный фильм «Хуан — истребитель кубинских зомби». Куба снимает фильмы ужасов! Даже в Северной Корее есть фильмы ужасов!

Речь идет о фильме «Пульгасари». Пульгасари — это гигантское чудище, помесь буйвола, медведя, слона и тигра, питающееся железом. Чтобы снять этот фильм, по указанию Ким Чен Ира (который, по слухам, являлся поклонником франшизы «Пятница 13-ое») был похищен южнокорейский режиссер Син Сан Ок.

У Сергея уже есть снятые фильмы. Один — про зомби-апокалипсис. Название у него непроизносимое: «Восстаниекирпичеймертвецовзомбиготовтрупаков». В рекламных буклетах было написано: «Жутко запрещенный, апокалиптический зомбихоррор. Встреча с автором в малом зале киностудии».

На съемки зомби-апокалипсиса у меня ушло 1600 долларов, — говорит Коняхин. — Все это делал я со своими друзьями. Я пришел к выводу, что если хочешь снимать кино, снимай его сам, а не дожидайся, пока тебе выделят средства. Поэтому я за то, чтобы снималось авторское, аматорское кино. Когда правительство увидит, какой у нас бум, оно будет вынуждено как-то регулировать этот процесс и давать кому-то деньги!

Кино на Западе всегда манит толстосумов. Или мафиозо. Можно же отмыть с его помощью деньги. Так, например, фильм ужасов «Техасская резня бензопилой» был снят на деньги мафии. И неплохо заработал! Актеры и съемочная группа, правда, ничего не получили. В начале девяностых отмывали деньги на кино и у нас.

Тогда снимали так называемые кооперативные фильмы. Независимые киностудии наплодили целый сонм трэшевых фильмов. Кинокритик Даниил Дондурей сказал про 1990-е: «Страх и смех были лучшими средствами привлечь в кинотеатры голодное население».

Например, фильм «Монстры» о внезапно разросшихся в размерах из-за радиации животных и мужественном десантнике, противостоящем гигантским крысам.

По экранам тогда торжественно шествовал Панкратов-Черный. Первый кооперативный фильм «За прекрасных дам» был снят дешево и сердито. На кино давали миллион, но в документах надо было показать, что израсходовано 2 миллиона. Иногда на фильм давали денег с тем, чтобы сумму вернули почти полностью. То есть 95 процентов вернули, а на пять процентов что-нибудь сняли. Нынешние режиссеры мечтают хотя бы о таких нуворишах и бандитах.

- Я сейчас раскручиваю проект «Тарас Шевченко — охотник на вампиров», — поведал нам Сергей Коняхин. — Это высокобюджетный фильм. Суть вот в чем. Паны — это кровососы, которые пьют кровь. Самый главный – царь, который сидит на троне из трупов. Тайное Кирилло-Мефодиевское братство — и есть охотники на вампиров. Тарас будет оживлять нежить, превращать их в людей с помощью звуков бандуры!

Ищу мафиозо, которому надо отмыть деньги!

Автор: Дмитрий Жогов

10325

Комментировать: