Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Вера Фигнер

Суббота, 13 июля 2013, 23:03

Вера «Топни ножка»

В 1882 году в Одессе произошло чрезвычайное событие – террористами Степаном Халтуриным и Николаем Желваковым был застрелен военный прокурор  Стрельников. Косвенно в подготовке политического убийства принимала участие член исполкома «Народной воли» Вера Фигнер, которая на самом деле приехала в Одессу охотиться за куда более крупной жертвой – императором Александром ІІ, собиравшемся туда с визитом.

Император тогда не приехал, а Вере Фигнер пришлось бежать в Орел, где через год ее поймали, судили, и приговорили сначала к смертной казни, потом – к пожизненной каторге, которую заменили двадцатью годами одиночного заключения в Шлиссельбургской крепости.  И она отсидела их, как говорится «от звонка до звонка». Плюс два года ссылки.  Не сошла с ума, не сломила своего революционного духа.

Для того чтобы понять, откуда у девочки, родившейся в семье лесника далекой Казанской губернии, могла появиться такая невероятная сила воли, заглянем в ее прошлое.

Она училась в Казанском Родионовском институте благородных девиц, уделявшем особое внимание религиозному воспитанию учащихся. Именно там она стала убежденной атеисткой, однако евангельский принцип «отдать себя всецело избранной цели» стал ее убеждением на всю жизнь и был связан с революционной работой.

В 18 лет красавица Вера Николавна выходит замуж на судебного следователя и вместе с ним едет за границу – получать медицинское образование. В Бернском университете она знакомится с идеологом марксизма Михаилом Бакуниным. Это знакомство определяет ее дальнейшую судьбу.

Удивительно, но маленькая капиталистическая Швейцария тогда была кузницей русских революционеров-народников. В 1975 году, вернувшись на родину, Вера Фигнер участвует в знаменитых «хождениях в народ», ведет пропаганду среди крестьян в селе Студенцы Самарской губернии. Вскоре, однако, первые марксисты понимают, что пассивной агитацией народ не поднять. Они переходят к одиночному террору. Главной их мишенью становится император Александр ІІ, но попутно они убивают множество «неугодных» политических деятелей и чиновников.

Прозвище «Топни ножка» дал Вере Фигнер работавший с ней в одесском подполье революционер-народник Федор Юрковский, которого в Одессе называли «Сашкой-инженером». Много лет спустя Вера Николавна объясняла происхождение этой клички писателю Вересаеву: «Потому что красивые женщины имеют привычку топать ножкой». И лукаво улыбалась. Все светлые воспоминания об Одессе у Фигнер были связаны с красавцем-террористом.

Он попал в шлиссельбургское заключение на год раньше Веры Фигнер, и умер в крепости через 16 лет.

А Вера выжила; ей было отпущено еще сорок лет жизни. Она пережила не только одиночное заключение; полная опасностей жизнь в революционном подполье, утрата близких людей, гибель любимого дела и крушение идеалов – было ли это равносильно двадцати потерянным в крепости годам?

Во всяком случае, Октябрьскую революцию она не приняла. К октябрю 17-го года Фигнер была членом партии кадетов в Учредительном собрании, которое большевики вскоре разогнали. В то время бывшей террористке было 65 лет. Она начинает подводить итоги – пишет книгу воспоминаний «Запечатленный труд». Здесь проявляется ее большой писательский талант. Может быть, не уйдя с головой в революцию, Вера Николавна стала бы большим писателем. Но тогда, в 1920 году, у нее начинается другая работа – по созданию Всесоюзного общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев. И опять старая революционерка начинает бороться с властью, только большевиков.

В 1927 году она впервые обращается к советскому правительству с требованием прекратить политические репрессии. Но ее голос не услышен, а террор – уже «не наш метод».

Вера Фигнер так и не стала членом Коммунистической партии, хотя люди обычно воспринимали ее как коммунистку. Они просили ее о поддержке в годы репрессий, она писала обращения к властям, тщетно пытаясь спасти от гибели людей.

Когда в начале войны ей предложили эвакуироваться,  почти не покидавшая постели девяностолетняя женщина, Вера Николаевна сказала: «Пусть заботятся о живых».

Людмила Заболотная

 

 

 

 

 

4741

Комментировать: