Погода в Одессе
Сейчас от ° до °
Утром от ° до °
Море +°. Влажн. %
Курсы валют
$26.98 • €30.65
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Художественное связывание и раб в клетке

Пятница, 7 июня 2019, 20:33

Дмитрий Жогов Думская, 07.06.2019

 
Специальный корреспондент «Думской» побывал на открытии первого в Одессе специализированного БДСМ-бара. Вернулся живой, здоровый, слегка навеселе и загадочно ухмыляясь.
 
- Та-а-а-к, кто у нас этими, гркхм, извращенцами, то есть… эээ… раскованными людьми, так более толерантно, занимается? — главный редактор посмотрел на меня: Жогов, твоя тема! Садисты и мазохисты открывают свой клуб. Прямо возле Приморского райотдела полиции. Надо узнать, захаживают ли туда следователи! А может, кто-то из сильных мира сего? Политики? Депутаты? Давай, ты у нас прямо Саша Бло!
 
Я вздохнул. Помните «Поколение П» Пелевина? Там был такой персонаж. Саша Бло, который вел в журналах рубрики о «культовых порнофильмах» и писал статьи под названиями типа: «Уже Восторг В Растущем Зуде…».
 
«Если судить по тексту, это было холодное и утомленное существо неопределенного пола, писавшее в перерывах между оргиями, чтобы донести свое мнение до десятка-другого таких же падших сверхчеловеков».
 
На деле это был немолодой, толстый, лысый и печальный отец троих детей, обремененный долгами.
 
Я вздохнул снова. Действительно, с Сашей Бло мы в чем-то схожи. И… поехал.
 
 
«ЕВРОПЕЙСКИЙ БАНГКОК»
 
Таксист, который вез меня в новый БДСМ-бар, взахлеб рассказывал:
 
– Сегодня заказали «передачу». Забрать пакет и отвести по адресу. Заплаканная старушка вынесла сверток. Сильно корвалолом пах. Привез не конкретно по адресу, а на угол улиц. Вышел из темноты один типок , развернул пакет, а там деньги. Пересчитал их и говорит: «Я думал, ты скрысятничал!». Блеснул фиксами и исчез. Я дальше еду, и вдруг как озарение: «Это же развод! Из тюрьмы звонок! Сказали бабке, что у нее внук или сын в полицию попал и надо взятку дать! А она повелась!». Ах, поздно сообразил! Конечно, отговорил бы старую от такой дурости».
 
За окном такси ночная Одесса мигает, переливается, вспыхивает…
 
- Потом проституток забирал от клиентов, — продолжает таксист. — Пока ехали, им из ихней «диспетчерской» позвонили. «Диспетчер» тут, в Красном переулке, сидит, говорит: заказ есть! Называет адрес, а проститутка капризно говорит: «Я там вчера была! Там греков человек пять и кокс у них разбодяженный!». Ладно, поеду!
 
Огни ночной Одессы зовут, обещают, подмигивают, обманывают, разочаровывают.
 
Одесса не рыбачка Соня, ее называют «европейским Бангкоком», куда устремляются в поисках пикантных развлечений секс-туристы со всего мира. Город становится утонченным в страстях, многообещающим, манящим, распутным. Но в то же время постсовковым, коррумпированным.
 
Где в роли сутенеров чаще всего выступает полиция.
 
Где держиморды стараются обобрать всех. Путан, геев и иностранцев.
 
Но сюда едут. Может, адреналин привлекает?
 
 
РАБЫ И СТЕКЛЯННЫЕ ФАЛЛОСЫ
 
- Приезжайте к одиннадцати вечера, не ошибетесь, как раз самый разгар! — голос Веры, директора клуба, по телефону бархатистый и гипнотический. Мне представилась большая черная вальяжная кошка, которая умиротворяюще мурчит, но в любой момент может выпустить когти.
 
Клуб «Iznanka» неделю работал в тестовом режиме, и сегодня у него открытие. Возле клуба припаркованы дорогие машины и отсвечивает хромом байк.
 
Статуи двух буддистских монахов, в ошейниках и кожаных ремешках, с отрешенными лицами и нирванными полуулыбками, сидят на входе. Вниз ведет крутая лестница с деревянными ступенями.
 
Внизу преисподняя! Людно, жарко. Все залито, словно адским пламенем, красным светом. Посредине клуба — мускулистый парень и девушка. Парень ласково охаживает «нижнюю» по попе плеткой. Публика улюлюкает: «Сильнее давай!».
 
На открытие пришло очень много народу. Лысые сумрачные мужчины в черном. Девушки на поводках. Я с удивлением узнал нескольких знакомых, и в голове пронеслось: как, и ОНИ тоже?! Знакомые салютуют мне коктейлями и понимающе кивают. Фу ты, черт!
 
Я вспомнил одну из своих бывших начальниц-редакторов. Блондинка с ярким макияжем, она была нереально суровой теткой. Ей доставляло удовольствие распекать журналистов за каждую мелочь,  так, что они из начальственного кабинета выползали чуть живыми.
 
Мне представилось, что тут она бы почувствовала себя в своей стихии. Ей бы еще эсэсовскую фуражку и плетку-девятихвостку.  
 
Пока я пробирался в тесноте к бару, мне в грудь уперлась острыми сосками полуобнаженная девушка. Ее на миг прижали ко мне в толчее. Она улыбнулась покорно, но тут ее повлекли в центр площадки бичевать, а я смутился, вспотел и быстренько пролез к стойке.  
 
Партнер, взявший на себя активную роль, он же Доминатор, Мастер, Хозяин, Господин или Верхний, не выкажет эмоций при виде рабыни, которую порют. Он прошествует мимо с каменной мордой, поджатыми брезгливо губами. А я выразил слабость – это удел «нижних» — сабов, мазохистов. А к рабам тут отношение соответствующее. Запрут в клетку, как жирафу!
 
В клетке посреди зала стоял в кожаной маске и «сбруе» раб. Полноватенький, безволосый, с почти женскими грудями.
 
- Может, он на ставке у клуба. А может, и обеспеченный человек – сам попросил, — говоривший, лысый человек с бугристой головой, заметив мой интерес к «рабу», отпил «шот», облизнулся и сказал: Если «нижний» желает расширить свои границы восприятия различных унижений, то кто же ему откажет? О! Кто-то его заказал!
 
Раб, выйдя из клетки, отнес кому-то на столик коктейли и униженно кланяясь, вернулся за решетку.
 
Бармен вовсю колдовал, смешивая «Кровавую Мэри» в двух стеклянных фаллосах.
 
Посреди кроваво-красного зала парень в маске Микки Мауса хлестал девушку. Содом и Гоморра! Вериги и Власяницы! Увидев бы все это, средневековый монах подверг бы себя бичеванию за недостойные мысли!
 
- А вы, это вы? — я узнал этот бархатистый голос. Обернулся. Это была Госпожа Вера.   
 
 
САДИСТКА ВЕРА
 
Вера обворожительна, она плывет по клубу и чувствует себя, как рыба в воде. Ее окликают: «Вера, сегодня свечки будут? (в смысле, пытки горячим  воском)». Она улыбается, мурлычит: "Конечно, будут».
 
Она походя целует раба через прутья. И он оживает, подбодренный.
 
У нее на шее символ БДСМ-культуры — кельтский трискелион, похожий на соединение Инь и Янь.
 
Когда я брал у нее интервью, она, словно поправляя что-то, дотронулась своими коготками с черно-серебристым маникюром до моей груди, и у меня перехватило дыхание. Какая сильная… эээ… энергетика!
 
- Какое у вас стоп-слово?
 
- Красный! Классика!
 
- Я, честно говоря, переживал, что встречу здесь кого-то из своих знакомых. Руководство города, например. Зайдешь, а за решеткой Геннадий Труханов с ремнями на голом мускулистом теле! Кстати, кто к вам приходит?
 
- Ох! Фантазия у вас разыгралась! Все, что происходит в «Iznanka», остается в «Iznanka». Мы не выдаем чужих тайн.
 
- Не боитесь, что могут прийти попы, активисты всякие православные? Будут кричать: «Ганьба!», «Извращенцы!»…
 
- Мы закон не нарушаем. Не выходим с митингами никуда на улицу. А если придут — встретим. Будем разговаривать. Может, в гости зайдут, — Вера лукаво улыбается. — А вообще сюда часто заходят иностранцы. Мы отработали в тестовом режиме неделю, и иностранцев очень много. В будние дни их даже больше, чем наших. Европейцы много комплиментов, много приятных слов говорят.
 
- А почему «Iznanka»?
 
- «Iznanka» — это то место, где люди могут найти свою вторую сторону. Здесь это будет нормально, и их никто не осудит. Почти два года я организовываю вечеринки, я увидела, что есть спрос в Одессе, людям интересно пробовать что-то новое, достаточно большая тусовка собралась, и была необходимость найти постоянное место. Ну и тем более, во Львове есть «Мазох». И в Киеве есть, а Одесса чем хуже?
 
- Будет ли в ближайшее время какое-то празднество? Я знаю, многие клубы БДСМ отмечали 30 марта Международный день кунилингуса. Какой-нибудь профессиональный праздник у вас будет?
 
- 24 июля – день БДСМ. Этот день был выбран потому, что он пишется «24/7», что намекает на распространенный тип БДСМ отношений ЛС 24/7 (лайфстайл 24 часа в сутки, семь дней в неделю). И надо понимать, что это не стриптиз-клуб! Можно просто посидеть, выпить коктейль, а можно на себе какие-то практики попробовать. Можно покапать свечками, попробовать легкую порку, кроме того, здесь мы будем проводить мастер-классы, я договорилась с психологами, с сексологами, они расскажут, что секс, насилие и БДСМ — это разные вещи. И бытовое насилие — это не есть БДСМ!
 
Так что, приятель, если ты поставил фингал своей жене за пересоленный суп, а она ахнула тебя сковородником по кумполу, потому как пришел домой пьяный, не спеши в «Iznanka». Тебе, скорее всего, надо в другое место.
 
- А вы, Вера, практикуете?
 
- Да, я садистка, немножечко практикую.
 
Говорят, фильм «Пятьдесят оттенков серого» особенно любят люди пожилого возраста. Они сожалеют о своей молодости и о том, что не попробовали чего-то остренького.  
 
 
ВО-ПЕРВЫХ, ЭТО КРАСИВО
 
Огненные всполохи. Анна целует свою жертву и вдруг мигом оплетает ее веревкой, подвешивая над полом со сноровкой и скоростью паука. Можно ли связанным человеком любоваться, как картиной? Оказывается, можно. Это называется «шибари», и оно заявлено как японское ИСКУССТВО связывания человека.
 
Это красивая вязь узлов, веревочных хитросплетений, которые поставили бы в тупик бывалого матроса. Знатоки любуются веревками, врезавшимися в кожу, напряжением всего тела. Тут важно не просто связать человека, но заставить его почувствовать полную беспомощность и зависимость от мастера. Кроме того, отдельные элементы обвязки могут воздействовать на эрогенные зоны. Связанный получает удовольствие!
 
Анна начинает капать воском со свечи на самые нежные участки кожи. Связанная девушка висит головой вниз, и по ее лицу не понять, страдает ли она или же испытывает эйфорию. Может, она покраснела от прилива крови к голове?
 
- Это искусство, — поясняет мне Анна, закончив представление. — Я обучалась у мастеров из Италии и Бельгии. Я изначально художник и когда увидела в Интернете фотографию шибари, то это была любовь с первого взгляда. Я тогда решила, что это моя эстетика, решила научиться. Я пошла на курсы как модель. И мне понравилось. Уже на третье занятие я пришла с веревкой и со своей моделью.
 
Я работаю с человеком, и очень важно не передержать его связанным. Шибари — одно из самых опасных искусств, надо делать все быстро. Это специальные узлы, которые быстро завязываются и развязываются.
 
Мне шибари нравится больше, чем картины, которые я рисовала, потому что она живая, она чувствует.
 
- Модель уже отошла?
 
- Конечно! Там такой момент релакса, ты отпускаешь абсолютно все, и если будешь о чем-то думать и сопротивляться, то может быть больно. А если расслабляешься, то получаешь удовольствие.
 
Что вам сказать… Сложно описать вкус супа из ласточкиных гнезд любителю пельменей. И рыбу фугу не заставишь всех есть. От нее изредка помирают. И чем больше помирают, тем больше гастрономических экстремалов появляется.
 
Я советовать эту кухню не осмелюсь. Захотите попробовать, так и без моих советов найдете.
 
Я снова спустился по крутой лесенке — попрощаться с хозяйкой Верой и поблагодарить ее за ликбез, но Вера была занята. Она с самоотдачей, истово порола чей-то зад. Зад пунцовел под мощными ударами.
 
Я решил не мешать и тихонечко удалился.

 

Специальный корреспондент «Думской» побывал на открытии первого в Одессе специализированного БДСМ-бара. Вернулся живой, здоровый, слегка навеселе и загадочно ухмыляясь.

- Та-а-а-к, кто у нас этими, гркхм, извращенцами, то есть… эээ… раскованными людьми, так более толерантно, занимается? — главный редактор посмотрел на меня: Жогов, твоя тема! Садисты и мазохисты открывают свой клуб. Прямо возле Приморского райотдела полиции. Надо узнать, захаживают ли туда следователи! А может, кто-то из сильных мира сего? Политики? Депутаты? Давай, ты у нас прямо Саша Бло!

Я вздохнул. Помните «Поколение П» Пелевина? Там был такой персонаж. Саша Бло, который вел в журналах рубрики о «культовых порнофильмах» и писал статьи под названиями типа: «Уже Восторг В Растущем Зуде…».

«Если судить по тексту, это было холодное и утомленное существо неопределенного пола, писавшее в перерывах между оргиями, чтобы донести свое мнение до десятка-другого таких же падших сверхчеловеков».

На деле это был немолодой, толстый, лысый и печальный отец троих детей, обремененный долгами.

Я вздохнул снова. Действительно, с Сашей Бло мы в чем-то схожи. И… поехал.


«ЕВРОПЕЙСКИЙ БАНГКОК»

Таксист, который вез меня в новый БДСМ-бар, взахлеб рассказывал:

– Сегодня заказали «передачу». Забрать пакет и отвести по адресу. Заплаканная старушка вынесла сверток. Сильно корвалолом пах. Привез не конкретно по адресу, а на угол улиц. Вышел из темноты один типок , развернул пакет, а там деньги. Пересчитал их и говорит: «Я думал, ты скрысятничал!». Блеснул фиксами и исчез. Я дальше еду, и вдруг как озарение: «Это же развод! Из тюрьмы звонок! Сказали бабке, что у нее внук или сын в полицию попал и надо взятку дать! А она повелась!». Ах, поздно сообразил! Конечно, отговорил бы старую от такой дурости».

За окном такси ночная Одесса мигает, переливается, вспыхивает…

- Потом проституток забирал от клиентов, — продолжает таксист. — Пока ехали, им из ихней «диспетчерской» позвонили. «Диспетчер» тут, в Красном переулке, сидит, говорит: заказ есть! Называет адрес, а проститутка капризно говорит: «Я там вчера была! Там греков человек пять и кокс у них разбодяженный!». Ладно, поеду!

Огни ночной Одессы зовут, обещают, подмигивают, обманывают, разочаровывают.

Одесса не рыбачка Соня, ее называют «европейским Бангкоком», куда устремляются в поисках пикантных развлечений секс-туристы со всего мира. Город становится утонченным в страстях, многообещающим, манящим, распутным. Но в то же время постсовковым, коррумпированным.

Где в роли сутенеров чаще всего выступает полиция.

Где держиморды стараются обобрать всех. Путан, геев и иностранцев.

Но сюда едут. Может, адреналин привлекает?


РАБЫ И СТЕКЛЯННЫЕ ФАЛЛОСЫ

- Приезжайте к одиннадцати вечера, не ошибетесь, как раз самый разгар! — голос Веры, директора клуба, по телефону бархатистый и гипнотический. Мне представилась большая черная вальяжная кошка, которая умиротворяюще мурчит, но в любой момент может выпустить когти.

Клуб «Iznanka» неделю работал в тестовом режиме, и сегодня у него открытие. Возле клуба припаркованы дорогие машины и отсвечивает хромом байк.

Статуи двух буддистских монахов, в ошейниках и кожаных ремешках, с отрешенными лицами и нирванными полуулыбками, сидят на входе. Вниз ведет крутая лестница с деревянными ступенями.

Внизу преисподняя! Людно, жарко. Все залито, словно адским пламенем, красным светом.Посредине клуба — мускулистый парень и девушка. Парень ласково охаживает «нижнюю» по попе плеткой. Публика улюлюкает: «Сильнее давай!».

На открытие пришло очень много народу. Лысые сумрачные мужчины в черном. Девушки на поводках. Я с удивлением узнал нескольких знакомых, и в голове пронеслось: как, и ОНИ тоже?! Знакомые салютуют мне коктейлями и понимающе кивают. Фу ты, черт!

Я вспомнил одну из своих бывших начальниц-редакторов. Блондинка с ярким макияжем, она была нереально суровой теткой. Ей доставляло удовольствие распекать журналистов за каждую мелочь,  так, что они из начальственного кабинета выползали чуть живыми.

Мне представилось, что тут она бы почувствовала себя в своей стихии. Ей бы еще эсэсовскую фуражку и плетку-девятихвостку.  

Пока я пробирался в тесноте к бару, мне в грудь уперлась острыми сосками полуобнаженная девушка. Ее на миг прижали ко мне в толчее. Она улыбнулась покорно, но тут ее повлекли в центр площадки бичевать, а я смутился, вспотел и быстренько пролез к стойке.  

Партнер, взявший на себя активную роль, он же Доминатор, Мастер, Хозяин, Господин или Верхний, не выкажет эмоций при виде рабыни, которую порют. Он прошествует мимо с каменной мордой, поджатыми брезгливо губами. А я выразил слабость – это удел «нижних» — сабов, мазохистов. А к рабам тут отношение соответствующее. Запрут в клетку, как жирафу!

В клетке посреди зала стоял в кожаной маске и «сбруе» раб. Полноватенький, безволосый, с почти женскими грудями.

- Может, он на ставке у клуба. А может, и обеспеченный человек – сам попросил, — говоривший, лысый человек с бугристой головой, заметив мой интерес к «рабу», отпил «шот», облизнулся и сказал: Если «нижний» желает расширить свои границы восприятия различных унижений, то кто же ему откажет? О! Кто-то его заказал!

Раб, выйдя из клетки, отнес кому-то на столик коктейли и униженно кланяясь, вернулся за решетку.

Бармен вовсю колдовал, смешивая «Кровавую Мэри» в двух стеклянных фаллосах.

Посреди кроваво-красного зала парень в маске Микки Мауса хлестал девушку. Содом и Гоморра! Вериги и Власяницы! Увидев бы все это, средневековый монах подверг бы себя бичеванию за недостойные мысли!

- А вы, это вы? — я узнал этот бархатистый голос. Обернулся. Это была Госпожа Вера.   


САДИСТКА ВЕРА

Вера обворожительна, она плывет по клубу и чувствует себя, как рыба в воде. Ее окликают: «Вера, сегодня свечки будут? (в смысле, пытки горячим  воском)». Она улыбается, мурлычит: "Конечно, будут».

Она походя целует раба через прутья. И он оживает, подбодренный.

У нее на шее символ БДСМ-культуры — кельтский трискелион, похожий на соединение Инь и Янь.

Когда я брал у нее интервью, она, словно поправляя что-то, дотронулась своими коготками с черно-серебристым маникюром до моей груди, и у меня перехватило дыхание. Какая сильная… эээ… энергетика!

- Какое у вас стоп-слово?

- Красный! Классика!

- Я, честно говоря, переживал, что встречу здесь кого-то из своих знакомых. Руководство города, например. Зайдешь, а за решеткой Геннадий Труханов с ремнями на голом мускулистом теле! Кстати, кто к вам приходит?

- Ох! Фантазия у вас разыгралась! Все, что происходит в «Iznanka», остается в «Iznanka». Мы не выдаем чужих тайн.

- Не боитесь, что могут прийти попы, активисты всякие православные? Будут кричать: «Ганьба!», «Извращенцы!»…

- Мы закон не нарушаем. Не выходим с митингами никуда на улицу. А если придут — встретим. Будем разговаривать. Может, в гости зайдут, — Вера лукаво улыбается. — А вообще сюда часто заходят иностранцы. Мы отработали в тестовом режиме неделю, и иностранцев очень много. В будние дни их даже больше, чем наших. Европейцы много комплиментов, много приятных слов говорят.

- А почему «Iznanka»?

- «Iznanka» — это то место, где люди могут найти свою вторую сторону. Здесь это будет нормально, и их никто не осудит. Почти два года я организовываю вечеринки, я увидела, что есть спрос в Одессе, людям интересно пробовать что-то новое, достаточно большая тусовка собралась, и была необходимость найти постоянное место. Ну и тем более, во Львове есть «Мазох». И в Киеве есть, а Одесса чем хуже?

- Будет ли в ближайшее время какое-то празднество? Я знаю, многие клубы БДСМ отмечали 30 марта Международный день кунилингуса. Какой-нибудь профессиональный праздник у вас будет?

- 24 июля – день БДСМ. Этот день был выбран потому, что он пишется «24/7», что намекает на распространенный тип БДСМ отношений ЛС 24/7 (лайфстайл 24 часа в сутки, семь дней в неделю). И надо понимать, что это не стриптиз-клуб! Можно просто посидеть, выпить коктейль, а можно на себе какие-то практики попробовать. Можно покапать свечками, попробовать легкую порку, кроме того, здесь мы будем проводить мастер-классы, я договорилась с психологами, с сексологами, они расскажут, что секс, насилие и БДСМ — это разные вещи. И бытовое насилие — это не есть БДСМ!

Так что, приятель, если ты поставил фингал своей жене за пересоленный суп, а она ахнула тебя сковородником по кумполу, потому как пришел домой пьяный, не спеши в «Iznanka». Тебе, скорее всего, надо в другое место.

- А вы, Вера, практикуете?

- Да, я садистка, немножечко практикую.

Говорят, фильм «Пятьдесят оттенков серого» особенно любят люди пожилого возраста. Они сожалеют о своей молодости и о том, что не попробовали чего-то остренького.  


ВО-ПЕРВЫХ, ЭТО КРАСИВО

Огненные всполохи. Анна целует свою жертву и вдруг мигом оплетает ее веревкой, подвешивая над полом со сноровкой и скоростью паука. Можно ли связанным человеком любоваться, как картиной? Оказывается, можно. Это называется «шибари», и оно заявлено как японское ИСКУССТВО связывания человека.

Это красивая вязь узлов, веревочных хитросплетений, которые поставили бы в тупик бывалого матроса. Знатоки любуются веревками, врезавшимися в кожу, напряжением всего тела. Тут важно не просто связать человека, но заставить его почувствовать полную беспомощность и зависимость от мастера. Кроме того, отдельные элементы обвязки могут воздействовать на эрогенные зоны. Связанный получает удовольствие!

Анна начинает капать воском со свечи на самые нежные участки кожи. Связанная девушка висит головой вниз, и по ее лицу не понять, страдает ли она или же испытывает эйфорию. Может, она покраснела от прилива крови к голове?

- Это искусство, — поясняет мне Анна, закончив представление. — Я обучалась у мастеров из Италии и Бельгии. Я изначально художник и когда увидела в Интернете фотографию шибари, то это была любовь с первого взгляда. Я тогда решила, что это моя эстетика, решила научиться. Я пошла на курсы как модель. И мне понравилось. Уже на третье занятие я пришла с веревкой и со своей моделью.

Я работаю с человеком, и очень важно не передержать его связанным. Шибари — одно из самых опасных искусств, надо делать все быстро. Это специальные узлы, которые быстро завязываются и развязываются.

Мне шибари нравится больше, чем картины, которые я рисовала, потому что она живая, она чувствует.

- Модель уже отошла?

- Конечно! Там такой момент релакса, ты отпускаешь абсолютно все, и если будешь о чем-то думать и сопротивляться, то может быть больно. А если расслабляешься, то получаешь удовольствие.

Что вам сказать… Сложно описать вкус супа из ласточкиных гнезд любителю пельменей. И рыбу фугу не заставишь всех есть. От нее изредка помирают. И чем больше помирают, тем больше гастрономических экстремалов появляется.

Я советовать эту кухню не осмелюсь. Захотите попробовать, так и без моих советов найдете.

Я снова спустился по крутой лесенке — попрощаться с хозяйкой Верой и поблагодарить ее за ликбез, но Вера была занята. Она с самоотдачей, истово порола чей-то зад. Зад пунцовел под мощными ударами.

Я решил не мешать и тихонечко удалился.

11088

Комментировать: