Погода в Одессе
Сейчас от +1° до +4 °
Ночью от +4° до +5°
Море +11°. Влажн. 73-75%
Курсы валют
$26.47 • €31.19
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Одесситы меня вдохновили

Понедельник, 2 октября 2017, 23:39

Алексей Синило Трассе Е-95, 15.08.2017

Сергею 33 года. Он родился в Иловайске Донецкой области - маленьком городке с населением в 20 тысяч человек, о котором до 2014 года мало, кто слышал. После школы Сергей поступил в Харцызский металлургический техникум, затем – в Донецкий политех. По основной специальности Сергей – инженер-электромеханик, но работать по профессии ему не очень нравилось. Уехав из Донецка летом 2014 года, работу по специальности в Одессе Сергей решил не искать, а попробовал заработать с помощью хобби, - массажа, которым увлекся в 2009 году. И с тех он пор занимается этой деятельностью профессионально.

Проекту "Среди нас" Сергей рассказал, как к нему из-за донецких номеров на машине в квартиру пытались вломиться соседи с милицией, как организовывал выезд родителей из Иловайска во время "котла", и чем его вдохновили одесситы.

- Расскажите в двух словах о себе и своей семье?

- Я женат, детей нет. Свою жену я встретил в 2006 году. Я очень увлекаюсь туризмом, горными походами, был на Кавказе, в Турции. Вот и с женой встретились на туристической тусовке в Донецке. Поженились мы в 2013 году. Еще успели собрать друзей перед всеми этими событиями.

Родители живут в Иловайске до сих пор. Во время "котла" они оттуда выезжали, но потом вернулись. Родители жены сейчас живут в Харьковской области.

До самого отъезда из Донецка я работал инженером электроцеха Донецкой теплосети. До этого работал в сфере строительства в Мариуполе, работал на Заводе высоковольтных опор.

- А когда и при каких обстоятельствах вы приняли решение уехать из Донецка?

- Когда обстановка уже накалилась, пошли сводки о погибших и даже среди наших сотрудников в теплосети, я ехал домой по проспекту Мира. Это большой проспект, где стоит "Донбасс-арена". Накануне там уже ходили колонны людей с оружием, и нас останавливали. Но последней каплей было то, что я ехал домой, а по проспекту ехал танк, который раньше стоял на постаменте. Он стоял там со времен войны. И вот его отремонтировали, и он ехал нам на встречу. У меня был шок. Мы тогда уже слышали взрывы в Славянске, но никто еще в происходящее до конца не верил. Даже сводки на нас так не влияли, как этот танк. Невозможно это объяснить, пока ты сам подобное не увидишь.

И еще был такой фактор: уже были блокпосты, на которых стояли молодые ребята, которых набирали "республики". Было видно, что они могли стрельнуть в машину по ошибке либо по порыву какому-то, когда кто-то испугался и не остановился. Еще по Донецку тогда ездило очень много машин с молодыми людьми: голый торс, балаклава, на красный свет носились. Была такая волна непонятных событий, какой-то хаос, который непонятно куда может привести. И мне это не нравилось.

- Как быстро вы собрались, что взяли с собой, не мешали ли вам уехать?

- Накануне отъезда мы купили машину. Долго собирали на нее деньги, а тут как раз наш родственник свою продавал. Ездили мы тогда неважно, жена чуть лучше, я вообще плохо. И поэтому мы долго решали, поехать так или уже на машине. В итоге решили ехать на машине, что позволило нам взять больше вещей.

Собирались спокойно. Зимних вещей не брали, в основном, летние вещи. Но брали много из бытовых вещей, посуду, документы, паспорта, понятное дело, деньги. Так что все основное у нас было с собой. В таких ситуациях обычно происходит переоценка ценностей, многое меняется. Ты понимаешь, что тебе не надо ничего. Я тогда даже не брал с собой дипломы.

Это сейчас уже думаешь, как же мне прожить без какой-то там кофемолки? А когда в такой ситуации думаешь, что брать? - Да ничего! Фотографии какие-то, какие-то электронные носители (ноутбуки) и документы.

- А с работой как решили?

- Моя жена к тому времени работала уже дома удаленно. Она работает в сфере IT, для них это нормально. У меня было сложнее. Первоначально я хотел, чтобы жена поехала сама, т.к. не знал, что делать с работой. Но жена без меня уезжать не хотела, я ее просил уехать, но она сказала, что без меня не уедет. Потом я ждал отпуска, чтобы уехать. Всегда тяжело принимать такие решения. Я в глубине души понимал, что это надо сделать, потому что инженер я по образованию, но не по призванию. Но я все равно думал, что мы уезжаем на две недели, в голове были мысли: "как же так, я ж без работы остаюсь, а я ж мужчина". Думал вернуться…

Нам повезло, что компания жены устроила переезд для своих сотрудников. Первоначально они вообще думали персонал за границу перевозить, но из-за спешки устроили релокацию в Одессу. Компания сняла в Одессе большой дом в Черноморке, и там люди могли пожить. Мы тоже там жили какое-то время.

Мы уезжали в пятницу, где-то в середине июня. Приехали сюда, пробыли здесь две недели. А тут совсем другая жизнь… Мой бесплатный отпуск заканчивался. Я позвонил на работу, мне начальник сказал, что могут меня прикрыть еще неделю-две. Но по всему было видно, что так быстро это не закончится. И мой начальник сказал мне: "Принимай решение". Мы поговорили с женой и сделали выбор, что не надо ехать, решили не возвращаться. Я удаленно уволился, спасибо, мне пошли на встречу, рассчитали, выплатили деньги. И все, я туда вернулся уже только года через полтора первый раз.

- Как к вашему решению отнеслись родственники и близкие? Поменялось ли у кого-то из важных вам людей отношение к вам?

- Даже не было дискуссий на эту тему. Тогда был каждый сам за себя, никто ни с кем не советовался. Дискуссии велись разве что с самыми близкими людьми. Я этот вопрос обсуждал только с женой, больше ничье мнение меня не интересовало. Потому что мы можем разговаривать, но когда возникают такие вопросы, никто никого не слушает. Я не сомневался тогда, и никто бы меня не переубедил. Родители волновались, конечно, переживали, но они хотели, чтобы мы были в безопасности.

- Как быстро вам удалось устроить жизнь на новом месте?

- Первые несколько недель мы жили в том доме, который сняла компания жены. Там жили и другие семьи, которые оттуда переезжали. И мы там жили семьями, общались, фильмы смотрели по вечерам. А когда поняли, что остаемся, (это была уже третья неделя пребывания) мы начали искать квартиру. С поиском квартиры тогда было сложно. Да и сейчас не просто. Дончане у многих одесситов вызывают какую-то странную реакцию. Я даже, когда пробовал себя в сфере недвижимости тут, пытался понять для себя этот феномен. Но никто внятно мне не смог объяснить, какие-то абстрактные отговорки, типа кто-то заселился и не хотел выезжать, а по закону не могли выселить.

Так что да, квартира – это было ощутимо. Когда ты звонишь, а тебе вместо "Здравствуйте" говорят: "Какая прописка?". Ты говоришь: "восточная Украина", и тебе говорят: "До свидания" и кладут трубку. Хочется перезвонить, сказать что-то людям. Мы снова и снова натыкались на такое отношение. Но через несколько дней интенсивных поисков вышли на женщину, которая нам сочувствовала, и помогла снять квартиру на Таирова. Мы там прожили около года. А потом у меня начала двигаться вперед работа, появилось много клиентов, и мы переехали, сняв квартиру неподалеку, на проспекте Гагарина.

- Еще с какими-то проявлениями негатива со стороны местных жителей вы сталкивались?

- Основное, это, конечно, было при поиске квартиры. Еще я боялся за машину, из-за номеров. Мне говорили, что и краску на машину могут вылить.

Была как-то ситуация во дворах: мне перегородила машина выезд. По правилам меня должны выпустить из двора, да и деться мне там некуда было. А водитель той машины мне моргает фарами, мол, уступи. Я ему говорю: "Ну сдай назад, чтоб я мог выехать". И когда мы уже разъезжались, поравнялись, я ему говорю: "Вы ж должны выпустить по правилам". А он мне: "Дома будешь командовать" и уехал. Жена меня еле успокоила тогда. Было очень неприятно.

Ну и был инцидент во дворе, где мы сейчас живем. Кто-то бросил бутылку из окна, и она попала по машине моего соседа. Тогда так получилось, что мы заселились два месяца как, и в этот же период кто-то повадился выбрасывать бутылки.

Вот он и подумал, что это мы, стучал в дверь. А нас не было дома. Так что он снял у меня с машины номера, мол, вот, сепаратист приехал. Вызывал милицию, думал, мы прячемся, они хотели уже в окна к нам залазить.

Мы же в тот вечер были на дне рождения, и когда вернулись домой, они поняли, что это не мы бутылку бросили.

Сейчас мы с соседями уже хорошие друзья, они приходят ко мне на массаж. А тогда, после инцидента говорили: "Извини, ошибка вышла".

Но это единичные случаи, в основном, люди нормальные, проблем не было. Одесса привыкла к приезжим. Хотя, конечно, было очень неприятно, когда искали квартиру, когда сразу делили людей.

- Насколько изменился ваш образ жизни (доход, комфорт проживания) после переезда в Одессу?

- Самая большая перемена связана с общением с друзьями. Для меня это очень важно, и мне не хватало этого. Первый год я просто сходил с ума.

Но мы с женой много работаем, любим свою работу, и мы привыкли. А еще помогало то, что в компании жены было много приезжих. Ребята что-то организовывали, какие-то посиделки в гостях у одного, у другого. Плюс у жены со студенческих лет тут остались друзья.

Зато мы стали больше следить за здоровьем, бегать, купаться в море. Даже зимой иногда купаемся. Я меньше спиртного употребляю, раньше больше посиделок было с алкоголем. Больше времени проводим вдвоем.

Ну и, наверное, самое главное то, что лично для меня это был такой "пинок под зад", грубо говоря. Получилось так, что я вышел на какую-то новую дорогу, и я вижу перспективы, которые внушают радость. До этого работал лишь бы работать, оплатить какие-то счета.

Нам, конечно, очень повезло, что поддержала компания жены, ее зарплата позволила нам продержаться какое-то время на плаву. В пересчете на доллар, наверное, наши доходы не повысились. Но в гривневом эквиваленте повысились, и удовольствия от работы я получаю больше.

- А кто из близких вам людей сейчас находится в Донецке, поддерживаете ли вы с ними отношения?

- Сейчас уже все поменялось. По возвращению туда, даже если с ребятами собираемся, конечно, политика и все остальное отходит на второй план. Но все равно на эти мы темы не говорим.

Ну и у нас много знакомых появилось тут, особенно по работе.

А еще мы стараемся помочь тем, кто только приезжает, с работой, например. Даже сейчас, когда мы снимали квартиру, то искали такую, чтобы было место, где можно было кого-то принять.

- Насколько государство, по вашему личному опыту, обеспечивает переселенцам возможность поменять свою жизнь?

- Вообще первое время я считал, что я трудоспособен, и это не правильно – обращаться за помощью. Не удобно как-то: молодой, здоровый парень, кому-то же помощь нужнее. Но недавно, после нового года, моя работа потребовала оформления частного предпринимательства. Теперь я плачу налоги. И когда я оформлял документы, я брал справку переселенца, которую до этого не брал.

Кроме того, я подал документы на помощь, чтобы мне оплатили два месяца по 600 грн., 2 месяца – по 400. Я хотел получить эту помощь, чтоб перекрыть выплаты предприятия. Но тут есть загвоздка. Сейчас мне надо взять справку из Пенсионного фонда, а они не видят моих выплат. Т.е. я плачу налоги, а фонд их не видит, потому что мне надо отчет сдать, а отчет я сдам только в январе 2018 года. Какой-то замкнутый круг: налоговая видит, что я плачу, пенсионный не видит, а справка мне нужна сейчас из Пенсионного. Ну и жена тоже сначала в Харькове оформляла статус переселенца, теперь здесь получила, чтоб были какие-то деньги, родителям помочь, например.

- А что государство, по вашему мнению, должно было бы сделать для переселенцев?

- Вообще конечно, если отбросить даже материальные моменты, хотя это тоже очень важно, еще нужна какая-то социальная помощь, элементарные беседы с людьми. Может, какие-то концерты, какие-то организовать места, где люди могли бы собираться и обмениваться мыслями, опытом. Потому что через какое-то время жизни в Одессе мы узнали, что здесь жили наши друзья, которые нуждались в помощи. И мы могли бы им помочь, хотя бы приютить у себя. Но мы не знали, что они тут. Надо бы помочь наладить коммуникации, контакты социальные.

И желательна помощь или организация процесса с жильем. Есть ведь люди, которые могут и хотят помочь снять квартиру, или готовы сдать квартиру дончанам. Хотя бы информационно такая поддержка была бы нужна.

А еще у меня был случай: мне нужно было взять справку переселенца в Приморском районе. Я для этого обошел полгорода, обошел все, не знал, куда идти. Поехал на вокзал, потому что там вроде какой-то координационный центр. Я приехал туда, а там, извините, два кресла и бомж на этих креслах. По номерам телефонов, которые там висят, никто не отвечает. Я в итоге вернулся, по кругу на Говорова, буквально в соседний дом с тем, где я живу. И все потому, что никакой информации не было.

Ну и там, на Говорова, вообще ужас. Там старики по 90 лет с палками, а им там даже сесть негде. И женщины беременные, и мамы с колясками стоят, и тут же студенты, все толпятся.

В общем, не хватает ответов на элементарные вопросы.

- Помогали ли вам, как переселенцу, каким-либо образом международные организации?

- Я не обращался. Мы думали о том, чтобы как-то организовать помощь для родителей, но сами не обращались. И я старался воспринимать эту ситуацию, как будто я просто переехал. Моя туристическая натура позволила мне быстро приспособиться. Я быстро понял, что надо идти и работать, а не ждать, пока кто-то придет и что-то даст.

- Что стало с вашим имуществом в Донецке?

- У нас там остался дом. Незадолго до переезда мы купили дом, точнее, выкупили часть дома и начали строить пристройку. Там сейчас так и лежат стройматериалы, залит фундамент под пристройку. Песок, щебень лежат. Все это заморозилось. Остался дом родителей жены. Мои родители живут в квартире в Иловайске.

- К слову, а как ваши родители выбирались из Иловайска во время обострения ситуации?

- Мои родители пенсионеры. Поэтому, собственно говоря, они остались там. Для пенсионеров там более-менее нормальная ситуация.

У нас там квартира на земле, коттеджного типа, и большой есть подвал, сухой. Когда начиналось все, когда началась бомбежка, они находились в нем. В городе пропало электричество, не было ни газа, ни воды. Мы созванивались с родителями в 8 утра и в 8 вечера, потому что зарядить телефоны было негде, и надо было экономить батарею. Еду они не готовили, только заливали крупы водой, и так питались. Соседи организовали полевую кухню, какой-то костер. Но в один день большинство соседей выехали. Родители проснулись утром, а часть дома просто пустая осталась. И я начал настаивать, чтобы они уехали. Мама была готова, а отец сомневался, очень уж он у меня консервативный. Но в один день он взял трубку и сказал: все, Сережа, я готов. И я сказал им собираться.

Задача была выйти за пределы города пешком в промежуток с 5 до 7 утра, когда не бомбили (а у меня отец имеет инвалидность и далеко не ходит). И тогда можно было бы выехать в соседний Харцызск. А там, казалось бы, 15 километров разницы, но уже было тише, магазины работали, маршрутки ездили.

В общем, мы начали искать, кто же повезет. Никто не соглашался. Людей вывозили по-всякому. И я нашел таксиста, который согласился все-таки вывезти их оттуда. Он не очень хорошо знал город, но я ему объяснил, как найти дом. Он подъехал к дому, забрал их и увез. Еще и денег взял не много, хотя многие тогда пользовались ситуацией и ломили дикие цены: риск все-таки огромный.

В Харцызске родителей встретил мой друг. Они отдохнули и выехали в пансионат на Азовском море, а потом сняли себе домик там же, пробыли там какое-то время, а, со временем вернулись.

Там до сих пор потихоньку и живут. Общаемся с ними, стараюсь их посещать иногда.(по возможности)

- Хотели бы вы вернуться в Донецк в принципе и при каких условиях готовы были бы это сделать?

Пока нет.

Я скучаю по старому Донецку. Хотя я был не большим патриотом города: мне всегда что-то не нравилось, ворчал на что-то. Но скучаю по той атмосфере, которая была раньше. За общением скучаю. За друзьями. Но понимаю, что это уже не вернется. И раз так произошло, просто надо двигаться дальше, жить дальше. Я надеюсь, что скоро будет проще перемещаться через блокпосты, проще будет простым людям приехать-уехать, позвонить, передать что-то.

- В чем вы видите основное отличие Одессы и Донецка?

- Разница есть, и она большая. Есть плюсы и минусы. Я, как дончанин, ценю свое время и не люблю опаздывать, не люблю, когда ко мне опаздывают. Если я что-то сказал, я сделаю многое, чтобы выполнить обещанное. Одесса в этом плане более «творческая», что ли. Были случаи, когда люди просто не приходили ко мне. Люди могут сказать что-то, а на самом деле этого не будет. И такая ситуация даже в каких-то серьезных сферах.

В Одессе нет спешки, люди живут как-то более размеренно, больше людей улыбается, больше следят за своим здоровьем (мне это нравится), меньше работают.

Еще ко мне в Донецке на массаж никто не приходил днем – обычно уже вечером, после работы. А здесь люди приходят целый день. Спрашиваю: "Когда вам удобно?" – "Мне всегда удобно, я целый день свободен", - отвечают мне некоторые.

Выйдешь на пляж – всегда толпа, на Дерибасовской – всегда топла. Причем если летом это приезжие, то зимой-то – местные. Поэтому "донецкие" всегда приезжают и спрашивают: "Когда одесситы работают, они ж все время прогуливаются, на пляжах отдыхают?".

Еще мне казалось, что в Донецке чище. Больше зелени, цветов, по клумбам никто не ходит, как здесь. Парки более ухоженные. Я вот хожу на работу через парк Победы, такой парк роскошный, и такой бурьян в нем. Некому покосить? У нас было так, что давали команду, и каждый вокруг себя быстро наводил порядок.

Зато в плане работы мне легче – моя работа тут воспринимается нормально. А в Донецке я даже сам не рассматривал такой вариант для себя, что я должен зависеть от людей, придут они, не придут. Там лучше было иметь стабильную зарплату.

Климат, понятное дело, намного мягче. Море опять же.

- А как вы вообще занялись массажем?

- Я в юности работал со спортсменами. И тогда узнал, что массаж – это серьезное дело. Его даже изучают в институтах. Хотя тогда для меня это было "рельсы-рельсы, шпалы-шпалы". Лет в 25, я работал тогда в строительной сфере, я познакомился с мужчиной (мы работали вместе), который занимался массажем, помимо строительства. Я по его совету закончил массажную школу при Первой городской больнице в Донецке, получил диплом от Министерства здравоохранения, и начал потихоньку практиковать. Появились клиенты: знакомые, знакомые знакомых, и пошло. Сначала я ездил по домам, потом жена мне еще подарила такую раскладную массажную кушетку. Потом устроился в один салон, в другой… А по приезду сюда, когда я говорил, что массажист, люди с таким уважением на меня смотрели, что мне это дало толчок, вдохновение. Многие понимают, что это не шутки – это здоровье. Потому что я в Донецке даже не всем говорил, что я занимаюсь массажами. Там эту работу с ухмылкой воспринимали. А здесь меня люди вдохновили.

Первую работу в Одессе массажистом я нашел по объявлению. Просто пришел в салон в центре города, и меня тут же взяли. Единственное, они попросили меня сделать какой-то прайс, я его сделал раньше остальных кандидатов (ответственность, опять же..), и все. На работу я никогда не опаздывал. Из-за этого на меня хозяйка салона первые два месяца смотрела круглыми глазами: как у меня все время получается приезжать с Таирово в центр без опозданий.

Там у меня и появились первые клиенты. Я провел хороший сезон, получил поток клиентов. В общем, я год проработал там на проценте. А сейчас я уже арендовал кабинет, и работаю на себя.

Так я и стал заниматься массажем уже профессионально. Сейчас поступаю в институт по этой теме. И я рад, что у меня так сложилось, потому что эта работа делает меня счастливым.

10215

Комментировать: