Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +2 ... +5
днем +4 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
За Одессу
Одесса в словах и выражениях

Женька, Франтик и ночь на «кожедерне»

Суббота, 5 января 2013, 13:56

Дмитрий Иванов

Eе звали Женька. Представьте себе блондинистый аналог Софи Лорен, двадцати трех лет отроду, с пышной грудью и соблазнительной фигурой, напоминающей контуры виолончели. Характер у Женьки был ярким, под стать внешности.

Среди местной шпаны она славилась надежностью, умением отстоять свое мнение и способностью без колебаний дать в глаз тому, кто с этим мнением был не согласен. Немудрено, что многие пересыпские парни боялись не то, что намекнуть нашей героине о своих пылких чувствах, а даже не смели приблизиться к ней на пушечный выстрел.

В общем, Женька была еще та штучка. Шалостей, достойных внимания милиции на ее счету к тому времени было предостаточно, но одну из них она смело могла занести в свой актив. Впрочем, об этом чуть позже.

Ее мама заведовала продовольственным магазином и совмещала это достойное занятие с обязанностями народного заседателя в одном из одесских судов. Надо сказать, что вверенная ей торговая точка была единственной в захолустном пересыпском районе под названием Лиманчик, а посему местные обитатели с вполне объяснимым почтением относились к своей продуктовой благодетельнице.

Как известно, взбалмошные дети чаще всего появляются у родителей с тираническими наклонностями. Женькина мама принадлежала к их числу. Своих домочадцев она держала в ежовых рукавицах. Ее муж был человеком мягкотелым, а потому безропотно смирился с ролью второго номера в семье и покорно плелся по жизни вслед за своей властной супругой. Доставалось на орехи и Женьке. Скажем, желание погулять сверх установленного часа пресекалось выстриганием волос на голове. А любые попытки продемонстрировать свое «я» карались не менее жестокими способами. При этом Женька усердно трудилась в матушкином магазине, училась в вечерней школе, да и в плане ведения домашнего хозяйства ее никак нельзя было назвать бесполезной.

Проживало славное семейство в доме на улице Софиевской, неподалеку от Пересыпского моста. Этому зданию было суждено печально прославиться в октябре 1998 года, когда половина строения рухнула, вопреки желанию городских властей, да, собственно, и самих жильцов. Хорошо хоть обошлось без жертв.

А в упомянутом семидесятом и дом еще был цел и двор-колодец с выходом на две улицы. А какая дивная публика здесь обитала! Полный срез Одессы. Начиная от рафинированных интеллигентов и заканчивая мелкоуголовными элементами. Да, Женьке было, у кого брать уроки жизни.

Кстати, я забыл представить еще одно действующее лицо нашего повествования. Точнее, морду. Знакомьтесь, пинчер Франтик. Верный Женькин друг и защитник. Когда-то давно один местный острослов окрестил эту породу «еврейской овчаркой». Но это так, к слову…

Франтик был псом необыкновенным. Создатель наделил его способностью танцевать. Да еще как! Люди, отдавшие танцам не один год жизни, с завистью смотрели на то, как четвероногая тварь выделывала невероятные па, причем, безо всякого напряжения. Отчего у многих из них возникало стойкое желание удавить эту Айседору Дункан в собачьем обличье. Впрочем, Франтик и сам был большим любителем поискать приключений на задницу. И однажды нашел. На свою и на Женькину.

Этот эпизод требует отдельного пояснения. Для всех одесских собак подлинных проклятием была так называемая «будка». Появление на улице машины с сидящим в ней вечно пьяными гицелями, большими сачками, грозило бедным псинам, как правило, мучительной смертью, а их владельцам, неизбежными финансовыми затратами. Прошу прощения у читателей за эти подробности, но без них никак не обойтись.

Итак, Франтик в компании породистых и не очень собратьев прогуливался около своего дома. Дружеское собачье общение было прервано внезапным появлением «будки». Умудренные опытом псы бросились в разные стороны, и только Франтик, незнакомый до этого с чудовищной машиной, остался стоять, как вкопанный.

Горе-танцор с первой же попытки был накрыт безжалостным сачком и водружен в клетку к таким же бедолагам. Поколесив по округе еще немного и набив свое нутро до отказа, «будка» поехала сдавать добычу.

Реакция Женьки на произошедшее была вполне предсказуема. Проклятия в адрес гицелей перемежались упреками в сторону соседей, не попытавшихся отбить Франтика. Все это было обильно сдобрено ненормативной лексикой и типично пересыпским жаргоном.

Выпустив пар, Женька отправилась выкупать своего любимца в «кожедерню». Именно так окрестили одесситы место, куда «будка» свозила отловленных ею собак. По странному стечению обстоятельств эта злодейская контора находилась недалеко от магазина, в котором царствовала Женькина мать. Свое название «кожедерня» получила не с потолка. Бродячих собак и тех, кого не успели выкупить сердобольные хозяева, убивали током. Одна часть тушек использовалась, как сырье для мыловаренного производства, другая шла на изготовление собачьего жира. Сей продукт пользовался у определенной части населения повышенным спросом, поскольку считался чуть ли не панацеей от всех форм туберкулеза. Таким образом, здесь воплотили в жизнь давнишнюю мечту человечества о безотходном производстве.

На «кожедерне» Женьку ждало жестокое разочарование. За освобождение ее любимца гицели заломили сумму, которой в кошельке, увы, не оказалось. Дело шло к вечеру, а до утра Франтик мог и не дожить. Клянчить деньги у родителей Женьке не хотелось, а значит, нужно было что-то придумать. Неспешная прогулка по городу благоприятно сказалась на мыслительном процессе, и решение пришло самой собой. Дождавшись наступления темноты, Женька направила свои стопы в сторону Лиманчика.

Этот дивное место имело одну особенность. По периметру нескольких предприятий, расположенных на его территории, были проложены трубы огромного диаметра, и черт его знает какого назначения. Именно по ним не торопясь шла Женька. А вот и он знакомый забор. Без особых усилий преодолев препятствие, она оказалась во дворе кожедерни. Мертвецки пьяный охранник спал, как убитый и на появление мстительницы никак не отреагировал. Но выпустить псин на волю оказалось не так-то просто. Двери были обиты железом и выглядели весьма внушительно. Но разве такая мелочь могла остановить Женьку? После непродолжительного осмотра местности, она обнаружила бесхозные лом и гвоздодер. В сочетании с праведным гневом и чувством мести это стало сокрушительным оружием. Прошел час, ворота были изувечены без надежды на восстановление и более сотни узников ринулись к выходу. Среди них был и Франтик. Женька прижала дрожащее создание к груди и разрыдалась. Распахнув ворота проходной, она выпустила пленников, столкнулась лицом к лицу с какой-то женщиной и припустила, как говорится, со всех ног.

Дома Женька и Франтик долго отходили от стресса и наслаждались обществом друг друга. Идиллия продолжалась вплоть до появления милиции. Как вычислили нашу героиню, неясно до сих пор. Так же неизвестно, что смягчило сердца правоохранителей. То ли курьезность преступления, то ли денежные знаки. А может, они тоже люто ненавидели «будку». Как бы то ни было, а Женька отделалась условным сроком и штрафом в двести советских рублей. Вот, собственно, и все…

3810

Комментировать: