Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Зигмунд Фрейд

Четверг, 2 мая 2013, 18:41

Одесские связи доктора Фрейда

У знаменитого венского психоаналитика были, по меньшей мере, две причины, чтобы интересоваться Одессой – его мама и любимый пациент.

Зов предков

Матушка Зигмунда Фрейда, Амалия Натансон, родилась и выросла в Одессе. Она познакомилась с Якобом Фрейдом, когда он по торговым делам приезжал в Одессу из Германии. Вскоре состоялась их свадьба. Якобу, мелкому торговцу шерстью, было 40 лет, Амалии – 19, она была младше обоих сыновей Якоба от первого брака. Дед по линии отца, Шломо Фрейд, был раввином. Семья придерживалась либеральных религиозных взглядов. «Мои родители были евреями, и я сам всегда оставался им. С юных лет я познал беспомощность бедности и постоянно боялся ее», - писал Фрейд.

«Бедность и нищета, нищета и крайнее убожество», - так Фрейд характеризовал Фрайберг, городок из пяти улиц, с двумя цирюльниками, десятком бакалейных лавок и одним похоронным бюро. Сюда-то и переехали родители Фрейда после свадьбы. Сигизмунд был первенцем в семье, состоявшей впоследствии из восьми детей. Мать называла его «Золотой Зигги». Мама и сын горячо любили друг друга всю их долгую жизнь: Амалия умерла в возрасте 95 лет.

Когда Зигмунду было 3,5 года, семья переехала в Вену, поселившись в районе еврейского гетто, именуемым «Остров мацы». Фрейд поступил в частную еврейскую школу, в 17 лет он с отличием окончил гимназию, проявив лингвистические способности.

На этом мы прервем воспоминания о необычной жизни доктора Фрейда и перейдем к его второй одесской нити – Сергею Панкееву.

Зов животных

Дом Панкеева, изящный двухэтажный особняк, находится на улице Маразлиевской под № 20. Его построил знаменитый одесский архитектор Дмитренко в самом конце 19 века. Крупному помещику Константину Панкееву нужен был этот дом для того, чтобы из поместья Васильевка Херсонской губернии перевезти в Одессу семью. Причина для переезда была основательная – старшая дочь Панкеевых в возрасте 13 лет покончила жизнь самоубийством. Разумеется, на младшего Сережу, которому тогда было десять, смерть сестры произвела ужасное впечатление. С тех пор он начал бояться  волков, которые, как ему рассказали, съели сестру. Они являлись к нему во сне каждую ночь. Мальчик просыпался с криком, будил весь дом.

Через два года после смерти сестры погибает и отец семейства, Константин Панкеев. Причина смерти тоже неоднозначная – передозировка снотворного.

С таким багажом семейных проблем Сергей Панкеев вступает во взрослую жизнь. Так сказать, «готовый пациент для психоаналитика». Что, конечно, и происходит. Боязнь волков продолжает развиваться, Сергея Панкеева лечит молодой врач-психиатр Леонид Дрознес, практиковавший в Одессе психоанализ. В 1910 году он  решил повезти Панкеева в Вену, чтоб представить Фрейду своего пациента, страдавшего тяжелым случаем инфантильного невроза.

Доктор Фрейд, к тому времени основатель и светило психоаналитики, лечит Панкеева почти всю жизнь. Через 4 годы после начала лечения Панкееву становится существенно лучше, и он возвращается в Одессу. Однако без доктора Фрейда и сеансов психоанализа неуравновешенный Панкеев уже не может. Он возвращается в Вену во время революции, где и живет до смерти в 1979 году.

Зигмунд Фрейд на основании лечения Панкеева напишет знаменитую работу «Из истории одного детского невроза». 

Болезнь Панкеева оказалась неизлечимой. Будучи глубоким стариком, Сергей Панкеев подходил к телефону и говорил: «Человек-волк слушает!».

Сегодня от некогда богатейшей в Одессе семьи Панкеевых остался дом на Маразлиевской, руины поместья в Васильевке и один из корпусов психиатрической лечебницы на Слободке, который Панкеевы построили за свои деньги в память о покончившей жизнь самоубийством дочери Анне.

Людмила Заболотная







4457

Комментировать: