Погода в Одессе
Сейчас от +17° до +20 °
Утром от +18° до +21°
Море +20°. Влажн. 66-68%
Курсы валют
$26.10 • €30.61
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55

Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Кто и почему не любит Ройтбурда?

Четверг, 28 декабря 2017, 23:24

Такой, 27.12.2017

Когда в конкурсе на должность директора Одесского художественного музея (ОХМ) победил Александр Ройтбурд, сразу стало понятно: все самое интересное только начинается. И действительно, бурления в соцсетях и за их пределами не заставили себя ждать. Мы (автор и коллектив его суб-личностей) понаблюдали за этим процессом и пришли к выводу: в происходящем больше слоев и смыслов, чем может показаться на первый взгляд. Делимся:

А что, собственно, происходит? Круг первый

Для тех, кто каким-то чудом не в курсе: в Одессе есть большой, красивый и доверху набитый картинами Художественный музей, причем последнее – в прямом смысле слова: действующий директор жаловался на переполненные фондохранилища. Последние 5 лет им был Виталий Алексеевич Абрамов, чья трудовая деятельность в ОХМ началась в далеком 1970 году. Поскольку директоров, как президентов, каждые пять лет надо переизбирать, в ноябре Одесская обладминистрация объявила конкурс.

Часто такие конкурсы проходят тихо, мирно, незаметно: единственная незыблемая кандидатура подает документы, отчитывается перед комиссией, единогласно побеждает за неимением других вариантов и работает дальше. Иногда для разнообразия на «выборы» идет еще кто-нибудь из заместителей – ну, вы поняли.

С ОХМ так не прокатило. Нет, заместитель на конкурс как раз подался – Сергей Седых, человек-оркестр: юрист, экономист, бывший инженер-судоводитель, оперуполномоченный, ныне – искусствовед и просто обаятельный мужчина в расцвете лет. Но не было в том ни интриги, ни эмоционального напряжения: они появились, когда на сцену вышел Ройтбурд. Собственно, с его поста на Фейсбуке о решении идти в музей и начались первые пробные обмороки одесской интеллигенции.

Вкратце: что Ройтбурд сделает с музеем. Круг второй

Если суммировать страхи коллективного бессознательного, ОХМ ждет следующее:

Неопытный музейщик Ройтбурд все похерит, а потом активисты сделают уборку на развалинах Дворца Нарышкиных и построят очередной театр под открытым небом. В принципе, наиболее реалистичный вариант, учитывая, что Ройтбурду действительно не приходилось работать в державных музеях – и не учитывая помощь коллектива и консультации других музейщиков.

Ройтбурд продаст картины из фондов и сбежит. Вслух про побег никто не говорит, это подразумевается по умолчанию. Уже озвучили предполагаемую сумму навара: 70-80 млн долларов. Нынешний директор лично подсчитал.

Он устроит музей имени себя и завесит его своими картинами. А картины там – ой-ой-ой какие: «бабы голые и очень голые»©, обнаженные автопортреты с пальцем в носу и перепутанные эгрегоры (Будда на кресте, Пушкин с пейсами – вопиющее неподобство). В самом деле, зачем арендовать помещение и открывать Галерею Ройтбурда, если можно получить основательно запущенный музей со всеми бонусами и коварно подсунуть ничего не подозревающим посетителям свои полотна? Одесская интеллигенция уже все продумала, мы так и слышим его злорадный хохот.

Он построит на месте музея торговый центр. И заправку. А, не, заправку там уже собрался строить кто-то другой. Значит, только торговый центр. Не, ну а что?

Из-за него в музей повалят толпы, и смотрительницам некогда будет решать сканворды.
Он порнограф и нарисовал картину с фаллосом в анусе. Никто не знает, чем это может обернуться для музея, как и мало кто знает, для какого проекта и с каким контекстом он это сделал. Но на всякий случай фотографию автора на фоне творения тиражируют – своего рода опознавательный знак.

Александр Ройтбурд – известный сионист, бандеровец, биндеровец, антисемит, агент КГБ, ставленник Госдепа, бабник, наркоман, гомосексуалист и возможно даже немножечко педофил. Как сказали бы на Луркморе, «количество взаимоисключающих параграфов зашкаливает», но когда это вообще кому-то мешало. Как он успевает быть таким многогранным, да еще и писать картины разной степени непристойности – тоже никто не знает. Может, украл у Гермионы маховик времени? Держи вора!

Кто не любит Ройтбурда? Круг третий

Ройтбурда не любят многие, это факт. Из этих многих примерно четверть не любят его настолько, что даже не могут правильно написать фамилию: как только начинаешь вводить «ройт-», фейсбучный поисковик тут же испуганно выдает: «-бург».

В первую очередь, его не любит Союз художников – великий наследник пролетарской belle époque. Мотивы этой нелюбви вполне очевидны и чисто по-человечески понятны: мало кто способен одним своим существованием настолько обесценить саму организацию и ее деятельность.

Вот ты таскаешься на все эти выставкомы, бегаешь, собираешь справки. Выставком – это когда перспективная молодежь выстраивает свои картины рядком у стенки, а потом комиссия умудренных опытом мэтров выбирает, какие работы все-таки достойны участвовать в выставке ко Дню рождения Т.Г.Шевченко (или, например, ко Дню 8 марта – опционально). Очень увлекательный, глубоко творческий процесс.

Восемь таких выставок – и ты, наконец, Вступил. Кто был никем – тот станет всем: теперь ты Член Союза, можно расслабиться. Плати взносы, ходи на выставкомы наблюдать мытарства следующих новобранцев, учись крутить интриги вокруг мастерских – глядишь, и тебе достанется. Были бы еще, как раньше, госзаказы, вообще было бы замечательно, но что ушло – того не вернуть, такую страну развалили, уроды.

И тут – Ройтбурд: в Союзе художников не состоял и, судя по всему, плевал на него с горы; гранты Сороса освоил еще в 90-х – а разве порядочному человеку дадут американский грант? Пиетета к авторитетам не проявляет, а самое обидное – хорошо при этом устроился: по слухам, у него даже мастерская не в подвале. Что же это получается, можно обойтись без Союза? А потом еще и стать директором музея? Просто возмутительно. «Одесса и одесситы вам не простят»© Анатолий Горбенко, глава ООНСХУ.

А главное, непонятно, с какой стороны теперь Союзу зайти в музей. Будут ли дальше проходить юбилейные выставки ко дню основания Одесского отделения? Вернисажи произведений членов живописной секции? А декоративной? Или он посмеется и вместо этого позовет выставляться своих дружков? Крайне туманные невротические перспективы.

Взбудораженная общественность: круг четвертый

Помимо союза возмущенных художников, есть еще очень неравнодушная одесская общественность. Эта публика более разношерстная, но все-таки приблизительный портрет Неравнодушного Одессита нарисовать можно – по крайней мере, по анкетам во все тех же соцсетях.

Во-первых, это не одессит, а одесситка: женщины всегда активнее встают на защиту попранной морали. Средний возраст – средний, 40-50 лет. Проф.принадлежность, как водится в Одессе, с элементом интриги: большинство – выпускники Нархоза, Водного и гуманитарных факультетов, род занятий в настоящее время сильно варьируется вплоть до неясности. Имеют устойчивые представления относительно своего интеллектуально-морального превосходства.

Что характерно, в этой массе редко встречаются хотя бы условно известные люди, занятые успешной проектной деятельностью. Проекты могут быть: культурными, образовательными, медийными, научными, творческими, социальными, коммерческими и не очень; сольными и командными (чаще второе).

При этом под проектной понимается осознанная деятельность, имеющая конкретные этапы выполнения и цели, осуществляемая по внутренней инициативе с четкой мотивацией, совпадающей с общей задачей проекта. Альтернатива проектной – операционная деятельность: выполнение повторяющегося набора задач для поддержания существующей структуры. Например, ведение бухгалтерского учета, работа ЖКХ, администрирование организации. Многие в своей работе сочетают оба вида.

Проекты в силу ясного целеполагания и определенной уникальности быстрее попадают в информационное поле и делают известными своих основателей – особенно в не очень большом городе. Мы проанализировали общественные настроения и пришли к выводу: среди ярых противников Ройтбурда «проектников» мало. В основном против него выступают занятые операционной деятельностью, либо не имеющие таковой.

Чем же Ройтбурд так бесит Неравнодушных Одесситов? Круг пятый

Во-первых, он не вписывается в привычный и комфортный образ чиновника – где костюм-двойка, синий в серую полоску, и казенное выражение лица? Чиновник должен быть максимально безликим, как сама система, хороший чиновник – носить налет добродушной строгости и крепкой такой, отеческой хозяйственности.

Во-вторых – внимание, мы начинаем спуск в более глубокие слои – «Ройтбург» своим существованием оспаривает «традиционную» картину мира: работа – нелюбимая и по большей части принудительная; художник – нищий во искупление своих неподобающих занятий; государство козлит, как может, беспомощных и лишенных всякой возможности отвечать за свою жизнь граждан.

И тут – о Господи! – ОН: небедный, неголодный и очень нескромный художник. Так значит, можно заниматься любимым делом и при этом не бедствовать и вообще чувствовать себя человеком? Нееет, уберите это отсюда.

Элементы классовой ненависти с легкой примесью антисемитизма и теории заговоров – «хорошие люди успешными не бывают»; люмпенское «что, сильно умный?»: сто лет назад Александра Ройтбурда бы раскулачили, даром, что не помещик. А в какую именно рационализацию обратить возникающую тревожность – «он загонит налево картины» или «он сделает музей порнографии» - дело пятое.

Откуда растут корни? Круг шестой

Большинство хулителей Ройтбурда мало волнует судьба ОХМ: как подметил один из пользователей, многие только благодаря этому скандалу вообще вспомнили о музее. Достигла пика и вылилась на поверхность несовместимость мировоззрений – плюс все вышеуказанные игры разума. В чем их корень?

Первое, что приходит на ум – противостояние «совок/современность». Действительно, многие Неравнодушные Одесситы не скрывают симпатий к СССР и ностальгии по советскому прошлому. Но есть среди них и патриоты в вышиванках, и даже представители местного Майдана. Тогда в чем дело?

«Совок» ушел, советский менталитет остался – даже у тех, кто активно выступает за Украину: сменой декораций и знамен это не лечится. Больше того, предпосылки для формирования совменталитета возникли задолго до 1917 года и самого Советского Союза. Речь идет о борьбе духовных парадигм.

При анализе крупных обобщенных масс нам неизбежно придется заговорить о религиях: сознание и моральный конструкт даже неверующего человека в значительной степени определяется основными религиозными догмами, в том числе в якобы атеистическом государстве.

Противостояние Востока и Запада, как и противостояние «совка» и «майдана» – это конкуренция православия и католицизма, начавшаяся чуть больше тысячи лет назад. После Реформации фокус неприятия перешел на протестантов. В контексте нашей истории особый интерес представляет отношение разных конфессий к имуществу и деятельности, о чем мы сейчас и поговорим.

Немного матчасти: что к чему у протестантов
Школьный учебник истории напоминает: раскол христианской церкви, он же – Великая схизма – произошел в 1054 году. Православный Константинополь и католический Рим не поделили сферы влияния, обвинили друг друга во множестве нелицеприятных вещей, обложили взаимной анафемой и разошлись своими путями.

Следующим витком стала Реформация 1517 года. Мартина Лютера вконец достал церковный бардак и папский беспредел: он написал знаменитые 95 тезисов о том, почему все это неправильно и хорошо бы, вообще-то, самому следить за чистотой души, а не рассчитывать на бесконечные индульгенции – и понеслась.

Сегодня протестантская церковь – самая «продвинутая», насколько это слово применимо по отношению к церкви. Либеральность, женщины-священники и даже умеренное приятие однополых союзов – это все к протестантам. В то же время, православная церковь остается самой консервативной: она позиционирует себя как хранительницу «истинных» заветов, единственную «настоящую», «правильную» церковь.

У протестантов существует такая прекрасная вещь, как протестантская трудовая этика. В двух словах она звучит так: много и хорошо работай, разумно веди хозяйство, не впадай в излишества – и будет тебе Спасение и счастье. Честным трудом сколотить состояние и передать его детям – почетно: значит, ты выполнил божественное предназначение. Некоторые авторы, например, Макс Вебер, рассматривают протестантизм как предтечу капитализма – того самого, загнивающего.

А что там у православных?

В православной вере нет ничего похожего на трудовую этику, зато сохраняется в изначальном виде понятие аскезы: жить в как можно более суровых условиях при минимальном объеме земных радостей. Привлекает внимание почитание юродивых: блаженны те, кто не в состоянии заниматься обычным трудом и вынуждены побираться.

К этому стоит добавить, что православная Российская Империя, пожалуй, последняя монархия на Земле, где сохранялось представление о богоизбранности царя-батюшки: в католической Европе с ее десятками княжеств и ранней французской демократией ничего подобного «дожить» до ХХ века не могло.

В ХХ веке на роль царя-батюшки приходит генсек ЦК КПСС, а лютеранская и изрядно покалеченная коммунизмом, но все еще живая православная парадигмы столкнулись уже на новом фронте: Холодной войны. Советские идеологи немало взяли от православия: бесконечную покорность перед «верхами», отсутствие понятия частной собственности и чувства человеческой полноправности.

Как мы уже знаем, «атеистический» коммунизм был лишь декорацией для создания тоталитаризма. Сегодняшняя Российская федерация – яркий пример того, как при необходимости могут уживаться православие с идеологией неосталинизма.

Быстрее всего разницу в менталитетах можно проиллюстрировать на примере национальных фольклорных героев: в Америке это Джонни Яблочное Семечко, проповедник, который засеял всю страну яблоками, а в России – Иван-дурак.

В Украине персонаж получился более привлекательный: запорожский казак. Тут как раз стоит вспомнить Брестскую унию и Украинскую греко-католическую церковь, которую в ходе польско-русских войн запрещали на завоеванных русскими территориях, а при Сталине подвергали особенно жестоким репрессиям.

Возвращаемся к Ройтбурду: круг седьмой и последний

Начали с музея, а кончили лютеранством и униатами, подумает осиливший 13 тысяч знаков читатель, но для того и нужна аналитика, чтобы выйти за рамки «мы в белом пальто, а они все дураки и не лечатся» и разобраться, откуда взялись эти «они» и какого на самом деле цвета пальто.

Противостояние незримого внутреннего лютеранства и «советского православия» не раз проявлялось на протяжении всего конкурса. Еврей Ройтбурд при всей своей одиозности прекрасно вписывается в протестантскую трудовую этику – хотя вряд ли впишется в этику моральную, ну так его и в пасторы никто не зовет.

Виталий Абрамов при упоминании конкурентом двух квартир и горничной заявил, как бы в воздух, ни к кому конкретно не обращаясь: «А у меня коммуналка и кот» - показал себя образцовым носителем левых аскетических ценностей и тут же сорвал аплодисменты.

Почему всю эту историю важно было так детально разобрать именно с такого ракурса? Обратите внимание: просоветские идеи в Украине снова набирают обороты. Это и ханжество под маской «защиты национальной чести», и отсутствие какой-либо персональной ответственности – «чего ждать от этого государства?», «что вы от меня хотите за такую зарплату?», «все волынят, чем я хуже». А главное – убежденность, что все должно быть «правильно», а если вдруг что не так – ты вправе вмешаться и потребовать это прекратить. Скандал с ОХМ – яркий пример.

Реальных сил и желания «прекращать» действительно неправильные вещи – коррупцию, коммунальный идиотизм и собственную неустроенность у Неравнодушного Гражданина нет, поэтому он с удовольствием ополчается на более легкие и безопасные объекты – идеологически чуждых Других. При Союзе это были стиляги и Пастернак, сегодня – почему бы и не художник, который полез «не туда»?

Обратите внимание: мы не говорим, что хорош Ройтбурд или плох Абрамов, так же, как и не говорим, что протестантизм хорош, а православие – плохо. Каким директором будет Ройтбурд (если будет) – время покажет, нас интересует другое: феномен массового неприятия без четких логических оснований.

Что же касается религии – не бывает хорошей или плохой веры, она – инструмент, которым в принципе мало кто умеет пользоваться на общее благо. Тем не менее, факт есть факт: самый высокий в Европе уровень жизни – в протестантской Скандинавии, самый низкий – на православных Балканах и у нас. Конечно, это связано не только с религией, но закономерность есть, и ее стоит принять во внимание.

Выход из преисподней: вместо эпилога

Для Украины сейчас наступил момент большей нестабильности, чем когда-либо. Попытка избавления от имперского мифа и перехода в сферу ценностей хотя бы того же греко-католичества закончилась затяжным военным конфликтом и полным разочарованием в новой власти. Но положительные результаты тоже есть: уровень осознанности повысился, переход от механического исполнительного мышления к проектному ускорился в разы.

Движение вперед всегда встречает сопротивление. Для идеологов болотистого прошлого сейчас действительно удачный момент заявить: мы же говорили. Весь вопрос в том, будем ли мы двигаться дальше, или покатимся вниз с горы, как Сизифов камень – обратно под теплое крыло двуглавого орла.

Александр Ройтбурд, скорее всего, переживет «пгт-одессочковую» травлю и сделает для ОХМ то, что сможет и посчитает нужным – или, если его не утвердит облсовет, пойдет дальше писать свои неприлично дорогие картины. Хочется верить, что у Виталия Абрамова тоже все будет в порядке, как бы яростно сочувствующие не доказывали обратное. В общем, оба - взрослые люди, разберутся.

Что нужно сделать одесситам, так это научиться смотреть не только по сторонам, но и внутрь себя. Найти своего внутреннего лютеранина, познакомить со своим внутренним православным, успокоить испуганного коммуниста, сесть всей компанией и выяснить: кого что больше всего возмущает в окружающем мире, и почему. Если в поле зрения начинает маячить раздражающе неординарный персонаж – может, есть чему у него поучиться? Уже можно, «слишком умных» больше не расстреливают.

10332

Комментировать:
  1. -SELENA- Суббота, 30 декабря 2017, 09:02
    Даже дочитывать не стала - не стоит...