Погода в Одессе
Сейчас от +20° до +26°
Ночью от +19° до +22°
Море 22°. Влажн. 82-84%
Курсы валют
$26.03 • €29.08
$27.05 • €29.00
$27.00 • €28.90
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

«Воровал и буду воровать»

Понедельник, 5 декабря 2016, 19:50

Ярослав Берендаков

Оdessa.report, 22.11.2016

Большинство рядовых граждан не то, чтобы с ненавистью относятся к ворам и грабителям, но при «встрече» с удовольствием одарили бы их парой-тройкой тумаков и лестных слов. Идут годы, и вор, который неоднократно отбывал срок за решеткой, не меняется, и кажется, что ничем его уже не исправишь. То есть, у него отсутствует страх перед физическим наказанием или возможным лишением свободы. Но, тем не менее, мы упорно считаем, что именно сила и железная решетка способны эффективно на него влиять.

Преступников готовы ругать, бить, наказывать за содеянное, и так далее в этом же духе. Но это всего лишь попытка борьбы с последствием, а ведь, как известно, чтобы решить проблему, необходимо найти причину. Для того, чтобы осознать мотивацию действий воров-рецидивистов, лучше всего посмотреть на мир их глазами. С этой целью мы отправились в Одесскую колонию №14. Данное исправительное учреждение предназначено для мужчин, повторно осужденных или, другими словами, рецидивистов.

Итак, нашими респондентами стали Анатолий Александрович Харько 1977 года рождения по кличке Буба и Дмитрий Краевич 1976 года рождения. У каждого из них своя непростая и драматическая история. У Анатолия, например, папа был наркоманом и именно родной отец впервые уколол сына, когда ему было всего лишь 13 лет. В то же время, у Анатолия и Дмитрия есть объединяющие обстоятельства – оба выходцы из обеспеченных и успешных семей Одессы. Дмитрий – сын военного и внук генерала Советской армии, а Анатолий – сын многолетней заведующей продуктового магазина при СССР и позже, в 90-ых, успешной бизнес-леди. Оба начали воровской путь с детства, поэтому свою жизнь меряют не прожитыми годами, а количеством сроков, проведенных в колонии. В таких условиях женитьба и зачатие ребенка в стенах колонии — норма жизни.

При прочтении этих интервью хотелось бы, чтобы каждый из нас обратил внимание на то, почему и каким образом человек становится вором. Возможно, если каждый проникнется драмой жизни наших героев, мы по-другому посмотрим на устройство системы наказаний за правонарушения. Ведь пока что тюрьма и колония в большинстве случаев не исправляют преступника, а наоборот - психологически деформируют и делают его на всю оставшуюся жизнь своим заложником.

Итак, побеседуем с Анатолием Харько.

— Расскажите, пожалуйста, о себе, какая по счету у Вас судимость?

— Шестая судимость. Первая судимость была в 1991 году по статьям 229 и 141 часть 2 – это наркотики и грабеж. Дали два года, вышел в 93-м, ровно неделя прошла, и опять вернулся в колонию по этим же двум статьям. Первый раз у меня был «мак», во второй — трава. Сел в 93-м, вышел в 95-м. Три недели на свободе и тут случился трамвай.

— Кстати, расскажите в деталях о том, как вы ограбили трамвай. Не каждый же день даже в Одессе грабят трамвай.

— Короче, такая ситуация, дают нам набой. Продают два мотоцикла — один «Хонда», а другой «Кавасаки», на Черемушках возле магазина «Восход». Мы должны «делать» этого потерпевшего. Я, подельник и подельница сели в 10-й трамвай. У меня с собой был пистолет Наган 27-го года выпуска с тремя патронами, у подельника граната, а у нее два стилета в ботфортах. Она носила их с собой. Сели в трамвай, что-то у меня мысля пришла грабануть его. Зашел к водителю, сказал, что делать надо и когда надо открыть заднюю дверь. Ну и все. Говорю людям: «Минуточку внимания» — тишина, молчат. Еще раз говорю: «Минуточку внимания» — опять тишина. Выстрелил в пол раз. Стоял пацанчик, я ему приказал вытряхнуть все книжки из рюкзака и пойти собрать все драгоценности, кошельки. Закончив, мы выпрыгнули с этого трамвая. Недолго мы гуляли. Дали мне за это 7,5 лет. Потом в тюрьме добавили опять мне срок. Плохо вел себя. Короче, освободился я через 10 лет.

— А что значит «плохо вел себя»?

— Раньше это была 183-я статья, сейчас это 391 – «Невыполнение законных требований администрации». То есть все, что администрация приказывает делать согласно закону, я этого не хотел делать. Вел себя отвратительно, за что получил еще 2,5 года.

— Можете рассказать подробнее, что значит «отвратительно»? Отказывались, например, выполнять какие-то работы?

— Молодой был, сидел в изоляторах, пкт (помещение камерного типа), раньше давали 6 месяцев, сейчас три месяца в камере сидишь. Конечно, играл в карты, не вставал по подъему, не ложился по отбою. В общем, все, что нельзя, я хотел делать. Таким образом, в 28 лет я уже отсидел 14 лет.

— В 28 лет?

— Да, в 28 лет от роду, а 14 отсидел.

— Как это?

— Два, два и 10.

— Когда был первый срок? В 14?

— Ну конечно. Вышел в 16, сел в 16, вышел в 18, сел в 18, вышел в 28. Вот я же говорю 14 лет. Потом я опять недолго погулял — не полных два месяца. Вот у меня даже преступление было на Греческой площади, а сейчас там ТЦ «Афина». В момент совершения преступления там двор такой был проходной – конечная остановка троллейбуса была. Приехали после освобождения, а дома уже не было. «Афину» начали строить. Сел в одно время, вышел в 2005 году, сел в 1995 – вышел в 2005. Все совсем другое. Что-то не приняла меня свобода.

— А там что за преступление совершили – в том дворе?

— Очень много. У меня было 56 эпизодов – грабежи и разбои. В основном так у нас было - «Книжка» старая на ул. Мартыновского, магазин «Коллекционер», Горсад. Вот это был мой треугольник для грабежей и разбоев.

— Грабежи начались, когда Вы освободились в 28 лет?

— Нет, грабежи были и раньше. В 28 лет освободился — город не узнать, ничего не узнать. Короче, сорвался я. Начал чудить. Сел уже на четыре года.

— Опять за грабеж?

— Грабеж, разбой и кража.

— Тоже было несколько эпизодов?

— Были четыре квартирные кражи, шесть грабежей и семь разбоев. Четыре года дали, меньше обычного, 69-ую статью по состоянию здоровья подарили.

— А вообще сколько эпизодов было за всю карьеру?

— За всю жизнь… Не пересчитать… Очень много. Сколько было грабежей — сбился со счета, не задавался я такой задачей. Вот за что сижу, могу сказать – сколько там эпизодов было. Вот говорю, 56 эпизодов было у меня только по Жовтневому району.

И вот побыл я не полных два месяца, как уже говорил, получил четыре года. Отсюда меня администрация отпустила в колонию-поселение в Ширяево Одесской области. Я побыл там пару месяцев. Освободился по УДО. И опять сел через 72 дня на четыре с половиной года. Опять грабеж и разбой.

— За эти 72 дня сколько совершили грабежей?

— Каждый день, вот прямо каждый день. Ну, потому что наркотик – постоянно нужны деньги. А где их брать?

- А когда работали в центре города, на этом треугольнике Горсад – «Книжка» — магазин «Коллекционер», вот эту зону со своими коллегами вы как-то оговаривали?

— Что самое интересное – это ведь было под носом у райотдела. Нет, мы были втроем.

— Ну а по району есть смотрящий?

— Та нет, в то время такого не было. 90-е – что взял, то твое.

— А сейчас? Я вот слышал, что под Новый год в Одессу приезжают гастролеры. И наши местные смотрящие дают им разрешение. Это правда?

— Нет, таких, как я — разбойники и грабители – их невозможно контролировать. Вот, например, если бы я конкретно занимался карманными кражами, то это другое дело. Допустим, все знают, что я карманник. Это мой профиль с детства. И я, конечно, отстегиваю и туда, и блатным, везде. Просто потому, что надо. Называется «воровать по билету». Раньше давал 40 долларов, садился в 28-й трамвай на ул. Комсомольской и до ул. 1905 года и меня вообще никто не трогал. Как правило, можно было что-то и на дурняк срубить. Грабежи, разбои – на это даже никто не обращал внимания. Бахали, да и бахали. Когда идет конкретный разбой, квартирная кража, тогда идет набой, тут уже отстегиваешь всем.

Вернемся к моим приключениям — отсидел три года и побыл в Ширяево, освободился – побыл 72 два дня – дали опять 4,5 года. Опять грабеж, разбой. Отсидел, и вот уже сейчас опять попал. Это было не преступление, это было просто... Сейчас расскажу… Ну, в общем… Жил с женой в Овидиопольском районе. Приехал в Одессу, так как сдавал квартиру и надо было денег забрать у квартирантов. Приехал взять у них деньги, пошел отовариваться в магазин, вот захожу во двор, стоит пацаненок с девками, попивает пиво. Я тупо зацепил кульком пакет – он мне грубанул. Я поворачиваюсь, на автомате вырубаю его, он падает, и я автоматически, как Шура Балаганов — куча денег в кармане, а он в карман полез, так и я. Полез и вытащил у него телефон, снял часы. Утром все отдал – дали «пятерку».

— То есть сами пришли в райотдел?

— Нет, я никуда не пришел. Ни в коем случае. Там дворничка убирала – я ей просил отнести, потому что вот такая ситуация. Я же когда это сделал, уехал, и мне уже звонит тетя и соседка, говорят, куча милиции во дворе. Я понимаю, что это шухер. Наутро приехал, дал дворничке вещи пацаненка, чтобы она отдала, но заявление уже было. Все, я не стал оставаться в Одессе – уехал в Овидиопольский район, где меня через три месяца и забрали. Дали срок. Потому что я Харьков и постоянно сижу за разбой. Судья пожалела — статья от 7 до 11, и дала 5. Три года почти уже сижу — осталось два.

— Что планируете делать, когда освободитесь?

— Понятия не имею. Ну, честно говорю.

— Хоть как-то моделируете свое будущее?

— Никаких моделей, все эти карточные домики рассыпаются. Я себе как-то накрутил, что я поеду к жене в деревню, где будут теплицы, гуси, куры, что я заделаюсь таким «п…здатым», извините, обалденным фермером. Ничего у меня не получилось. Опять вокзал, опять ворованные вещи. Я не знаю, что у меня не получается.

— А с женой сколько?

— У меня три жены было, и все три раза я в тюрьме женился. Тем сроком два раза женился. Вот она второй срок ко мне ездит.

— То есть познакомились по переписке?

— Познакомились вообще по телевизору. Я поругался и развелся со своей женой, которая у меня была. Есть канал «Плюс», там чат знакомств. Я скинул послание, мне ответили эсэмэской, и через два месяца мы расписались.

Продолжение следует…

9795

Комментировать: