Погода в Одессе
Сейчас от +8° до +11 °
Утром от +6° до +8°
Море +21°. Влажн. 72-74%
Курсы валют
$28.06 • €33.04
$26.85 • €31.55
$26.85 • €31.55
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Факты об одесских пляжах

Суббота, 18 августа 2018, 23:14

Николай Ларин Думская, 17.08.2018

И снова наша постоянная рубрика «Десять фактов о…», в которой мы рассказываем всякие интересности о нашей с вами Одессе. На сей раз поговорим о знаковом элементе городской среды, который без преувеличения является главным магнитом для туристов, а также кормильцем для многих горожан – об одесских пляжах. Сколько их у нас? Какой самый большой? Сколько приносит бюджету сдача их в аренду? Ответы на эти и другие вопросы – в новом иллюстрированном материале «Думской».

Одесса сейчас — главный пляжный город Украины, но так было далеко не всегда. До второй половины прошлого века каменистое и обрывистое одесское побережье считалось не лучшим местом для летнего отдыха. Полежать с подстилочкой, как сейчас, можно было лишь на считанных естественных пляжах.

Вот, что писала в 1913 году популярная газета «Одесские новости»: «Одесса давно уже считается и называется курортом. Лиманным и морским. И имеет даже особую курортную комиссию, члены которой за право так называться берут из городской кассы в свою пользу что-то около 12 тыс. руб. в год. Но КУПАТЬСЯ В МОРЕ У НАС НЕГДЕ (капслок наш, — «Думская»), и заведения морских ванн устроены в городе отвратительно. А лиманы, в особенности Куяльницкий, превращаются на лето в притон грабителей, которые самым бесстыдным образом обирают приезжающих сюда больных».

 

Аркадия в конце XIX века

 

 

Морская топонимика Одессы

 

В те времена попляжиться можно было в Лузановке и Люстдорфе, на Пересыпи, а также в местах выхода балок — Ковалевского, Среднефонтанской, Картации и Аркадиевской. Некоторые из этих естественных пляжей существуют до сих пор.

Морской курорт «Аркадия» находился, кстати, в частных руках, он принадлежал крупному еврейскому промышленнику Ушеру Сигалу. Национализировали Аркадию только в 1920 году.

 

Пляж в Люстдорфе (Черноморке), начало XX века

 

В XX веке популярным стал так называемый Австрийский пляж, получивший свое название, вопреки расхожей легенде, задолго до австро-германской оккупации 1918 года. Как установили краеведы Евгений Сокольский и Ranke, он находился в изгибе Карантинного мола, на противоположной стороне которого был участок, закрепленный за судами Австрийского Ллойда — крупнейшей судоходной компании Дунайской империи. Пляж этот был, надо сказать, естественного происхождения: благодаря расположению и форме мол «перехватывал» переносимый течениями песок, формируя идеальное место для отдыха.  

 

Расположение Австрийского пляжа на карте 1929 года и немецкой аэрофотосъемке 1944-го

«Каменная стена (изогнутая в сторону моря), отделяющая пляж от порта, удивительным образом охраняла идиллическую тишину и безлюдье этого уголка естественной природы, оставляя здесь только шум и шорох волн, и крики чаек», — писал журналист Юрий Гаврилов.

Собственно австрийцы на Австрийском пляже. 1918 год

«До этого пляжа идти из города было дальше, чем до большого Ланжероновского, — это уже Паустовский, «Время больших ожиданий». — Поэтому на Австрийский пляж ходили только любители безлюдья. А может быть, и любители той морской старины, какая сохранилась главным образом на гравюрах в пожелтевших журналах. Потому что на Австрийский пляж надо было идти через порт, мимо вросших в землю, разряженных шарообразных мин и окрашенных в желтый и красный цвет буев, мимо каменных трапов к воде и сигнальных мачт, старых шаланд и бухт истлевшего каната, наконец, мимо загадочного маленького дома на молу с белой башенкой и проржавленным балконом… Австрийский пляж был местом, как бы созданным для чтения тех книг, какие нужно читать медленно, часто откладывая их, чтобы порыться в песке и невзначай найти осколок горного хрусталя. Он был прекрасным местом для дремоты. Ветер открытого моря щекотал глаза, и солоноватый кислород долго не уходил из легких, вызывая слабое опьянение».

Австрийский пляж был платным даже в советское время. Скажем, в 1922 году вход на него стоил 150 тысяч рублей в будние и 200 тысяч в «воскресные» дни. Для сравнения: за 200 тысяч тогда можно было купить на рынке фунт (409 граммов) говядины. А ведь это голодное послевоенное время, разруха, в Одессе работали американские миссии, раздававшие пайки.

Окончательно закрыли его после войны, а во второй половине 1980-х Карантинный мол спрямили, насыпав 16 гектаров для контейнерного терминала. Австрийский пляж исчез…

Вообще, многие одесские пляжи оставались платными до начала 1950-х, в том числе Аркадия. Вход на нее стоил 50 копеек. Ну платные услуги — топчаны, пресный душ, раскладные кресла, лодки для катания и т.д. — на наших пляжах были всегда.

В тех же 1950-х на всех пляжах Одессы работали школы плавания с детскими отделениями. «Обучающиеся знакомятся со спортивными способами плавания «кроль» и «брасс». Стоимость курса обучения: для детей до 16 лет — 20 руб.; для взрослых — 40 руб», — сообщала газета «Знамя коммунизма» (ранее — «Большевистское знамя», после 1991 года — «Юг»).

Лузановка в 1950-е. Фото Леонида Штерна

Или вот еще эпизод пляжной жизни давно ушедших дней. В 1925 году – это самый расцвет НЭПа — курортное управление Одесского горисполкома распорядилось установить на пляжах… рекламные скамейки. За сидение на них взимали по 3 пореформенные копейки. Инициатива эта, правда, провалилась: народ ну никак не хотел платить деньги за сидение на скамейках.

Кадр из фильма «Полосатый рейс» (1961 год). Это Аркадия. На переднем плане — специальный помост для мытья ног от песка перед обуванием. Такие в то время стояли практически на каждом пляже

КАК НАМЫВАЛИ И РАЗМЫВАЛО

Между тем пляж это не только место для отдыха, но и защитное сооружение: он препятствует размыву берегового уступа прибоем. Понимание этого факта пришло к середине прошлого века, породив в итоге полномасштабную «пляжизацию» Одессы, плодами которой мы и наши гости пользуемся до сих пор.

К тому времени город испытал целую серию катастрофических оползней, подчас уничтожавших целые улицы. Скажем, на Черноморской (Гефта) нет нечетных номеров. Часть ушла вниз в 1918 году, остальные были снесены позже. И это отнюдь не единичный случай.

Черноморская улица, 1918 год

В общем, в какой-то момент отцы города поняли, что без пляжей никак. Первые проекты берегоукрепления были разработаны еще до Второй мировой, но их так и не реализовали. После войны предпринимались попытки решить проблему оползней при помощи одних только бун – поперечных дамб, выдвинутых от берега в сторону моря. Увы, они закончились неудачей: все 18 таких сооружений, построенных в 1950-х, разрушились в течение нескольких лет.

Тогда за побережье взялись комплексно, и в 1959 году был утвержден масштабный проект противооползневых мероприятий, который навсегда изменил облик нашего города. Он включал в себя уполаживание склонов, со срезом верхней части, террасированием и высадкой зеленых насаждений, насыпку пляжей, а также строительство пляжеудерживающих сооружений – пирсов-траверсов и волноломов.

 

Схема первой очереди ПОС. Схема доктора геолого-минералогических наук Евгения Черкеза

В декабре 1968 года строители сдали в эксплуатацию первую очередь противооползневых сооружений — на участке от Ланжерона до Аркадии. Парк на склонах получил название «Юбилейный» в честь пятидесятилетия октябрьского переворота, отмечавшегося годом ранее. В конце 1970-х годов было завершено строительство второй очереди от Аркадии до мыса Большой Фонтан. Третью очередь – до Черноморки – сделать не успели: развалился Союз.

 

Аркадия, 1977 год

 

В результате мы имеем 52 созданных человеком пляжей из песка и щебня, разделенных траверсами. Они составляют семь главных пляжных районов Одессы, а именно: Ланжерон, Отраду, Дельфин, Аркадию, Чайку, Золотой Берег и Большефонтанский. Естественных пляжей семь: Крыжановский, «Молодая гвардия», «Гидропарк Лузановка», «Лузановка-1», «Пересыпский», Дача Ковалевского и Черноморка.

Общая протяженность одесских пляжей — 20 км, площадь — 42,65 га, из которых 23,7 га приходится на искусственные берегозащитные сооружения. Самый большой одесский (и городской в Украине) пляж — Лузановский. Его протяженность – 1,5 км, ширина – до 70 метров, площадь – 89 тысяч квадратных метров.

 

Ланжерон в 1960-е годы

 

И сегодня

НЕУДАЧНЫЙ НАМЫВ

Через сорок лет после создания искусственных пляжей они утратили до 50% своей площади. Это связано с воздействием сильных течений Одесского залива, которые переносят песок с юга на север (все наши пляжи в плане представляют собой своеобразные «косынки» с большей северной стороной).

К середине 2000-х песка на пляжах стало так мало, что городские власти решили их снова намыть. Привлекли голландскую компанию Van Oord, которая работала осенью 2007 года. Из муниципального бюджета иностранному подрядчику заплатили 44 млн грн - колоссальные по тем временам деньги.

Фото timer-odessa.net

С тех пор прошло всего 11 лет, но пляжи снова уменьшились почти наполовину, а некоторые, на Фонтане, исчезли вовсе. Ученые говорят: все из-за того, что советские и голландские намыватели использовали разный песок, хоть и с одного месторождения, Одесского. У советских, мол, был крупный и средний, а иностранцы уже дочерпывали и насыпали совсем мелкий, который очень быстро унесло в море.

«Намыв мелкозернистых песков не позволил добиться устойчивых результатов в отношении увеличения ширины пляжей – большая часть песка после осенних штормов была вынесена за пределы пляжевой зоны Одессы, и территория намытых пляжей резко сократилась», — отмечают авторы одной из научных работ, посвященных результатам намыва 2007 года…

Тот, «гурвицевский», намыв имел, кроме экономических (44 млн грн потратили на откровенную халтуру), и серьезные экологические последствия. Так, уже на следующий год любительский улов бычка в заливе сократился почти втрое, деградировали донные биоценозы, ряд видов, обитавших в прибрежной зоне, исчез полностью.

Большую проблему представляет собой и состав нового песка, в котором, кроме кальция и кремния, присутствует почти вся таблица Менделеева! Доцент кафедры химии Одесского государственного экологического университета Владимир Костик зафиксировал в намытом песке довольно высокую концентрацию бария – 1,4%:

«Соединения бария под действием продуктов жизнедеятельности микрофлоры могут трансформироваться в растворимые и очень ядовитые вещества», — заключает он в одной из своих публикаций.

А еще в песке одесских пляжей присутствует золото, причем как в микроскопическом виде, так и целыми предметами. Каждую осень вооруженные металлодетекторами охотники за ценностями находят на побережье, по самым скромным оценкам, до двух килограммов желтого металла. В основном это потерянные сережки и браслетики, хотя встречаются и экзотические штуковины вроде золотых брелоков в виде фаллоса.  

 

После окончания сезона на одесские пляжи стягиваются люди с металлоискателями

АВИАРЕЙС В ЛУЗАНОВКУ

Но вернемся к истории. За последние десятилетия, кроме песка, одесские пляжи утратили и транспортную связность. Алчные застройщики разорвали Трассу здоровья, канул в лету и проект нагорного бульвара, предусмотренного «симоненковским» генпланом 1989 года. Исчезли морские трамвайчики, курсировавшие между портом и основными пляжами, да и обычный трамвай перестал ходить в курортную зону: сначала, еще при Союзе, изменили маршрут 28-го, который когда-то спускался к самому Ланжерону, а уже в наше время сдвинули разворотное кольцо пятерки.

 

Билет на морской трамвайчик. 1974 год. Фото Льва Штерна

Между тем в 1950-е годы на наши пляжи даже летали немаленькие самолеты. Да, тогда действовало воздушное сообщение между аэропортом и Лузановским пляжем: три Ли-2 за день перевозили 450 человек!

«К сведению граждан! По воскресным дням курсируют пассажирские самолеты по маршруту Аэропорт — пляж Лузановка и обратно. Первый полет из аэропорта в 9 часов утра, последний вылет из Лузановки — в 8 часов вечера. Стоимость полета в один конец 15 рублей. Дети до пяти лет — бесплатно, от пяти до семи лет в половинном размере», — писала в 1956 году газета «Знамя коммунизма».

 

Ли-2

 


БИЗНЕС

В наше время коммерциализация пляжной зоны достигла апогея. При Боделане, в начале 2000-х, город начал сдавать искусственные пляжи в аренду, причем по сильно заниженным, если сравнивать с земельными участками, ставкам – как берегозащитные сооружения.  

В настоящее время город сдает коммерсантам 11,6 га намытого песка (из 23,7 га; естественные пляжи арендовать нельзя). Арендаторов аж 38, еще какое-то количество бизнесменов работает на основании договоров паевого участия с КП «Побережье». Платят они в среднем 73 грн за квадратный метр в год, и в этом году муниципальный бюджет получит от аренды 8,6 млн грн (от паевиков город не получит ничего, все уйдет коммунальному предприятию). Это намного больше, чем, скажем, в 2011-м году, когда аренда пляжей принесла казне всего 2 млн. Впрочем, если учесть инфляцию и ослабление гривны, то рост поступлений окажется не таким большим.

Но самое главное – это то, что деньги, получаемые Одессой от сдачи пляжей в аренду, никогда не покрывали расходов на содержание побережья. К примеру, в упомянутом 2011-м мы потратили на берегозащиту и зарплаты чиновников профильного муниципального управления 3,3 млн грн. В этом году на те же цели уйдет уже 15 миллионов!

 

В Аркадии правит бал золотой телец

 

Однако городу от этого ни холодно ни жарко…

Иными словами, чисто с экономической точки зрения, громада распоряжается своим имуществом неэффективно.

С другой стороны, как заверил «Думскую» предприниматель, когда-то работавший на пляже, нормальный бизнес на песке выстроить очень и очень непросто:

«Вы посмотрите, какая текучка среди арендаторов, там только несколько гигантов держится вроде «Итаки» и «Ибицы». Все почему-то считают, что это очень выгодно, предоставлять платные услуги на пляже. Но нет, спешу разочаровать: в 90% случаев это убыточный бизнес. Всего три месяца сезон, воровство со стороны персонала, сильно «прошеные» клиенты… На прибыль могут рассчитывать только те, у кого есть свое кафе-ресторан и ночной клуб по соседству, а это, как вы понимаете, требует особых отношений с городской властью», — говорит наш собеседник.

По его словам, с недавних пор в пляжном бизнесе наметилась тенденция к концентрации капитала:

«На рынке появился новый игрок, который стремится если не к монополизации, то к захвату львиной доли в этой сфере. По слухам, именно с его активностью и связана череда пожаров, вспыхнувших в последнее время в прибрежных заведениях, а также бурная деятельность прокуратуры, расторгающей договоры».

 

В последние два года на одесских пляжах жарко не только от солнца 

С приходом этого самого игрока, кстати, связывают и новый проект пляжных правил, разработанный управлением инженерной защиты и развития побережья. Там есть два ключевых момента. Во-первых, вводится термин «искусственный пляж с общим режимом пользования». На таких будет запрещена любая коммерческая деятельность. Второе важное положение содержится в 9-м разделе, где говорится, что «договоры аренды берегозащитных сооружений, подписанные до вступления в силу этих Правил, подлежат приведению в соответствие к этим Правилам… в течение трех месяцев… Если стороны в определенный этими Правилами срок не достигли согласия по поводу приведения договора в соответствии с обстоятельствами, которые существенно поменялись, договор подлежит расторжению…».

Вы поняли, о чем речь? О грядущем переделе собственности и монополизации рынка. Муниципалитет оставит коммерцию только там, где ею будут заниматься определенные структуры. На остальных пляжах объявят «общий режим», и выкинут оттуда конкурентов. А что? Простой народ, уверен, будет рукоплескать мэру.

Впрочем, пока это наши домыслы: проект еще даже официально не опубликован.

СЕГРЕГАЦИЯ

Ну и напоследок — еще несколько интересных фактов. В старые времена на одесских пляжах была половая сегрегация: мужчины и женщины загорали и купались отдельно. Вот, скажем, интересная заметка из «Одесских новостей» за август 1913 года:

«На Золотом берегу Большого Фонтана разыгрался вчера скандал. Обыватели Б. Фонтана избрали себе место для купания между Золотым берегом и одной из дач в конце обрыва. Дамы «отвоевали» себе лучшую часть берега поближе к спасательной станции, заслоняемую большой горой. Несколько поодаль по обыкновению купаются мужчины, и часто на пляже между дамами и мужчинами происходили недоразумения. Вчера днем на пляж явился служащий в аптеке Голубчика — молодой парень Федор Белоразов лет 18, отличающийся атлетической силой и, не обращая внимания на купающихся дам, «врезался» в самое оживленное место и стал раздеваться. Это возмутило дам, на помощь которым был приглашен городовой (полицейский, — Ред.). Белоразов вступил с ним в спор, и в результате произошла взаимная кулачная потасовка. Белоразов защищал свое право купаться на берегу с камнем в руках. На помощь городовому подоспели двое других городовых. Лишь после долгих усилий Белоразова удалось доставить с берега на спасательную вышку, а затем с первым городовым в аптеку, где врач оказал обоим медицинскую помощь. Вслед за этим Белоразов был препровожден в участок».

Есть свидетельства, что отдельные пляжи для женщин существовали в Одессе еще в 1930-х годах. Вот, скажем, фото из коллекции краеведа Евгения Сокольского. Правда, это не море, Куяльницкий лиман, но все же. 

 

АНТИСАНИТАРИЯ

Замусоренность пляжей — проблема, которая появилась отнюдь не в наше время. Она существовала практически всегда.  

«Ежедневно тысячи трудящихся посещают пляжи в Аркадии, Люстдорфе, на Отраде, Ланжероне и других местах. Однако отдых часто портят существенные неполадки на пляжах. Ни исполком городского совета, ни организации, непосредственно ведающие тем или иным пляжем, не заботятся о чистоте берега. На пляжах в изобилии разбросана грязная бумага, коробки и прочий мусор, масса валунов и острых камней. Ни один из пляжей, кроме Лузановского, не имеет раздевалок и камер хранения одежды. Нигде нет навесов для защиты от солнца. До сих пор не налажено и снабжение пляжных киосков питьевой водой. Так, киоск в Лузановке почти никогда не имеет сельтерской воды. К тому же и имеющаяся вода всегда теплая, т. к. льда сюда не завозят. Исполком городского совета, как видно, не интересуется благоустройством пляжей», — писала 20 июля 1940 года «Большевистское знамя».

«Пляж Ланжерон в парке Шевченко, которым пользуются больные санаториев № № 1 и 2 ВЦСПС и Лермонтовского курорта, находится в антисанитарном состоянии. Весь берег моря загажен и загрязнен отбросами. Там, где купаются люди, моется грязное белье, стираются половики, ковры, тут же купают лошадей. Скученность в дневные часы и особенно в выходные дни на пляже чрезвычайно большая, но никакого благоустройства тут нет», — отмечала эта же газета уже после войны, 21 августа 1946 года.

БИОЛОГИЯ

В песке одесских пляжей обитает 20 видов микроскопических грибов, 97 видов водорослей, 15 видов беспозвоночных (в том числе черви-нематоды, улитки, инфузории и микроскопические акариформные клещи).

Самым крупным, хоть и очень редким, обитателем одесских склонов и пляжей является желтлобрюхий полоз – неядовитая змея, которая может достигать 2,5 метров в длину. Иногда она выползает погреться на песок, пугая отдыхающих. Не бейте ее, она занесена в Красную книгу!

В воде возле одесских пляжей можно встретить 55 видов рыб, в том числе акулу-катрана. Рыбаки ловят разные виды бычков.

Скат-хвостокол — вкусный, но опасный обитатель Одесского залива

Вот такие они, одесские пляжи. Если кто из читателей знает что-то еще о них или же углядел в нашем материале ошибки – смело пишите в комментариях.

10676

Комментировать: