Погода в Одессе
Сейчас от +21° до +30°
Днем от +30° до +31°
Море -°. Влажн. 72-74%
Курсы валют
$25.92 • €29.77
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Необыкновенные приключения американцев в Одессе

Среда, 22 марта 2017, 20:18

Олег Константинов

Думская, 27.08.2016

Недавно Украина передала правительству Соединенных Штатов Америки останки военного летчика Джона Мамфорда, сбитого в 1944 году над территорией Одесской области румынами. Событие это натолкнуло «Думскую» на мысль узнать побольше о связях заокеанской сверхдержавы с нашим городом и регионом. И не только в разрезе земляков, которые уже больше века оседают в США, что является общеизвестным фактом: не зря нью-йоркский Брайтон неофициально называют «Малой Одессой». Был и обратный процесс, хоть и не столь масштабный. Скажем, один американец больше полугода служил одесским градоначальником. А еще в одесской земле лежат тела, по разным данным, от десятка до четырех сотен граждан Штатов, которым не повезло стать сначала военнопленными в нацистской Германии, а потом быть освобожденными Красной Армией. Но обо всем по порядку.

Одессу с Северо-Американскими Штатами (кто не знает, Соединенными Штатами на западных континентах сейчас именуют себя два государства, включая Мексику, до 1968-го так называлась еще и Бразилия, а до 1953-го — Венесуэла) объединяет очень многое. И США, и наш регион – это колонизированные территории, населенные бывшими мигрантами. Отсюда – многонациональность, разнообразие языковых и культурных традиций, терпимость и приверженность демократии. Одесса с самого начала была торговой столицей, здесь всегда любили деньги, и американское словечко «бизнес» появилось в одесском диалекте русского языка за век до того, как оно стало нормативным в «великом и могучем». Similis simili gaudet, подобное предпочитает подобное, поэтому одесситов всегда тянуло к Штатам и в Штаты, а американцев, наоборот, к нам.

СЛУГА ЦАРЮ, ДРУГ ПУШКИНУ, МУЖ ПИСАТЕЛЬНИЦЕ

Первые американцы начали проникать в город у самого синего Черного моря еще в начале XIX века, когда будущая сверхдержава только-только начала утверждаться в качестве самостоятельного государства. Одесский историк Олег Губарь посвятил несколько публикаций Джорджу Зонтагу, этническому немцу, родившемуся в Филадельфии в семье видного американского революционера, участника войны за независимость и члена общества Цинциннати (в честь героя Римской Республики). Человеку, связавшего свою жизнь с Одессой.

Джордж-Георг-Егор Зонтаг служил в американском флоте на шлюпе «Оса» (Wasp), который в 1812 году, во время второй американско-британской войны, был захвачен англичанами. Зонтаг был штурманом корабля, но позор команды «Осы», сдавшейся королевскому линейному кораблю, не разделил, поскольку за год до тех событий переехал в Российскую империю, где присягнул царю и сделал не самую худшую карьеру сначала в армии, а потом в гражданской сфере, дослужившись до полковника и коллежского советника соответственно.

Он участвовал в наполеоновских войнах, брал Париж, а в 1815-м году, купив корабль, пытался заняться каперством под американским флагом в Атлантике.
Неудачно, правда: команда взбунтовалась и едва не повесила Георга-Егора на рее, но он каким-то образом избежал этой неприятной участи. Впоследствии Зонтаг сошелся с Воронцовым и начал служить в Одессе. Сначала командовал яхтой командующего Черноморским флотом «Утеха», потом был инспектором порта и капитаном Карантинной гавани, причем на этой должности отличился: спас как-то севший на мель иностранный корабль. Все-таки моряк, и опытный. У нас Джордж-Егор Зонтаг женился на племяннице классика русской литературы Василия Жуковского, писательнице Анне Юшковой, дружил с Пушкиным во время его одесской ссылки (и даже возил его нелегально в Николаев на «Утехе»), покровительствовал искусствам:

«Как-то одно из зашедших в наш порт судов вывалило балласт. Георг заметил среди камней древнегреческие надписи, которые передал основателю одесского археологического музея Бларамбергу. Они до сих пор выставлены в экспозиции», — рассказывает Губарь.
В 1831-м году, с 16 апреля по 1 августа, Джордж Зонтаг исполнял обязанности одесского градоначальника (в Российской империи градоначальство было особой административно-территориальной единицей, включавшей город с окрестностями и выделенной из губернии по причине особого положения. Сейчас аналогов должности градоначальника, который занимал в провинциальной иерархии второе место, между генерал-губернатором и городским головой, нет). Так что, Одессой непродолжительное время управлял американец.

Автограф пушкинского стихотворения «Завидую тебе, питомец моря смелы», предположительно посвященного Зонтагу. Среди силуэтов на полях, как считают некоторые специалисты, есть портрет американца.

Умер Зонтаг в 1841 году. Похоронили его на старом кладбище (Первом христианском), впоследствии уничтоженном большевиками. Могила единственного одесского руководителя американского происхождения не сохранилась.

Впрочем, он был лишь первой ласточкой. Уже во второй четверти XIX века на другом берегу Атлантики серьезно заинтересовались Одессой: наш город стал конкурентом американских портов. Тогда стратегическим сырьем было зерно. В 1830 году в Одессе основали консульство США, просуществовавшее аж до 1918-го, когда его закрыли в связи с Гражданской войной. Американские дипломаты сидели напротив Оперного театра, в доме №6 по переулку Чайковского (по соседству с первой редакцией «Думской», кстати). Первым консулом стал Чарльз Райнд, крупный зернотрейдер и судовладелец. Чисто консульским вопросами представительство почти не занималось, зато исправно отправляло на родину отчеты о грузопотоке, идущем через Одесский порт.

Ничего незаконного, что вы, но сейчас эту деятельность назвали бы экономическим шпионажем. До закрытия консульства в 1918-м представительством руководили 15 человек. Среди вице-консулов был, кстати, дальний родственник 41 и 43-го президентов США Чарльз де Буше. Исторический парадокс: Джордж Буш-младший детство провел в техасской Одессе, а в Одессе украинской был домовладелец с той же фамилией, но не родственник семьи.

В Одессе действовали офисы ряда американских компаний, в том числе всемирно известных по сей день. Например, была контора «Форда», которая продолжала работать и после революции – американские автомобилестроители весьма тесно сотрудничали с советской властью и накануне первых пятилеток поставляли Союзу до 90% всей используемой в стране автомобильной и тракторной техники.

Консульство закрылось в 1918-м после создания Одесской советской республики. В последующих событиях американцы участия не принимали, во всяком случае, официально. Среди интервентов не было частей США, хотя американская резидентура в Городе наверняка оставалась.

КОРМИЛИ ПОЧТИ МИЛЛИОН ДЕТЕЙ ЕЖЕДНЕВНО

В 1922-м году, когда в охваченной войной бывшей Российской империи разразился страшный голод, в Одессе заработали миссии ARA и Джойнт (Американский еврейский распределительный комитет), которые оказывали помощь голодающим.

В нашу гавань прибывали суда из США с продовольствием, спасшим немало жизней: «У закрытых ворот всегда толпится народ, наблюдавший за выходящими оттуда счастливцами с зашитыми в парусину пакетами с надписью «АРА». Иногда ворота распахивались, оттуда выезжали громадные грузовики. Тогда можно было увидеть двор, заваленный ящиками и тюками, и каких-то ловких парней в зеленой униформе», — описывал происходящее современник.

За время пребывания в Украине только АРА выдала более 200 миллионов персональных пайков. В состав каждого входили: полтора фунта чая (английский фунт — 420 граммов), шесть банок сгущенного молока, три фунта какао, семь фунтов сахара, два фунта риса, два с половиной фунта жиров, два фунта кофе, один фунт варенья и один фунт шоколада. Стоил типовой набор 10 долларов и кормил среднестатистическую семью в течение недели. А ведь, кроме продовольствия, миссия оказывала и помощь предметами первой необходимости, вроде одежды. Сначала, кстати, программа распространялась только на детей (кормили 800 тысяч маленьких жителей Украины ежедневно!), потом подключили и взрослых.

Директор АРА в Украине полковник Уильям Гров, побывавший в Одессе весной и летом 1922 года писал в своем отчете: «В апреле Одесса представляла собой безлюдный город с молчавшими детьми, в июле улицы были заполнены оживленными подростками, которые играли и кричали «АРА» в тот момент, когда проезжала наша машина. Разворот в течение трех месяцев программы, начавшейся с нуля, а на завершающем этапе охватившей до миллиона человек, являл собой редкое сочетание реализации гуманистических идей американской филантропии и точного практического расчета».

Кстати, тот факт, что голод 1921-1923 годов самым непосредственным образом затронул Одессу, крупный портовый город, а не только сельскую местность, в советское время старательно замалчивали. Очень мало данных в советских источников и по поводу масштабов американской помощи.
А ведь АРА и «Джойнт» не только пайки раздавали. Они создавали столовые, действовавшие независимо от советских органов, опекали больницы, организовывали сельскохозяйственные курсы для молодежи и даже помогали сельхозкоммунам с техникой (тракторы высылали, бесплатно!)

«Джойнт» — организация еврейская и создавалась формально для помощи иностранным евреям. Отсюда и выбор Одессы как головной базы миссии в Украине – во-первых, порт, во-вторых, «еврейский город» (тогда представители этого этноса составляли 44% населения Города). Однако заокеанские благотворители отнюдь не желали замыкаться исключительно на своих и старались спасать от голода все население регионов, куда их пустила советская власть. Тут помогла «крыша» АРА – как-никак правительственное агентство. Сугубо «еврейской» была лишь программа «Агро-Джойнт», призванная привлечь евреев к сельскому хозяйству, вернуть, так сказать, «на землю».

ПЕРВОЕ МОРОЖЕНОЕ И ДЕТСКИЕ МОЛОЧНЫЕ СМЕСИ

С окончанием Гражданской, прекращением голода и постепенным укреплением советской власти сотрудничество с американцами не свернули. Наоборот, оно усилилось, увенчавшись в 1933 году установлением полноценных дипломатических отношений. До резкого поворота Сталина к гитлеровской Германией между СССР и США была дружба, хоть и не сильно афишируемая Москвой. И таких масштабов дружба, что нынешняя вроде как «проамериканская» Украина может лишь позавидовать, да и Ельцину с Горбачевым до вождя народов далеко. Впрочем, в отличие от безвозмездной помощи во время голода, взаимное расположение советских коммунистов и американских капиталистов со второй половины 1920-х и до 1937-го года основывалось на твердой валюте и золоте, которыми разбрасывался Кремль. Грубо говоря, мы щедро платили, а янки не видели причин нам отказывать в товарах и услугах. Был, правда, и еще один аспект отношений, о котором позже.

Одесса в те годы была ключевой точкой, где пересекались «союзники по расчету». Американские суда заходили в порт чуть ли не каждый день: поставки продовольствия, а потом и техники нарастали. Скажем, в марте 1923 года только один пришедший из Штатов транспорт выгрузил в в Одессе 46 тракторов «Форда». В декабре 1925 года пароход «Арденгол» поставил почти тысячу тонн различных машин, оборудования и запчастей к ним.

В 1930-м году в Одесский порт прибыл купленный «Совторгфлотом» в США пароход «Самоед» (тип «Лайк») грузоподъемностью до 7500 тонн. Всего таких судов Советский Союз закупил семь штук. Американцы помогали СССР возрождать морское торговое судоходство.
В том же, 1930-м, совместное русско-американское общество «Рагаз» построило в Одессе цех газовой сварки.

В 1936-м году в портовом холодильнике открыли первую в Одессе фабрику мороженого. Построили ее тоже американцы, и оборудование было американским. Государству это предприятие, способное выдавать за смену 5 тонн продукции, обошлось в 1,3 млн рублей, и не простых, для внутреннего потребления, а полновесных золотых.

И это лишь малая толика американского вклада в экономику нашего города до Второй мировой. Впрочем, и после войны, несмотря на геополитическое соперничество, контакты не прекращались. Американцы продолжали строить в советской Одессе и ее окрестностях заводы, в том числе знаковые. Например, ОПЗ. Или накрывшуюся медным тазом балтскую «Ласуню», с появлением которой в СССР родилась целая отрасль – производство сухих молочных смесей для новорожденных, промышленного аналога материнского молока. Балтский комбинат возводила химико-фармацевтическая компания «Эббот», которая и по сей день является одним из мировых лидеров в своей сфере.

После обретения Украиной независимости американский бизнес перестал выполнять госзаказы и снова начал интересоваться Одессой как точкой приложения инвестиций. К сожалению, далеко не всегда заокеанскую державу представляют порядочные люди. Скажем, возмущение одесситов вызвала бурная деятельность гражданина США Скотта Сиготта, находящегося у себя на родине в розыске. В нашем же городе он чувствует себя весьма вольготно. Компания Сиготта снесла памятник архитектуры на углу Дерибасовской и Красного переулка и построила на его месте высотное здание, несмотря на протесты общественности.

Некоторые американцы участвуют в контрабандной торговле, в том числе оружием и наркотиками.
Впрочем, таких примеров немного. Обратных куда больше. Взять хотя бы IT-сектор. В десятке крупнейших программистских компаний Одессы – пять американских: Lohika, Comodo Group, Provectus, Intersog, DataArt. Вместе они дают городу больше тысячи высокооплачиваемых рабочих мест и платят миллионы гривен налогов.

В одесских бизнес-раскладах засветился уже бывший советник кандидата в президенты США Дональда Трампа Пол Манафорт. По данным газет «Гардиан» и «Вашингтон Пост», пару лет назад он приобрел вместе со своими партнерами Риком Гейтсом и Ричардом Дэвисом телекоммуникационную компанию «Черное море» (кабельное ТВ и интернет). Причем увел ее прямо из-под носа российского магната Олега Дерипаски!

ДЖИНСЫ И ДИСНЕЙ

Отдельно надо упомянуть о контактах в туристической и культурной сферах. Американские туристы прибывали в Одессу и до войны, во время «медового» десятилетия двусторонних отношений, и после нее, в годы ожесточенного противостояния. Желающих собственными глазами взглянуть на экзотику страны победившего социализма, увидеть медведей с гармошками и полуголых комсомолок, всегда было много.

«Вчера утром в Одессу прибыл американский пароход «Каринтия» с группой иностранных туристов. Туристы посетили музей истории партии, историко-археологический музей и были на спектакле в оперном театре. Вечером «Ка­ринтия» отплыла в Стамбул», — писала «Черноморская коммуна» 7 мая 1931 года. Такие визиты были регулярными.

Спустя год для размещения иностранных туристов выделили гостиницу «Красная» («Бристоль»), потратив на ее переоборудование 500 тысяч рублей – немалые по тем временам деньги. На улице Розы Люксембург (Бунина) открыли интерклуб, где гости могли расслабиться и потратить валюту.
Или вот послевоенное сообщение: «11 февраля в Одессе гостила большая группа американских туристов, прибывших на океанском лайнере «Олимпия». Среди 500 пас­сажиров — инженеры, фермеры, банкиры, врачи, домохозяйки. В Одессе туристы про­были целый день», — это уже «Знамя коммунизма» от 13 февраля 1959 года.

Вообще, количество зарубежных круизников, заглядывавших в Одессу в те годы, сильно превышало нынешние показатели, причем даже «доАТОшные». Показательная заметка «Знамени коммунизма» от 16 мая 1964 года:

«В эти весенние дни на улицах Одессы можно услышать английскую, французскую, итальян­скую, немецкую, шведскую речь. Только 14 и 15 мая в Одесской гавани бросили якоря шведское судно «Стелла-Поларис», на борту которого 150 американских и шведских туристов, и греческий пароход «Агамемнон», на котором прибыло 190 туристов из США, Англии, Франции и ФР Г. А 16 мая в Одессу приходит канадский лайнер «Эмрис оф Бритэн» с 800 туристами на борту, итальянское судно «Адриатика», на котором ту­ристы из Англии, Франции и Германии».

В 1970-х годах Черноморское морское пароходство решило, что негоже терять столь богатый рынок и заключило прямой контракт с американскими турфирмами. На трансатлантическую круизную линию США-СССР вышел теплоход «Одесса», который проработал в качестве перевозчика «буржуев» до самого краха Советского Союза.

В Одессе эпохи застойного социализма интуристы вместе с моряками все того же ЧМП были главными культуртрегерами Запада. Они привозили сюда джинсы, журналы, пластинки с записями популярных групп, жевательную резинку и другие пользующиеся спросом артефакты капиталистической цивилизации. Органы – от милиции и таможни до всесильного КГБ – старались пресекать эту бурную деятельность, но тщетно. Более того, советская контрразведка, как следует из документов 50-летней давности, которые выложило в открытый доступ ЦРУ, не всегда успешно противодействовала и по-настоящему вредной активности иностранных гостей. В отчетах американских разведчиков, работавших под видом туристов, имеются очень неплохие снимки, скажем, одесской военно-морской базы, данные об учениях Одесского округа, еще кой-какая ценная информация. И - оперативные псевдонимы связных, которые трудились скромными администраторами, уборщицами и официантами в гостиницах Города… Словом, советские спецслужбы, которые видели в каждом иностранце шпиона, далеко не всегда заблуждались. Как говорится, «если у вас паранойя, это не значит, что за вами никто не следит».
Справедливости ради, стоит отметить, что советские граждане на Западе занимались тем же самым.
Конечно же, за туристами и иностранными моряками следили и ограничивали. Изредка даже пытались вербовать. Им не позволяли праздно шататься по городу – только в составе организованных экскурсий во главе с экскурсоводом в штатском. Никаких спальных районов и Молдаванки с Пересыпью, только классический маршрут – Оперный, Филармония, Дерибасовская и музеи-театры. Как они умудрялись при этом толкать джинсы, одному Богу ведомо, но ведь толкали же!

Относительную свободу интуристы получили лишь в годы перестройки. И тут же начались неприятности. В январе 1987 года сразу несколько групп американцев, пытавшихся сфотографировать колоритные одесские дворики и пообщаться с их жильцами, были задержаны милицией и основательно допрошены.
«Несмотря на открытую политику Михаила Горбачева (первый и последний президент СССР, — Ред.), власти на местах по-прежнему относятся враждебно к иностранцам, особенно если они пытаются наладить контакты с местным населением», — отмечала тогда «Нью-Йорк Таймс».

Последовала нота протеста, американцев выпустили, и больше подобные инциденты не повторялись.
И пара слов о культуре. В 1926-м году в Одессе, в горсаду, который тогда носил имя Луначарского, выступал сам Владимир Маяковский, поделившийся своими впечатлениями от поездки по Америке. Среди других произведений он читал стихотворение «Американские русские» (варианты названия – «Бродвей», «Одесса – Нью-Йорк»). Последние строки вызвали бурные аплодисменты:
«Уж если
Одесса —
Одесса-мама,
то Нью-Йорк —
Одесса-отец».

Через лет 20 за такое великий Маяковский мог поплатиться очень многим. Ну а тогда подобные стихи еще были обычным делом.

В 1930-х в одесских кинотеатрах на ура шли новинки американского киноискусства и мультипликации. Горожане могли посмотреть, например, один из первых цветных фильмов «Кукарача», комедию с Чарли
Чаплином «Огни большого города», мультики Уолта Диснея «Три поросенка», Забавные пингвины» и «Микки-дирижер».

Проклятыми империалистами американцы стали уже потом, после войны…
Продолжение следует.

Во второй части – трагедия американских романтиков, судьба военнопленных, «Соло» ФБР и уроки английского на Гагарина от Джона Григорьевича.

9936

Комментировать: