Погода в Одессе
Сейчас от +13° до +16 °
Днем от +16° до +17°
Море +14°. Влажн. 76-78%
Курсы валют
$26.75 • €29.16
$27.75 • €31.45
$27.70 • €31.40
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Битва паруса и вируса

Суббота, 2 мая 2020, 12:38

Татьяна Сярова Одесская жизнь, 25.04.2020

Ох уж этот карантин! Нелегко приходится не только запертым по своим домам. Порой почти неразрешимые трудности сваливаются на тех, кто оказался в этот момент за границей или, представьте себе, – в море!

Так и случилось с одесскими моряками-путешественниками. Как только они двинулись в путь, за ними и перед ними стали буквально захлопываться границы всех государств. Но одесситы не сдрейфили и взяли направление на родную Одессу. Хотя это ой как нелегко. В итоге – несколько недель морского пути без заходов в порты и марины, без встречных и попутных яхт, зато с опасливостью и даже паникой на берегу.

Как проходило путешествие из Хорватии в Одессу в условиях тотального карантина, в эксклюзивном интервью «Одесской жизни» рассказал капитан яхты «СУЕНО» Андрей Федчук.

ПЛАНЫ СКОРРЕКТИРОВАЛ КОРОНАВИРУС

– Когда и как началось ваше путешествие?

– Мы планировали путешествие еще в январе. Выехали из дома 12 марта. Вернулись в Одессу – 13 апреля.

– Вы знали, что будут трудности? Почему не остались пережидать?

– Никто не знал и не догадывался, что испанская и итальянская вспышка так быстро превратится в общеевропейскую. Мы всей командой легально въехали в Венгрию и Хорватию, и только на следующий день венгры перестали запускать на свою территорию. Хорваты закрыли границы только 18 марта. И только сейчас стало понятно, что пережидать. А до какого времени пережидать, то это вообще не понятно! Никто же не знает будущего. А боятся и трусить – это не про меня. Кроме того, яхта «СУЕНО» – это наша собственность, купленная за месяц до начала путешествия. В Хорватии ее оставлять было нельзя согласно договору купли-продажи. Никакие аргументы не принимались, потому что и там никто не понимал, о чем идет речь. Сейчас бы все действовали иначе. Но не тогда!

Сидя в Одессе и говоря об этом в прошедшем времени, я бы описал, что это был переход по морю в условиях спонтанно захлопывающихся дверей за нашими спинами. Как говорят в одном крылатом украинском выражении: «Це прогулянка мiж крапельками дощу». Все приобретало негативный поворот. Все были очень напряжены и агрессивны в подходах к берегу. Все боялись всего!

Если говорить про алгоритм принятия решения по вопросу оставаться или идти, то, наверное, это будет сложно понять сухопутному человеку, который запуган массированным информационным давлением из СМИ. Мы были информационно стерильны. Лишь крохи информации доходили до нас. Хорваты до 18 марта были очень доброжелательными и выдали нам все документы для официального и легального нахождения в их водах до конца марта 2021 года. На момент выхода из марины Трогира – 17 марта, греческие власти не пускали в свои воды только яхты из Испании и Италии, но не из Хорватии. Мы были уверены, что все будет отлично. Мы же здоровы и ни с кем не общаемся.

– Как вам все-таки удалось выйти из Хорватии? И какие еще были варианты, если не двигаться домой?

– До 20 марта мы уже были 4 раза проверены всеми видами хорватской полиции на островах Корчула и Млет. Мы направлялись в Дубровник и именно там была последняя проверка, которая сначала дала добро и пожелала «Enjoy Dubrovnik!», а через 15 минут вернулась и запретила нам движение куда-либо, кроме возврата в Трогир на базу стоянки – то есть на наш старт. Я на следующее утро получил отказ от марины в Трогире нас принимать, о чем я сообщил пограничному катеру, который следил за нами. Они не были готовы к отказу и начали думать, как решить эту коллизию. Я параллельно дозвонился в консульство, и они начали со своей стороны проводить мою линию об «эвакуационном транспорте» для 9 граждан Украины, который должен вернуть нас домой. Хорваты согласились нас выпустить через остров Ластово при условии, что не впустят нас обратно при любых условиях.

Вариантов не двигаться домой на яхте на 20 марта уже не было. Сейчас прочел в интернете, что украинцев в Хорватии, согласных на эвакуацию, вывезли на следующий день после нашего прибытия в Хорватию. Да мы бы просто в такое не поверили, что 15 марта нужно уезжать и почему! Хорваты до 17 марта, когда мы вышли в море, не ходили в масках, и никто ни о чем не беспокоился. Авиарейсы на 20 марта уже все отменены. Мы стали единственным транспортом эвакуации на 20 марта, когда мы уже должны были покинуть границы Хорватии через порт Дубровника.

Не двигаться домой? А куда двигаться 9 людям, которые подготовлены для морского перехода? Вариантов не представлялось.

– Какой был изначальный план и на сколько пришлось от него отклониться?

– План изначально был посетить Хорватию, Черногорию, Албанию, Грецию, Турцию, Болгарию и Румынию. Предполагалось идти без ночных переходов и каждую ночь останавливаться в бухтах, маринах, городах, деревнях и прочих удобных для яхты местах. Посещать местные достопримечательности, пополнять провиант и в Афинах, и в Стамбуле. При этом плане, основными городами для захода были города-побратимы Одессы, а именно: Сплит, Лефкас, Пирей, Стамбул, Варна и Констанца. Но, мягко говоря, не получилось! План был забыт и появился новый план «Битва паруса против вируса 2020», который был похож на выживание на яхте в условиях, когда все берега враждебно к вам относятся и всячески препятствуют вашему переходу!

– Сколько было точек-стоянок по плану, и в какие порты в реальности удалось зайти?

– Весь переход должен был занимать около 30-40 дней в зависимости от погоды. И значит мы планировали 30-40 портов и мест ночной стоянки. Это все не выполнилось. Мы из всего похода заходили только в государственную марину яхт-клуба Чанаккале, где украинское консульство в Республике Турция вызвало почетного консула в этом городе Мехмета Ишика, который помог нам и радикально изменил судьбу нашего похода, проведя бесконтактную заливку топлива и воды, передачу провианта.

До этого официального захода в турецкий город Чанаккале, наша яхта уже прошла 13 дней и около 800 миль. И это при том, что емкость топливных баков – на 300 миль путешествия максимум. Нужна была дозаправка между Хорватией и Турцией и только в Греции! Вот тут украинское консульство в Республике Греция поступило действительно по-скотски – противоположно действиям этого же ведомства в Турции. Наш консул в Греции, понимая, что у нас на самом деле нет выхода, ну или стараясь не углубляться в подробности, запретил нам приближаться к морским границам Греции, сообщив, что помочь нам ничем не сможет, даже если нас арестуют и посадят на карантин или куда-то еще. Короче говоря, «послал» нас на все четыре стороны. А у меня выхода нет, и объяснить я это не стал, а понял, что по-одесски мы все решим. В итоге, я своими силами нашел два независимых решения о пополнении провианта на территории Греции.

СИЛА ФЕЙСБУКА

– Как удалось получить помощь? Расскажите подробнее.

– Это уникальный случай пользы Фейсбука. На подходах в Грецию, как только появилась связь, я догадался сесть и пересмотреть всех своих ФБ-друзей, с которыми когда-либо общался, и нашел Игоря Бордуна. Он, сколько я его знаю, живет в Афинах и организовывает регаты «Эллада» для всех желающих. Он сразу включился и связал меня с ребятами на острове Порос, которые «за спиной» у полиции готовы нас снабдить всем необходимым! Это риск, но в нашем уравнении, риск – это постоянная величина! И величина этого риска уже не имела значения!

Но эта схема была запасной, и не хотелось так открыто нарушать. И помог случай, который сделал все тоже самое, но легально и с разрешения местной администрации пролива Коринф, которая, наверное, об этом никому не сообщала. Официально нас бы посадили на карантин – тысяча процентов. Но желание у греков заработать сделало свое дело. Я нашел на своей цифровой карте маленькую точку, где при увеличении появился номер телефона мистера Капсалакиса, который оказался сговорчивым и решил все наши проблемы. Открыто нарушать греческий закон пока не пришлось! Но это пока!

– В своем Фейсбуке вы описывали попытку «обдурить греческую вирусо-панику». Удалось?

– «Обдурить» нужно понимать, как «проскочить» в условиях блокады и общего «LOCKDOWN» для всех парусных и моторных яхт личного и коммерческого пользования. Мы в Греции были единственной яхтой, которая была в море. Да мы по всему маршруту были единственной яхтой, которая была во всех морях!

В Черногории мы решили проверить обстановку и идя очень далеко от берега ответили на радио запрос пограничников. Я попросил у них помощи в заправке яхты. Так они нас заставили покинуть 12-мильную зону и не приближаться к их водам. Я уже сразу понимал, что греки будут себя вести подобно черногорцам. Мы обошли все греческие пункты регистрации по открытому морю на островах Корфу, Лефкасе и Итаке и влетели с флангов прямо в Коринфский залив, направляясь к городу Патра. Это было уже глубоко внутри их территориальных вод. Нас никто не заметил. Дальше нужно было искать топливо и еду! Того, что мы закупили в Хорватии, явно не хватило бы до Турции.

ПУТЬ ДОМОЙ НА ГРАНИ ФОЛА

– А что за история с «помощником» греческих полицейских?

– А вот тут как раз наступило время, когда я чуть было не превратил всю яхту и команду в нарушителей и навлек бы проблем, которые бы закончились большими штрафами, и скорее всего, арестом судна и команды! Благо, Бог миловал и вразумил меня подчиниться законникам. А дело было так.

Мы после дня высоких волн и сильного ветра спрятались в бухте городка Варкиза, который находится к юго-востоку от Афин, и там кинули якорь на расстоянии 100 метров от берега и начали ужинать, сушиться, отдыхать и ловить рыбу. Это была наша третья остановка в Греции. Предыдущие две ночи мы простояли на якорях в разных местах и нас никто не трогал. Но не в Варкизе! На берегу было видно, что нас фотографируют люди. Прилетел дрон и снимал нас. Но это не заставило сниматься с якоря и уходить. План был ночевать и отдохнуть в Варкизе. Через час после подлета дрона на берег приехала полиция, которая начала светить в нас прожекторами и вызвала на связь. По радиоканалу нам сообщили, что мы нарушили закон и наш ждет штраф. Дословно: «Мы сейчас решим, какие будут приняты меры по вашему поведению!».

За день до этого мы начитались в интернете про штраф в 5000 евро за нарушение гражданскими условий самоизоляции на период карантина! Я мысленно представил, что яхта и 9 членов команды заплатят на порядок больше и начал дергаться глаз! Ответственность за успех похода на мне и также ответственность за его провал или скандал – тоже на мне!

Глаз дергался быстрее, и я решил уйти в ночь без огней и прочих разборок. Наивный. Но попробовать нужно было. Мы вырубили все телефоны, которые полиция у нас взяла для связи и на всех парах – отправились в ночь, подальше от берега. Все уставшие, злые, еще и напуганные. Этот маневр длился около 30 минут и нас аккуратно попросили вернуться на место нашей стоянки в Варкизе. Отпираться было опасно. И как оказалось, я принял правильное решение. Когда ты рецидивист со стажем и у тебя в системе есть «засланные казачки», то можно пытаться. В моем случае это был неоправданный риск. Мы вернулись и нормально, как ни в чем не бывало, начали говорить с уже пришедшим катером. Прикинулись, что мы плохо понимаем по-английски и не поняли, что нам нельзя было убегать. Получилось. Полиция на катере долго думала, что делать. Они чуть было не высадились на наш борт, как резко дали задний ход и сообщили, что приедут со своими коллегами. Быстро ушли в ночь и через 20 минут вернулись. А их коллегой оказался сачок для рыбалки или бабочек. С помощью сачка они взяли наши документы – с яхты на катер, – и через 20 минут проверки стали самыми большими нашими друзьями. Они разрешили нам ночевать в бухте Варкизы и обещали помочь нам во всем, что нам надо. Мы попросили указать место, где мы бы смогли заправиться водой, а они сказали, что это очень сложная задача! Мы так их и запомнили – это «друзья, у которых воды не допросишься».

– Вы можете спроектировать тот вариант, если бы вы не пошли на Грецию после того, как Хорватия закрыла за вами границу? Что было бы? Дрейф?

– Я бы все равно пришел в Грецию, так как топлива на обход Греции нейтральными водами у нас не было. Кроме того, обход Греции через Пелопоннес было бы аварийно-опасным. Нас там ждал встречный красный шторм. Это почти ураган. К тому же в моем характере присутствует значительная доля авантюризма и нелюбовь к запретам. Я был уверен, что что-то придумаю и найду выход. Ну и нашел! Причем сразу два.

Что касается риска, то я бы ни при каких условиях не рисковал бы командой и лодкой. Со мной были нечужие мне люди, которых я знал уже много лет, и был ответственен к судьбе каждого. Мы не нарушали никакого закона, кроме ежедневно изменяемых правил для греческих яхт и населения Греции. Мы никак не относились ни к первым, ни ко вторым.

– Как происходило взаимодействие с представителями пограничной и морской служб разных стран?

– Нас за все время путешествия проверяли 12 раз. Самым шокирующим стало поведение самих хорватов, которые еще 3 дня назад нам выдали все разрешительные документы и сняли с нас все платежи, а через 3 дня сказали, чтобы мы срочно вернулись на старт. В городочке Приградница на острове Корчула нас проверяла – криминальная полиция, патрульная автомобильная полиция «трафик-полис» и иммиграционная полиция совместно с морскими полицейскими. Это просто какая-то жуть. Все спрашивают одно и тоже, и каждый начинает с самого начала и без понимания, что он уже давно не первый. Последние полицейские увидели в наших действиях нарушения их туристического кодекса и сообщили, что мы обязаны заплатить штраф. Якобы, будучи на территории Хорватии, мы не зарегистрировались на яхте, как месте нашего постоянного проживания. У хорватов это статья называлась «Registered accommodation». Я опытный яхтсмен и путешественник, но кто знал такие законы. Уверен, что даже те, что ходил на яхтах в Хорватии, никогда об этом законе на слышали. Я, конечно, потом разобрался, что это делает чартерная компания или марина, где стоит яхта. Но только не в нашем случае. Яхта принадлежала нам, и они ничего не обязаны были делать. За это у меня в Преграднице в 3 часа ночи полицейский изъял паспорт и сказал, чтобы я завтра на яхте прибыл в столицу острова Корчула, и они решат, какой штраф заплатит каждый «нелегал», который нелегально находится на яхте «СУЕНО». И никто из хорватского туристического департамента не был об этом проинформирован! Во как!

Потом было 4 часа общения в полицейском участке их порта, душевные разговоры с офицером о будущем и причинах аварии на ЧАЭС в 1986, и как мир будет жить дальше – после короновируса. Я отговорился своим длинным языком и свободным английским от штрафа и получил право всей команде сойти на берег и пойти в магазин купить еды!

Греческие пограничники на фоне хорватских, однозначно самые бездельники и пофигисты. На что я и рассчитывал. Я не ошибся. Мы 5 дней были в их территориальных водах, два дня из которых мы стояли на якоре в бухтах их городков и поселков. Но ни одного раза на нас никто не реагировал. Всем было все равно и это нас расслабило. Мы решили, что у греков в море вообще никого нет из правоохранителей. Может, это они так дистанцировались?

Самыми лояльными были турки. То ли в силу большего сочувствия мореплавателям, то ли в силу их не особенного законопослушания. Я не знаю, но турки однозначно нас трогали меньше всего, а могли очень нас беспокоить.

– Как помогали консульства Украины?

– В Хорватии помогли убедить пограничников, что мы эвакуируемся и что нас нужно отпустить и открыть нам границу. А Греции – «отморозились» и запретили приближаться в территориальные воды Греции. А в Турции – помогли, согрели и спасли!

КОМАНДА МЕЧТЫ

– Это далеко не первый рейс у вас и вашей команды. И, как опытные моряки, каждый из вас знает, чем занять себя в свободное время. Но, как я понимаю, в этот раз этого самого времени было гораздо больше. Чем заполняли его?

– Сразу скажу, что мы – опытные яхтсмены и действительно это не первый наш рейс на большие расстояния. Но мы НЕ моряки! Никто из нас не имеет ни высшего, ни даже среднего морского образования. Мы гораздо более тяжелая форма зависимости от моря. Мы никем не заставляемы, не гонимые зарплатами и карьерами на воде, выбрали себе такое непростое хобби. Я – математик-программист. Павел Федчак – физик-ядерщик. Также на борту были: 2 юриста, строитель, экономист, инженер нефтегазовой отрасли, фото-видео оператор, архитектор.

В команде было 3 заядлых и еще 3 уравновешенных рыбака, которые пытались ловить рыбу. Поймали двух небольших тунцов, много каменных окуней, атлантического землероя, осьминога, морских огурцов (трепангов) и морскую звезду, на территории Украины наловили бычков на Днестровской банке. При наличии прибрежных скал и камней на лодке собирали мидий и устриц.

Читали книги и смотрели заранее накаченные фильмы. У нас несколько дней подряд собирался совместный кинозал, и мы вместе смотрели киношедевры. Также у нас на борту были настольные и групповые игры: Алиас, Крокодил, домино и карты. Даже те, кто сначала сомневался, все равно играли. Убийство времени в условиях пауз и ожиданий погоды, которых было более чем достаточно, это крайне необходимые приемы в командной игре и нахождении в замкнутом пространстве группы из 9 человек.

– А что такое яхтенный «День Сурка»?

– Это дни ожидания погоды на якоре, когда нельзя сойти на землю и нельзя идти. Хоть вешайся.

– А погода хоть вам благоволила?

– Не столь длительно по времени и дистанции. Погода не может быть стабильной и благоприятной. Мы в общем и целом около 7 дней простояли в ожидании окончания штормов и очень-очень сильного встречного ветра.

– И все-таки вопросы на злобу дня. Пандемия коронавируса все же есть. Как вы контролировали состояние своего здоровья в пути? Как оберегали себя от возможного заражения?

– В Хорватии до последнего дня мы не видели ни одного признака паники или странного поведения местных жителей по отношению к нам. Да, мы, наверное, были единственной группой иностранцев в Трогире, но мы не видели никакой агрессивности или вообще признаков понимания у населения, что грядет эпидемия. А вот когда мы уже вышли за пределы Хорватии, то мы просто не стояли на земле и без перчаток и масок ни с кем не общались. Кстати, маски и перчатки нам дали хорватские пограничники на острове Ластово. С тех пор мы были «вооружены». У кого-то в аптечке был антисептик в аэрозоле и мы им обрабатывали руки, когда брали что-то переданное с суши.

КОНТРОЛЬ И ЕЩЕ РАЗ КОНТРОЛЬ

– Это правда, что нынешнее ваше путешествие можно смело приравнять к переходу Атлантического океана на яхте?

– Сложность нашего путешествия – это отсутствие поддержки путешественников с берега, которые на это рассчитывали. Переход через Атлантику не подразумевает контакт с берегом. А в нашем походе на пополнение топливом, водой и едой мы рассчитывали. Дистанция атлантического перехода больше нашего на почти 50%, и это немало, но представьте, что атлантические путешественники взяли бы с собой воды, топлива и еды только на половину пути. Вот тогда дистанция их путешествия уже бы не играла роль. Мотору достаточно один раз исчерпать топливо и больше его достать неоткуда. Человек имеет шанс поймать рыбу и собирать дождевую воду, но этого явно недостаточно для 9 путешественников. Питайся мы одной рыбой и дождевой водой, ответы бы писать уже было некому. Кстати, воду дождевую мы собирали.

– Вы общаетесь с другими мореплавателями, давно изучаете морское дело и практику. Были ли когда-то подобные случаи, когда границы буквально захлопываются перед судами? И что об этом говорят мореходные законы?

– Были эпохи беззакония на морях, эпохи Черной Бороды и его коллег, были эпохи развала ЧМП с массовыми арестами судов, были и совсем недавно – сомалийские пираты, с которыми разговор был короткий. Слава Богу, мы готовились к цивилизованному путешествию с упором на туризм, комфорт и посещение приятных мест и дружелюбных государств.

Не осталось в истории описания мореплавателей в период европейской чумы или испанки. Наверное, не успели записать или писать не о чем было. Уверен, что и в период Второй Мировой войны случались куда более кошмарные и фатальные истории на море. Но мы – это те моряки, которые еще вчера проснулись в мире, а на завтра их ждали уже неизвестность и испытания, которые сильно могли подкорректировать первоначальный план. Наша победа заключается в том, что мы своей цели достигли! Мы в Одессе и яхта «СУЕНО» с нами. На нас не завели криминальные или административные дела в иностранных государствах. Всех возможных штрафов и финансовых потерь, мне как капитану-переговорщику удалось избежать.

ВСТРЕЧАЙ, ОДЕССА!

– Тут мы подошли к главному. Как вас встретила Одесса? Были мысли, что могут не пустить?

– Одесситы, мои друзья и родственники поддерживали наш поход теплыми словами поддержки и желали скорейшего успешного прихода в сложившихся сложных условиях, комментируя и поддерживая мой журнал похода, который я вел на своей Фейсбук-странице.

Очень приятно удивили все чиновники и исполнители, кто имел отношение к бюрократической машине в Порту «Одесса». Все проявили наивысший уровень лояльности, компетентности и сочувствия в этот непростой ситуации для моей команды, в сложный для нашей страны период. Я, конечно, приложил к этому определенные подготовительные усилия. Предупредил о нашем прибытии в порт «Одесса» через каналы МЗС, пограничной службы и Областной государственной администрации. В свою очередь каждый сотрудник этих организаций был максимально корректен и участлив в нашей ситуации.

Хочу выразить благодарность за содействие и временно исполняющему обязанности капитану порта «Одесса» – Сергею Чабанюку, начальнику пограничного поста «Одесса-центральный» – Игорю Шульге, главному государственному инспектору таможенного поста «Одесса-порт» – Вадиму Шеховцевому, сотрудникам санитарно-карантинного отдела порта, а именно Инне Владимировне Старовой, сотрудникам диспетчерского порта Дмитрию Аллилуеву и заместителю начальника Морвокзала Юрию Горчарову.

Поначалу были споры, как рассматривать нашу команду: как пассажиров или членов экипажа судна, что повлекло бы двухнедельную обсервацию на Куяльнике в первом случае и самоизоляцию по месту жительства во втором случае. Этот вопрос мы совместно решили в пользу самоизоляции. По нашему приходу на причал приехал заместитель губернатора Одесской области, который привез с собой группу из двух медиков-эпидемиологов, которые будучи полностью одетыми в защитные костюмы провели заборы проб у каждого члена экипажа для проведения экспресс-теста на COVID-вирус.

Сегодня уже пришли результаты наших тестов на COVID-19. Мы здоровы! Но сидим дома на самоизоляции, как и требует закон, и со своими семьями приходим в себя!

БЛИЦ-ОПРОС ДЛЯ ЧАЙНИКОВ

– Есть ли у вас интернет в пути?
– Прибрежно при наличии телефонной связи использовали в каждом телефоне интернет в роуминге

– Почему нужно причаливать в порты?
– Только для пополнения провизии, воды и топлива

– Нужно ли знать иностранные языки в таких путешествиях?
– Обязательно. Я свободно владею английским, что в 95% случаях решает вопрос. Те, кто не знает английского, вынужден не общаться с местными. По всему пути нашего следования абсолютно все сотрудники любой из полиций знали английский.

– Почему так важен дизель на яхте?
– Яхта идущей по маршруту, и по времени убегая от плохой погоды, не может рассчитывать на паруса. Паруса помогают. В нашем случае около 40% пути прошли на парусах, а остальное на двигателе, которому нужен дизель.

– Сколько человек должно быть в экипаже на яхте такого типа?
– На яхте, идущей 24 часа в сутки нужно 3 основных рулевых и 3 помощника на каждой смене + у нас был повар + фото/видео оператор + основной капитан.

– Кто и как несет вахту в море?
– Сменная пара рулевого и его ассистента, который выполняет роль матроса. Днем смены по 4 часа, а после 21:00 и до 06:00 по три часа.

– Что лучше для яхтсмена: штиль или сильный ветер?
– Лучше конечно погода посредине. Сильный попутный ветер – приемлемо и выносимо. Сильный встречный ветер – неприемлемо и невыносимо по качке и шлепкам корпуса. А штиль — это спокойствие, в которое работают моторы. Но штиль крайне редко длиться более 10 часов, а вот шторм у нас был 3 дня с высотой волны до 4.7-4.9 метра!

– Что главное для моряка?
– Не отступать и не сдаваться! Ничего не боятся и слушать своих учителей, у которых больше опыт. А, впрочем, я-то не моряк. Я любитель, что в общем и целом гораздо более тяжелая форма зависимости от моря. Моряки идут в море за деньгами, а мы идем под парусами по зову сердца и чувств!

Фото из архива экспедиции

11332

Комментировать: