Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Новости Одессы

Кто у нас сидит за убийства

Четверг, 29 марта 2012, 13:06
Член Международной федерации журналистов, Уполномоченный представитель Международного комитета по защите прав человека Виктория Колтунова заявила, что в Украине наказание за совершенные преступления «отбывают те, у кого нет денег, чтобы откупиться от этого». Такое заявление она сделала в ходе пресс-конференции на тему «Пять лет в тюрьме вместо настоящего убийцы».

Как отметила правозащитница, «у нас страна большая, статистика ведется – если есть труп, значит должен быть зэк. Сидит преимущественно тот, у кого нет денег».

Комментируя дело Владимира Шпоры, который был приговорен к восьми годам заключения за совершение убийства, провел около пяти лет за решеткой и был освобожден в зале суда за недоказанностью обвинения, В. Колтунова отметила: «Когда произошло данное убийство, председатель сельсовета сказал: берите Шпору, у него никого нет, за него никто не встанет. Вот интересная вещь – брали вместе с ним Боровца. У него было обнаружено ружье, ещё два ружья – у его брата. Так вот экспертизы по этому ружью нет. Нашли в овраге труп и экспертиза нашла в нем 18 дробин, абсолютно круглые отверстия от дроби в височной кости, в ребрах и лопатке — делается однозначный вывод, что Радзелюк был застрелен из ружья дробью такого-то калибра. А после возникает теория огнестрельной отвертки – эксперт, который нашел дробь, отстраняется, а другие эксперты уже делают вывод, что убийство совершено отверткой. Был свидетель, Анатолий Савенко, который отвозил труп к первому эксперту, который обнаружил дробь, так он утверждал до конца своей жизни, что эксперт показывал ему извлеченные из тела дробины. Однако Савенко нашли повешенным на крыше собственного дома. После этого все остальные свидетели, которые что-то говорили об огнестреле, которые слышали выстрелы, резко замолкают – никому не хочется быть повешенным. А судья Дымов, который ушел на пенсию, после того как дал 8 лет нашему подзащитному, получил джип, который он якобы выиграл в карты у того же председателя хозяйства «Искра», который предложил взять Шпору как обвиняемого».

«То, что потерпевший Шпора получил оправдательный приговор – это прецедент редчайший. Такого у нас фактически не бывает. В 90 процентах случаев у нас в стране если кто-то убил и у него есть деньги, то сидит кто-то другой, на кого удается спихнуть преступление», — также отметила правозащитница.

Как сообщалось ранее, в ходе пресс-конференции Президент «Центра Международной правовой защиты», член Союза юристов Украины, представитель обвиняемого Эфтехар Хатак заявил, что «данное дело рассматривалось с 2003 года. Было совершено убийство в Ивановском районе Одесской области. Были задержаны по этому факту два человека Иван Боровец и Владимир Шпора. Первого отпустили. А задержанного в нетрезвом виде Шпору правоохранители побоями заставили подписать его якобы явку с повинной. Ивановским районным судом Владимир Шпора был приговорен к 8 годам лишения свободы. После этого было несколько рассмотрений данного дела в судах разной инстанции, в итоге 5 марта 2012 года Коминтерновский районный суд отменил решение о заключение под стражу Шпору».

Сам В. Шпора заявил: «Дело против меня сфабриковали. После того, как меня привели в отделение милиции, начали бить и заставляли взять в руки ружье, из которого якобы убили деда. Я отказывался, меня за это били. Я объяснил, что никогда из ружья не стрелял и не умею этого делать. Опера, которые меня допрашивали, после перекура спросили «у тебя дома отвертки есть?!», я рассказал, где у меня лежат отвертки. Одна из отверток подошла по размеру к дробинкам, которые и послужили причиной смерти Анатолия Радзелюка согласно первому заключению экспертов. После этого появилось новое заключение – о том, что деда убили отверткой. Деда убили из ружья, а мне пришили, что я его отверткой убил. Я просидел четыре с половиной года – в 2003-2004 в СИЗО, с 2008 меня перевели на Измаил, а потом отправили в Николаев, в лагерь. Остальное время просидел в Одесском СИЗО. 5 марта меня Коминтерновский суд освободил прямо из зала».
Система Orphus

19384

Комментировать: