Погода в Одессе
Сейчас от +1° до +2 °
Ночью от до +2°
Море +10°. Влажн. 70-72%
Курсы валют
$26.64 • €31.30
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесская трагедия — заговор или цепь роковых случайностей?

Понедельник, 1 мая 2017, 23:46

Олег Константинов Думская, 29.04.2017

Приближается очередная годовщина одесской трагедии 2 мая 2014 года, унесшей жизни почти пяти десятков наших земляков. Единого взгляда на те события сейчас не существует и, наверное, его не будет никогда. Впрочем, это характерно для любых конфликтов, особенно мировоззренческих и кровавых.
Накануне мрачной даты «Думская» решила не навязывать свою точку зрения и собрала восемь субъективных версий того, что произошло три года назад, от непосредственных участников и людей, которые участвовали в общественном расследовании обстоятельств трагедии. Мы попросили каждого ограничиться по возможности тысячью знаками. Получилось не у всех, но, тем не менее, публикуем рассказы полностью, без купюр и правок.

Сергей Дибров, на момент событий — обозреватель «Думской». Участник журналистско-экспертной расследовательской Группы 2 мая:
Чтобы ответить на вопрос, что это было, давайте вспомним, что происходило в нашем городе весной 2014 года.

Безусловно, главным катализатором процессов была «русская весна». После того, что произошло в Крыму в марте и происходило в то время на Донбассе, появление «зеленых человечков» в Одессе выглядело вполне реальной перспективной. Одних это пугало, и они готовились дать отпор вместо импотентного государства. Другие связывали с этим некие надежды и «приближали как могли».

Аннексия Крыма разбудила традиционно сонную в политическом плане Одессу, и в мае 2014 года в городе кипела политическая жизнь. На 25 мая были назначены выборы президента, и политические силы боролись за сферы влияния и админресурс. На кресло губернатора Немировского из «Народного Фронта» имела виды команда Коломойского, свои интересы были и у других политических сил. Милиция поддерживала нейтралитет, не вмешивалась и держала нос по ветру. Безусловно, свои интересы были и у российских спецслужб и политиков, и у условного «Киева». Так, например, из столицы в Одессу буквально выслали остатки киевского Майдана, активистов которого разместили на блокпостах на въездах, чтобы занять хотя бы видимостью полезного дела.

Естественно, не обходилось без меркантильных интересов. Как мы сейчас знаем, лидеры различных фракций Антимайдана получали деньги от российских кураторов, и не в их интересах было прекращать это процесс. Им нужна была «картинка», видимость яростной борьбы. Именно в этом обвинила Артема Давидченко активист «Куликова поля», адвокат Анна Усатенко в своем сообщении, написанном в ночь на 2 мая.

Были свои интересы и у активистов Евромайдана. Часть искренне хотела защитить город и избавиться от палаточного городка; часть разворачивала волонтерское движение; часть готовилась встать под ружье и вступить в ВСУ и добробаты, часть начала участвовать в политических процессах. На 25 мая были назначены выборы мэра Одессы, и мы знаем, что на Эдуарда Гурвица публично и непублично работали некоторые лидеры сразу двух лагерей — и Евромайдана, и Антимайдана.

Как и в любом человеческом сообществе, среди тысяч одесских активистов с обеих сторон были и искренние сторонники, и аферисты, и люди с психологическими особенностями, и откровенные душевнобольные. А вот чего не было — так это одного командира и единого «центра управления», причем у каждой стороны. И самое главное — на фоне военного вторжения, после событий в Киеве, в Крыму и на Донбассе, после нескольких месяцев нагнетания конфликта люди были готовы не только умирать за свои убеждения, но и убивать других.

Печальные события 2 мая 2014 года стали результатом нескоординированых действий множества сил, каждая из которых преследовала свои собственные цели, но ни одна из них не желала того, что в результате произошло.

Владимир Саркисян, на момент событий — программист. Сейчас член Группы 2 мая, главный редактор газеты «Одесские известия»:
Второго мая 2014 года в Одессе три сотни человек вышли наперерез толпе, как минимум впятеро превышающей их численностью. Силы были явно неравны. Вряд ли задачей, которую лидеры «Одесской дружины» ставили перед собой, было создание «ОНР». Сценарий «русской весны» потерпел крах за два месяца до этих событий, 3 марта, во время внеочередной сессии областного совета. В марте-апреле в игру, ставкой в которой было президентское кресло, вступили украинские политические партии.
Уличный бой в центре города до момента первых смертей выполнил свою задачу: обозначить слабость тогдашней исполнительной власти и мотивировать замену фигуры от НФ в кресле губернатора. Выстрелы Виталия Будько, а после — Сергея Ходияка и еще минимум двух неустановленных лиц перечеркнули этот результат и перевели конфликт в неуправляемое состояние. Все последующие события стали ситуативной реакцией на стрельбу и смерти. Попытки вернуться к заранее разработанным планам: снос палаточного городка на Куликовом поле «малой кровью», демонстрация паралича силовых структур, обозначение активности «Антимайдана» для пролонгации финансирования из-за рубежа, — стали фатальными для города.

Александр Сибирцев, во время событий — спецкор журнала «Вести.Репортер», сегодня — спецкор «Думской»:
Как очевидец практически всех событий 2 мая 2014 года в Одессе уверен, что вина в произошедшем лежит на ряде политиков Украины и России, а также на подконтрольных и зависимых на тот момент от этих политиков силовых ведомствах – прежде всего СБУ и МВД Украины.

Не секрет, что высокая вероятность гражданских столкновений в начале мая задолго до событий обсуждалась во многих кабинетах – как одесских и киевских силовиков, так и в Верховной Раде и Генконсульстве РФ в Одессе. Ситуация проста – любая нестабильность в Одессе служила иллюстрацией практически для всех заинтересованных лиц, показателем неспособности местных властей удерживать стабильность в городе. Нужно понимать, что Одесса в силу своего географического и экономического положения всегда была лакомым куском как для украинских финансово-промышленных олигархических групп, так и для зарубежных ФПГ. Находившийся тогда у руля Владимир Немировский был креатурой Яценюка. Клан Яценюка в Одессе объективно мешал клану Коломойского. Именно по линии Коломойского шло активное финансирование и поддержка части одесского Евромайдана. Не секрет, что приезд в Одессу 2 мая 2014 года харьковских фанатов и сотен самообороны из Киева был финансирован Игорем Коломойским (на самом деле, Сергеем Курченко, — Ред.).

С другой стороны, в апреле 2014 года для российских спецслужб не потеряла актуальности идея «Великой Новороссии» в границах от Луганска и Донецка до Одессы. Также не секрет, что одесский Антимайдан был тесно связан с крымским сепаратистом Аксеновым. Именно через Крым и Генконсульство РФ в Одессе осуществлялось финансирование и практическое руководство одесским Антимайданом. До последнего момента руководители пророссийских сил в Одессе были уверены, что «заграница» — в данном случае Россия, им поможет.

Парадоксально, но факт – практически единственной не заинтересованной в гражданских столкновениях стороной на тот момент был мэр Одессы Геннадий Труханов (ошибка, Труханов тогда был нардепом, и.о. мэра был Олег Брындак, — Ред.). Именно он безуспешно попытался подкупить Антимайдан, чтобы бойцы «дружин» покинули палаточный городок на Куликовом поле. Однако влияния (или желания?) мэра Одессы остановить надвигающееся столкновение очевидно не хватило.

Именно в силу всех этих причин трагедия 2 мая 2014 года в Одессе была неминуема – слишком много интересов мощных и влиятельных игроков было сконцентрировано на раскачке ситуации. Однако в итоге по факту и, скорее всего, поневоле переиграла всех российская сторона. Уж слишком «в масть», «в кадр» пророссийским СМИ легло то, что произошло – уличные бои и гибель в пылающем Доме профсоюзов сорока двух человек. К слову, размахивавшие палками и раздававшие затрещины спасенным из ДП по праву могут претендовать на награды РФ. Удачней иллюстрации для пророссийских СМИ, что «Одесса стала цитаделью бандеровцев», при всем желании придумать было невозможно…

Борис Яворский, судебно-медицинский эксперт, принимал участие в обследовании тел погибших 2 мая:
Меня часто спрашивают сейчас, есть ли у меня цельная картина того, что случилось в Одессе 2 мая 14 года, и изменились ли представления об этих событиях за два прошедших года.

Общее понимание сложилось еще на Куликовом, в ночь со второго на третье мая, и все последующие месяцы и годы приносили информацию и факты, которые лишь дополняли картину.

По ряду причин, о которых стоит говорить отдельно, Одесса, действительно, город с особой атмосферой. Живя в Одессе, очень просто было забыться и почувствовать себя бессмертным. Миф о солнечном, толерантном городе, где люди живут, не убивая друг друга, опьяняет и кружит голову. И, конечно, заставляет забыть об осторожности. Потеря критики всегда сопутствует опьянению.

Всякий одессит считает себя если не самым умным, то уж точно самым хитрым. На любом геволте одессит знает, как сделать гешефт. Ну, или думает, что знает. И когда к концу апреля 2014 года стало ясно, что все со всеми наконец договорились, политическое противостояние окончательно выдохлось, выродилось в фарс и вот-вот угаснет окончательно, этим было грех не воспользоваться. Планы гешефтов роились в воздухе и густо обсиживали наступающие майские праздники.

Одни планировали выслужиться перед хозяевами из Днепропетровска показательной аккуратной ликвидацией активистами-патриотами уже почти пустого палаточного лагеря на Куликовом поле. Вторые – продемонстрировать киевскому начальству успешно созданную национал-патриотическую истерию в городе, чтобы наконец окупились все эти фальш-блок-посты и стоящие на них гастарбайтеры с автоматами. Третьи собирались сделать для российского ТВ красивую картинку «Одесса сопротивляется хунте». Четвертые готовились показательно получить пару синяков и ссадин, защищая от сноса лагерь на Куликовом. И, наверняка, были еще пятые, шестые и так далее… И множество искренних исполнителей и статистов, уверенных, что ничего по-настоящему страшного не может произойти в этом городе.

Когда множество сценариев пересекаются на одном небольшом полигоне, вероятность того, что возникнет их «интерференция» и ситуация пойдет вразнос, возрастает многократно. Если актеры при этом исполнены азарта, пьяны привычной безопасностью и забыли об осторожности, катастрофа становится практически неизбежной.

И в этом смысле трагедия второго мая – это чисто одесская история.

Виталий Кожухарь, замглавы «Самообороны Одессы»:
Трудно оценивать события, участником которого непосредственно был сам. Понимал ли я что происходило 2 мая 2014 года в нашем городе и какие будут последствия? Наверное, нет. Как-то все более или менее спокойно происходило в Одессе по сравнению с другими городами. Самое серьезное произошло 19 февраля, пару человек получили травмы, разбили камеры и все, а могли просто втоптать в асфальт.
Попытка захвата ОГА тоже какая-то ненастоящая. Нет, в тот день, действительно, казалось, все происходит по-настоящему, и нас ждет участь Луганска, но в худшем варианте мы отступать не собирались. Но пошли с ними договариваться, и они отступили, сняли российский флаг и ушли, потом 10 апреля возле Дюка их было несколько тысяч, нас человек 100, на этот раз нам пришлось отступить, чтобы не было человеческих жертв. Это был самый главный критерий, на то время, чтобы не было человеческих жертв.

Мы встречались с представителями антимайдана и созванивались часто, мы говорили друг другу «мы все живем в Одессе, могут быть разные взгляды, но все вопросы надо решать за столом», и я был уверен, что так и будет, и Одесса отделается легким испугом, но моя уверенность была разбита вдребезги первыми камнями, которые полетели в нас на Греческой, и первыми взрывами, которые разбудили сонную Одессу, и постоянным воем сирен скорой помощи, который не стихал до вечера, первыми ранеными, первыми убитыми.

Я тогда понял, что больше той, тихой, спокойной Одессы, ее больше не будет. Появилась трещина, окончательно разделившая нас, и эту трещину залили кровью.

Варвара Черноиваненко, на момент событий — пресс-секретарь одесского «Правого сектора», сейчас — сотрудник пресс-службы ОГА:
Прошло три года с того дня, когда патриотическая общественность города, без помощи власти и скорее вопреки действиям милиции остановила вооруженное российское вторжение в Одессу и реализацию в нашем городе «донецкого сценария». Экс-рыгионалы и нынешние оппоблоковцы, а также Морис Ибрагим вместе с небезызвестной Ниной Баррикадой третий год честно на камеры росТВ отрабатывают российское бабло. Правоохранительные органы имитируют расследование. Патриотическая общественность компульсивно ходит дежурить на Куликовку, которая стала объектом фетиша для сепаров.

Чем дальше – тем яснее, что дело раскрыто не будет, слишком много руководящих голов рискует слететь с плеч. Ведь и милиция, и очень многие представители власти были тогда на стороне пророссийских сил. В сухом остатке, как и три года назад, я уверенно могу заявить лишь одно: то, что произошло 2 мая 2014 года – тщательно подготовленная операция российских спецслужб. Безусловно, не без помощи внутренних заинтересованных сил и лиц. Но все же спецоперация. На это указывает множество факторов: от использования агрессивных технологий пропаганды с 2009-го до создания вооруженного сепаратистского лагеря на территории Одессы в 2014-м.

А еще в сети гуляло видео, на котором четко видно, что представители патриотических сил еще не вошли на Куликово поле, а из закрытого Дома Профсоюзов, в котором уже были люди, с черного входа выбежала группа «черных человечков», которые технично погрузились в бус и уехали. Но самое главное, кульминация «русской весны» в Одессе, очевидно, должна была произойти не 2-го, а 4 мая.
Предполагалось, что угнетенные чувством навязанной им вины за чужое преступление и растерянные патриоты не пойдут к зданию горУВД, возле которого проходил антиукраинский митинг. 4 мая всех сепаратистов, которых задержали 2 мая, отпустили, сотрудники милиции побросали щиты и ретировались, оружейка была открыта. Далее по плану шел захват админзданий. По той же схеме, что в Луганске и Донецке. Однако российские технологи не учли только одного – человеческого фактора. Да, Одесса может долго быть курортной, расслабленной и пассивной, но в условиях опасности она трансформируется. Одесса всегда поднимается и готова вступить в бой, когда приходит враг. Так было и 4 мая - проукраинские одесситы повторно разогнали сепаратистов уже под зданием УВД.
2 мая двое патриотов отдали свои жизни, защищая мир в нашем городе – десятник «Правого Сектора» Игорь Иванов и активист Майдана Андрей Бирюков. Для меня 2 мая – день, когда мы отстояли Одессу.

P.S. По делу 2 мая у меня одна рекомендация: ищите коммуниста Албу, который сейчас находится в оккупированном Крыму. Это Албу завел людей в Дом Профсоюзов, хотя был план вывода людей с Куликового в сторону моря. Ищите Албу, пока его не постигла участь Жилина и Мотороллы.

Юрий Ткачев, главный редактор издания «Таймер»:
Изначально 2 мая планировалась триумфальная победа «патриотов» над «сепаратистами» в виде зачистки палаточного городка на Куликовом поле силами футбольных фанатов и активистов «Евромайдана» из Одессы и других городов под прикрытием и при поддержке милиции. Сделать это планировали в рамках так называемого «николаевского сценария» — последовательности действий по таким разгонам, впервые реализованной в Николаеве в ночь с 7 на 8 апреля 2014-го года. Важной частью этого сценария является разделение сил «антимайдановцев», каким в Одессе был поход «куликовцев» в центр города, завершившийся боями на Греческой. Бескровный триумф «евромайдановских» сил был крайне выгоден в первую очередь тогдашнему губернатору Одесской области Владимиру Немировскому. Однако реализовать этот сценарий не удалось – по целому ряду причин, часть из которых может быть списана на «эксцессы исполнителей», другая – на случайности, третья же очень напоминает сознательный саботаж со стороны руководства правоохранительных органов.

Стоит отметить, что главным выгодополучателем сценария стал Игорь Коломойский, чей человек, Игорь Палица, занял кресло губернатора после того, как Немировского сняли сразу после трагедии.

Светлана Подпалая, журналист, член журналистско-экспертной расследовательской Группы 2 мая:
2 мая показало, как опасно играть с общественной активностью масс, а расследование трагедии обнажило запредельный уровень коррупции в Одессе и покрывательство на уровне министерств и политических сил.

Никто из представителей власти не хотел взять на себя персональную ответственность и действовать в рамках закона для прекращения нарастающего противостояния Майдана и Антимайдана. А дальше вмешался человеческий фактор и особый одесский масштаб, который обусловил вовлечение в события тысяч людей, находившихся к этому времени на пике политической активности. И все смешалось: нежелание руководства города и области действовать в правовом поле, вера в силу договорняков, амбиции лидеров Антимайдана, установка на картинку для российских и мировых СМИ, желание лидеров Куликова поля сохранить лицо и товарный вид бренда, наработанная практика зачистки палаточных протестов и наличие у населения и представителей ГО огромного количества различного оружия…

Безусловно, местная элита не предполагала кровавого сценария. Иначе не было бы съемки Труханова на фоне дымящегося Дома Профсоюзов, которая пошла в прямой эфир и канула в небытие сразу после того, как стало известно о жертвах. Не было бы пробежки губернатора Немировского по Куликову полю в сумерках. Не был бы отменен визит Юлии Тимошенко, заранее запланированный на вечер 2 мая. Из открытых источников было известно, что она предполагала выступить на Куликовом поле вечером 2 мая. Желание отвлечь внимание от роли чиновников прокуратуры, милиции, горсовета, обладминистрации первоначально стало причиной диких информационных вбросов, которые щедро иллюстрировались фотографиями погибших и моментальной генеральной уборкой мест столкновений на Греческой и, в конечном счете, привело к провалу расследования.

9989

Комментировать:
  1. Lyndee Суббота, 20 мая 2017, 05:50
    F&V,tyst på er, jag försöker ju skära ned på innpsölistak. Men visst, känner jag mig rätt så blir det några markiser också. Men 2010 låter otroligt - å andra sidan var det väl WS som tyckte man skulle dricka upp någon Brumont från senaste åren före 2010 också?Swedish -att man får tidigare årgångar har jag aldrig hört förut. BS är verkligen galet, skall det vara så svårt att koordinera informationen med hemisdan?