Погода в Одессе
Сейчас от +25° до +26 °
Вечером от +21° до +24°
Море +22°. Влажн. 75-77%
Курсы валют
$26.12 • €31.27
$26.20 • €30.00
$26.10 • €29.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Борьба с неугодными или с Россией

Вторник, 28 февраля 2017, 14:53

Юлия Забелина Апостроф, 28.02.2017

В Украине разработали доктрину информационной безопасности, которую уже подписал президент Петр Порошенко. Документ предусматривает борьбу с российской пропагандой, мониторинг интернета, информационного поля, в частности, и украинских СМИ, а также, блогов и постов в социальных сетях. Чем такая доктрина обернется для украинцев, и не грозит ли это свободе слова, разбирался "Апостроф".

Суть доктрины

Петр Порошенко подписал указ о введении в действие решение Совета национальной безопасности и обороны "О Доктрине информационной безопасности Украины". Документ был разработано в декабре 2016 года, хотя в медиасообществе говорят о том, что им начали заниматься еще в 2014 году, но подписал указ Порошенко только в субботу, 25 февраля. Как говорится в тексте доктрины, ее целью является "уточнение принципов формирования и реализации государственной информационной политики, прежде всего по противодействию разрушительному информационному воздействию Российской Федерации в условиях развязанной ею гибридной войны".

Также в документе речь идет о предоставлении Кабмину, СБУ и Министерству информационной политики механизмов выявления, блокирования и удаления в интернете информации, которая несет угрозу национальной безопасности, в частности, призывы к войне, российскую пропаганду, разжигание национальной и религиозной вражды, призывы к изменению конституционного строя. Мониторить на предмет нарушений будут не только блоги, посты в соцсетях, но и средства массовой информации. Кроме того, хотят запустить постоянный мониторинг российской пропаганды, чтобы оперативно отвечать на нее.

Отмечается, что Кабмин будет обеспечивать финансирования программ, связанных с информационной безопасностью, направлять и координировать работу министерств, других органов исполнительной власти в соответствии с задачами доктрины. Координировать реализацию доктрины также будет СНБО, кроме того, ряд задач возложено на Министерство иностранных дел, Министерство обороны, Государственную службу связи и защиты информации и разведывательные органы. Кроме того, в тексте не обошли и сферу культуры. Так, сказано, что "Министерство культуры Украины, Государственное агентство Украины по вопросам кино, Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания, Государственный комитет телевидения и радиовещания Украины будут участвовать в обеспечении защиты украинского информационного пространства от пропагандистской аудиовизуальной и печатной продукции государства-агрессора; разрабатывать приоритеты и стимулы развития украинского кино, телевизионного контента, книгопечатания, в частности освещение героического сопротивления Украинского народа российской агрессии".

Публикация доктрины вызвала неоднозначную реакцию в украинском обществе. Кто-то уверен, что доктрину следовало принять еще несколько лет назад, с началом российской агрессии, а кто-то сравнил данный документ с похожей доктриной информбезопасности, которая была издана в России в декабре 2016 года. Припомнили также и так называемый "пакет Яровой" — "антитеррористический" пакет законопроектов, внесенный депутатом российской Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, который предусматривает жесткое ограничение прав и свобод граждан РФ. Также высказали опасения, что такая доктрина может поспособствовать ограничению свободы слова в Украине и урезать права обычного гражданина.

В Министерстве информационной политики не соглашаются с такими обвинениями. "Я не вижу, каким именно образом мониторинг социальных сетей и СМИ может "способствовать цензуре". Украинское законодательство и так на данный момент содержит нормы, которые обязывают правоохранительные органы соответственно реагировать на призывы к свержению конституционного строя или нарушение территориальные целостности. В том числе, если такие призывы были опубликованы в СМИ. То есть мониторинг, в каком-то хаотичном порядке, осуществлялся и так. Я могу заверить, что доктрина никоим образом не будет и не может быть применена для сокращения прав и свобод граждан, которые предоставлены Конституцией.

Более того, по своей логике доктрина является стратегическим документом и не может содержать, да и не содержит норм прямого действия. Она определяет политику государства.
Относительно ответственности за посты в социальных сетях, то если вы откроете реестр судебных решений в Украине, вы увидите, что подобные приговоры там уже есть",— рассказал "Апострофу" заместитель министра информационной политики Дмитрий Золотухин.

Медиаэксперт и экс-заместитель министра информационной политики Татьяна Попова рассказала изданию, что работа над документом велась последние три года, и сейчас доктрина принята с правками, которые внес СНБО. Хотя до сих пор, по словам Поповой, в документе остались нюансы, с которыми было несогласно ОБСЕ в первоначальном варианте доктрины. Кроме того, Попова рассказала, что пока непонятно, кто в Мининформполитики будет реализовывать все те задачи, которые прописаны в доктрине. "Полномочий, которые возложили на Мининформполитики, но там даже недостаточно персонала, и нет людей достаточного уровня для того, чтобы все это воплотить. Насколько я знаю, там до сих пор работает около 20 человек, возможно в этом году удастся увеличить персонал, но пока что так", — рассказала "Апострофу" Попова.

Но в самом министерстве советуют пока не задаваться вопросом, кто будет реализовывать эту стратегию и достаточно ли в министерстве для этого людей. "В данный момент, речь идет не о ресурсах и способностях, а про системные инновационные решения, которые смогут дать ответ на вопрос — как обеспечить безопасность граждан от информационно-психологических воздействий, в том числе в онлайне? Что и для чего должно "мониториться" и, какие решения должны быть приняты в результате этого мониторинга? Это довольно комплексная составляющая системы стратегических коммуникаций, которая должна быть имплементирована на государственном уровне", — считают в Министерстве информполитики.

Украинский Роскомнадзор?

В медиасреде также активно обсуждают инициативу касательно информационной безопасности. Но, по словам медиаэксперта Натальи Лигачевой, доктрина по своей сути пока декларативна и понять, каким образом будут реализовывать поставленные задачи, можно будет только исходя из той законодательно-нормативной базы, которая будет наработана далее. "Один из недостатков ее, что положения доктрины связаны прежде всего с агрессией России, мне кажется, что это свидетельствует о том, что у Украины и авторов доктрины пока нет представления каким образом должна обеспечиваться информационная безопасность Украины, с учетом всех угроз. Можно сказать, что это не столько общая доктрина информбезопасности, сколько стратегия в противодействии угрозам со стороны России нашей информбезопасности. Но то, что в нашей доктрине упоминается общественное вещание и развитие медиа грамотности населения, достаточно много есть и о доступе к публичной информации — это большой плюс", — отметила Лигачева.

Но медиаэксперт также обращает внимание, что в документе есть много норм, которые вызывают обеспокоенность. "В частности, пункт связанный с возможной попыткой провести законодательно внесудебное или досудебное блокирование сайтов. И вот последние инициативы Зоряна Шкиряка ( о блокировании сайтов Вконтакте и Одноклассники, —"Апостроф") порождают мнение, что эту доктрину могут использовать для каких-то шагов в этом направлении. Хотя против этого есть мощное сопротивление и со стороны общественных организаций и провайдеров, но тем не менее, нужно внимательно следить гражданскому обществу, каким образом будут имплементировать пункты доктрины", — пояснила Лигачева "Апострофу".

О том, каким образом и кем будет проводиться мониторинг в Интернете, не могут пока сказать ни в министерствах, ни эксперты. А вот в IT-сообществах говорят, что пока на них эта доктрина не окажет существенного влияния, так как мониторинг в Сети уже и так существует, но по другим вопросам: пропаганда насилия, порно, наркотиков. Все может измениться, если примут не только доктрину, но и разработают соответствующие законопроекты. "Для IТ в доктрине в общем то нет ничего нового, все зависит от того, какие законы будут приняты и как это все будет повернуто. Если будет закон, что провайдеры будут обязаны блокировать доступ к каким-то сайтам, то это уже аналог Роскомнадзора и удорожание для провайдеров. Если будет закон о наказании за пост в соцсетях, то аналог пакета Яровой", — рассказал "Апострофу" директор компании интернет-провайдера Даниил Иваньков.

По словам политолога Николая Спиридонова, опасность доктрины в том, что таким образом попытаются контролировать не только СМИ, но и простых украинцев. "Мониторинг интернета, который будет осуществляться СБУ, Мининформполитики касается и простых украинцев, так как будет мониториться интернет по очень размытым основаниям, которые оставляют широкий простор для злоупотреблений. Если я, например, критикую премьер-министра, мне могут приписать, что это противоречит национальным интересам. Но все-таки, я думаю, в большей степени это будет касаться экспертов и блогеров, потому что уже до совсем рядового украинца руки не дойдут. Если что-то не нравится, критика власти, например, то соответственно этой доктриной могут контролироваться все. Я не исключаю, что могут быть в Украине пророссийские блогеры, которые получают деньги в Москве и покушаются на национальную безопасность, но в 90% случаев - это будет именно дубинка, которой будут бить по неугодным власти",— отмечает Спиридонов.

По его мнению, чтобы доктрина нормально заработала, нужно более четко прописать по каким принципам власти видят угрозу нацбезопасности. "В документе общие фразы и под них можно подвести много всего. Если проанализировать ленту в Фейсбуке то 60% критических публикаций там о том, что в стране происходит, то есть за каждую вторую публикацию можно иметь претензии", — подытожил эксперт.

9906

Комментировать: