Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем +1 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
За Одессу
Одесса в словах и выражениях

Вечера в литерном бункере

Пятница, 18 февраля 2011, 02:00

Совсем недавно в арт-клубе «Шкаф», что в Воронцовском переулке 6, Южнорусский Союз Писателей начал серию литературно-музыкальных «бункерных» вечеров. Учитывая, что Союз уже около четырёх лет проводил свои вечера в камерных залах Одессы и не спускался в underground, результаты этого хода были непредсказуемы, в том числе, и для организаторов этих мероприятий. Однако, на первой же «вечеринке», прошедшей 6 февраля и носившей название «Внезапный вечер в Литерном Бункере» был аншлаг. Выступали на этом вечере Сергей Нежинский, Алёна Щербакова, Евгения Красноярова, Владислава Ильинская и Сергей Главацкий, но не только и не столько знакомые слушатели появились в клубе, чтобы услышать новые произведения поэтов ЮРСП, сколько большое количество молодёжи, пришедшей впервые увидеть наших авторов. Самым же удивительным было то, что аудитория слушала выступающих внимательно и с первых же минут вошла в эмоциональный резонанс с авторами. Возможно, в этом поэтам помогли музыкальные импровизации, которые играли во время звучания стихов находившиеся на сцене музыканты группы «Стеклянный Остров» Александр Краснояров (гитара), Вероника Ломакова (виолончель) и Серж Ольшанский (перкуссия). Но, всё же, нам кажется, причина в том, что поэты и музыканты звучали в унисон, и весь вечер звучал, как единая музыкально-поэтическая композиция, что и задумывалось первоначально организаторами. Также авторы прочли любимые стихи известного одесского драматурга Анны Яблонской, погибшей при теракте в Домодедово, а в конце вечера группа «Стеклянный Остров» исполнила в неожиданной акустической обработке две песни из своего первого альбома «Тёмное Будущее» 2008 года.

Следующий вечер под названием «Неаутентичный вечер в Литерном Бункере» пройдёт 20 февраля в 19.30 там же, в арт-клубе «Шкаф». На нём выступят поэты Полина Тараненко, Мария Савченко, Ксения Александрова и Александр Хинт, а музыканты (Анатолий Стефанчук, Александр Краснояров и Серж Ольшанский) сыграют ряд пессимистических музыкальных композиций. В дальнейшем же подобные вечера будут проходить в арт-клубе «Шкаф» по воскресеньям, раз в две недели.

Пресс-служба ЮРСП


СЕРГЕЙ НЕЖИНСКИЙ

БОГА БОЛЬШЕ ТУТ НЕТ

Бога больше тут нет. Он задушен в душе.
Он был выгнан взашей. Был разрушен.
А внутри только вши, да чужие клише,
И высокая цель превратилась в мишень…
Бога нет и он больше не нужен.

Больно колет строка, как под ребра «пером».
И разводит погром, и цепляет багром,
И стенает нутро,
ну, а утром,
Словно тающий снег за немытым стеклом,
В ложках плавится мертвая пудра.

И теперь тот блажен, кто не выдержал крен,
Кто, косясь и ропща, пыль сбивает с колен,
Кто судьбою согбен и обижен.
Тут любовь загнивает в периметрах стен –
Самый дальний теперь самый ближний.

Как телеги в грязи, криво тащатся дни.
И слезятся они, и крепчает ледник.
И кто медью разжился намедни,
Тот в кабацком чаду зажигает огни
Заменяя обедом обедню.


АЛЁНА ЩЕРБАКОВА

* * *

Только пиний и лиственниц перед сном
не считай, а читай Кенжеева вновь,
и накатит за окнами снег, и ком
в горле выплачешь так, как не мог давно...
Ночью сон не идёт, а идут слова,
да так, что ни чаем, ни дымом их,
не согреешь, вдруг, на ветру листва
вся не так бесприютна, не знама лихом,
как тетрадь и душа, говорящих вночи...
(тишину, и ту произносишь вслух);
и рассветное озеро проскочил
тонкокрылый всадник, один из двух.
Только десять дев, входящие в дом,
современников книжных мятежный дух,
и луны подтаявший валидол
преподносит в штофе ночной колдун.
Воротиться ль до срока, остаться ли –
всё одно, когда часовщик исчез,
и скрижалей синтаксис, точно клин,
но который из, и какого без
не взлететь, расспрашивай у свечи
ледяного, то лубяного дня,
чтоб за болью внятной ответ принять,
чистым пламенем заговорив, учить...


ВЛАДИСЛАВА ИЛЬИНСКАЯ

* * *

я стою на пороге твоей квартиры:
оставаться – страшно, уйти – противно.
ну скажи хоть что-то, прорви плотину,
измени условия климата…
от меня тебе никакого толку,
как от слоя пыли на книжной полке,
а в твоем пентхаусе все с иголки,
все должно быть стерильно вымыто.
ты со мной не справишься, это точно.
у меня ведь тоже свои побочки:
обнаружив все болевые точки,
подвожу провода с электричеством,
но ведь даже сгорая в разрядах тока,
ты, в который раз, промолчишь и только
угольки зрачков затанцуют польку
от эмоций в таком количестве.


ЕВГЕНИЯ КРАСНОЯРОВА

СИНОПСИС

В дождливый день, тяжёлый как гора,
свернувший мне простуженную шею,
я выхожу с ребёнком на бульвар
и объясняю жизнь – как я умею.

Вот кирпичей натруженный вотив,
вот старый пёс, голодный как собака,
вот жёлтый дом согнул кариатид,
неслышно умирающих от рака…

Вот голубь спрятал чёрное крыло
и вынул снова – дождь идёт на убыль.
Всё, что осело влагой на стекло
и обметало изморосью губы,

всё, что сковало ржавчиной сустав,
благословлённый солнцем на движенье –
стекает вниз, в подвешенном устав
и глупом находиться положеньи…

Ребёнок, помни – всё проходит так:
Слетает с неба и стремится в землю.

И только слово – ввысь уносит птах…
И только звуку – гул Вселенной внемлет.


СЕРГЕЙ ГЛАВАЦКИЙ

УГРОБЛЕНО ПОД ЗАМКАД

Генофонд, геноцид, геномор, геноцирк...
Золотые тельцы нас берут под уздцы.
Кто был ночью убит, тот сто лет уже спит.
За Садовым кольцом обретается спирт,
Под Садовым кольцом пьют коллекторы СПИД,
И за крепкое здравие пьёт инвалид,
И скорбят по нам – Киев, Одесса и Минск...
Поминать уже некого – чёрный помин.

Мы – обрубки без ног, мы – культяпки без рук,
(Девятнадцатый год в наших генах – хоругвь),
Ходим в чёрном – сто лет и не знаем, что так –
Поминаем царя, что мы всё ещё – там,
И морально мы – трупы – уже – навсегда
(С девяностых душа наша стынет во льдах),
И нам снится, что вместо царя мы лежим
На постели его, что - постельный режим.

Это княжество катится в тартарары –
В состоянье искусственной чёрной икры,
И никто никогда не поможет ему,
И на нём – нефтяной чёрной метки хомут,
И славяне ему, будто валенки, жмут,
Все замкадыши молча шагают в тюрьму,
Под замкад, под замок, под кладбищ телеса…
Улетайте, славяне, в свои небеса!

2809

Комментировать: