Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -2 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Специально для глобуса

Уроки одесского языка

Понедельник, 14 июня 2010, 01:58

Валерий Смирнов

ВОРОВАНО-БРАКОВАННЫЙ «ОДЕССКИЙ РАЗГОВОРНИК»

или

ПОМЫТО-ШМИРГОТНЫЙ ХАЛОЙМЕС МАДЭ ИН OPTIMUM

\"\" В № 16 газеты «Слово» от 29.04.2010 г. была опубликована статья Марии Котовой «Дюка Ришелье оживили!...», где речь шла о просветительско-воровской деятельности одесского издательства «Optimum». Казалось бы, тема исчерпана. Однако в данном случае мы имеем дело с куда более серьезной проблемой, нежели элементарный плагиат.

ДВА ПРИДУРКА В ТРИ РЯДА

Так чисто по-одесски можно охарактеризовать издательство «Оптимум» в полном составе. И этот подзаголовок служит не столько примером применения одесского языка на практике, как спасательным кругом для директора издательства «Оптимум» г-на Эйдельмана и главного редактора сего богоугодного заведения г-на Таубеншлака.

А как же иначе, если директор «Оптимума» поведал со страниц газеты «Слово» о своей продукции под названием «Одесский разговорник»: «…данный разговорник составлен на основе книги «Язык Одессы», изданной в 2005 году. Кроме того, в него добавлены другие выражения и слова, почерпнутые из самых разных источников, в том числе и из Интернета.

- А если в этом издании, - продолжает директор издательства, - есть хоть 50 или 100 фраз, которые есть в разговорнике, автором которого является Валерий Смирнов, то пусть докажет, что он их изобрел. Язык Одессы принадлежит одесситам. Издание же, о котором вы говорите – это сборник, где материал систематизирован по технологии разговорника».

Я вовсе не собираюсь доказывать что-либо знатоку одесского языка г-ну Эйдельману, этому подельнику единого в трех лицах шмирготника, гоныфа и фармазонщика г-на Таубеншлака. Тем более что а гройсе хухем Эйдельман явно не знаком с содержимым выпущенной им, безо всякого преувеличения, фиктивно-дефективной продукции под видом одесского разговорника. Меня даже не удивляет, что директор «Оптимума», естественно, только от своего большого ума, раскрывает тайну технологии изготовления «Одесского разговорника»: книга «Язык Одессы», Смирнов, Интернет… Ведь на обложке (!) сего дивного безымянного издания, кроме его названия, помещена длиннющая рекламная надпись: «Подслушано и записано от настоящих одесситов на Дерибасовской и Привозе, а также на Молдаванке, Пересыпи, Фонтане и Слободке». И если, по словам г-на Эйдельмана, главный редактор «Оптимума» А. Таубеншлак под маской крокодила вовсе не подслушивал и не записывал на Дерибасовской и Слободке, что настоящие одесситы именуют телевизор – «яманом», а проститутку – «дукатной девицей», то как быть с 10-й статьей Закона Украины «О рекламе»? И отчего это в связи с вышесказанным мне на ум вдруг пришла старая одесская поговорка «Поц аид хуже фашиста»?

Чтобы не нести никакой, даже гипотетической, ответственности за свои действия, сладкой парочке из «Оптимума» действительно стоит побывать на Слободке. Безо всякой записи, в смысле одесских слов. И если эти кидающиеся шлангами деятели предъявят там свой так называемый «Одесский разговорник» в качестве направления, то их тут же обеспечат койками без очереди и предварительного диагноза. Или вы думаете, я просто так величал г-на Эйдельмана «а гройсе хухемом»? Ведь на первой же странице «Одесского разговорника» от «Оптимума» это выражение переводится с одесского на русский язык как «очень умный». Хотя на самом деле означает «полный придурок».

То, что «Оптимум» украл и испоганил мой «Русско-одесский разговорник» - для Одессы не более чем секрет Полишинеля. Да что Одесса! Мой иноземный приятель Виталик Зиниченко, будучи в Городе пару часов проездом, и тот не преминул сообщить мне из Таллинна, что «Оптимум» стырил мою книжку.

\"\" Но каким таки а гройсе хухемом надо быть, чтобы сказать журналисту «Слова», что «Одесский разговорник» составлен на основе «книги «Язык Одессы», изданной в 2005 году». Даже если вы склонны поверить этой чересчур явной лапше в исполнении г-на Эйдельмана, то знайте: книга «Язык Одессы», которой он прикрывается, яки щитом, была украдена «Оптимумом» у автора «Самоучителя полуживого одесского языка» Александра Осташко и приправлена моим словарем одесского языка. Думаю, теперь вам стало почти окончательно ясно, отчего издательство «Оптимум» именуют в Городе «инвалидами» или «убогими». И как же было не оборзеть убогим от своей хронической безнаказанности, если по отношению к ним мы годами вели себя, следуя одесской поговорке «Доктор на больных не обижается»?

БЕЗ ЛОХА ЖИЗНЬ ПЛОХА

Воровано-бракованный «Одесский разговорник» от «Оптимума» может служить типичным примером того, что держатели аналогичных лоходромов именуют «двойной разводкой». Чтобы не повторяться, сообщаю читателям: эта детективно-книжная история подробно изложена в материале «Из туристов в Одессе делают лохов», который вместе с весьма примечательными иллюстрациями на тему «мадэ ин Optimum» уже гуляет по просторам Интернета наряду с обильно-анонимно растиражированным от Москвы до Владивостока моим «Русско-одесским разговорником». Потому позволю себе лишь сделать краткий вывод из той истории. Предварительно сообщив: после появления в Интернете (на который ссылается директор «Оптимума») материала «Из туристов в Одессе делают лохов», некоторые магазины совсем не на всякий пожарный случай сняли с продажи не только «Одесский разговорник», но и «Язык Одессы». А один владелец книжного магазина заявил, что он отныне вообще не будет торговать книжной продукцией, помеченной клеймом «Optimum».

«Одесский разговорник» заказала «Оптимуму» некая дамочка, держащая лотки с сувенирной продукцией. Джентльмены из «Оптимума» не просто сделали из бизнес-леди самую настоящую лохиню, но и буквально вынуждают ее превращать в лохов потребителей творения, залепленного за пару часов задней левой ногой. Можно понять желание дамы не просто заработать, а хотя бы отбить затраты. Ведь лоходромщики из «Оптимума» содрали с нее стопроцентную предоплату еще до того, как придурок-составитель приступил к созиданию своего чересчур малохольного опуса под названием «Одесский разговорник».

В лихие девяностые, чтобы не потерять лицо и продолжать заниматься в Одессе бизнесом, у кинутой «Оптимумом» заказчицы был бы один-единственный выход из создавшейся ситуации: разобраться с лоходромщиками из «Оптимума» вкрутую, вплоть до полной потери пульса этих кидал. При условии, если бы ей уступило очередь издательство, которому принадлежат права на книжку, украденную «Оптимумом». В книге «Пятый угол» я, в частности, рассказал и о том, как завершали свой жизненный путь некоторые одесские издатели за куда меньшие прегрешения. Сладкой парочке из «Оптимума» наверняка будет приятно узнать: то, что один из тех издателей попытался прикинуться придурком, никак не отразилось даже на габаритах его гроба.

Но что предпочтет сделать обманутая «Оптимумом» заказчица в наши дни: скармливать туристам заведомо дерьмовую продукцию убогих, позорящую ее любимый Город, или отдать «Оптимуму» его дурацкий разговорник и заставить гг. Эйдельмана и Таубеншлака не просто вернуть деньги за их бракованно-украденную продукцию, но и получить неустойку? Хотя, откровенно говоря, разведенной бизнес-даме будет нелегко это сделать, ибо в случае с «Оптимумом» одесская поговорка «Что с них взять, кроме анализов?» применима одновременно в нескольких смыслах данного выражения. Что ж, как говорят в Городе, будем жить, будем посмотреть. В том числе, насколько действительно дороги имидж и честь Одессы мадам заказчице, оптимально разведенной убогими халамидниками.

Кстати, о птичках. Несмотря на то, что на неизвестно где изготовленной фальшивке «Одесский разговорник» значится тираж 1000 экземпляров, бизнес-леди получила свой заказ в количестве 5000 экземпляров. Сколько этого фальшака отпечатал «Оптимум» на самом деле, кроме лепетутника Эйдельмана и его подельника Таубеншлака, знает только хозяин законспирированной типографии.

ОДЕСА – МІСТО ВУРКАГАНІВ, БЕРЕЖИТЬ СВОЇХ КАРМАНІВ

Слова «карман» в украинском языке нет. Тем не менее, именно так говорили некоторые сельские жители разных областей Советской, а затем независимой Украины во время моих рыболовно-охотничьих скитаний, стоило им только узнать, откуда я родом. В наши дни эту искусственно созданную недругами Города и шмоками местного производства «славу» Одессы активно поддерживает издательство-лепетутник «Оптимум».

Это же как нужно было постараться гоп-компании из инвалидного подвала, чтобы «Одесский разговорник» их производства привлек внимание даже иностранцев и профессиональных лингвистов. В частности, кандидата филологических наук Е.Н. Степанова, опубликовавшего статью под много о чем говорящим заголовком «Фальшивка от издательства «Оптимум» или Кто и как маргинализирует историю и культуру Одессы». Отдав должное воровским способностям «Оптимума» и дебильному содержанию их сувенирно-книжно-лоховского ширпотреба, доцент Степанов завершает свою статью так: «Насколько же компетентны авторы «Одесского разговорника» в том деле, за которое взялись? Видимо, настолько же, насколько ответственны. А об отсутствии ответственности говорит то, что эти скромнейшие акулы лексикографического жанра забыли или постеснялись указать свои фамилии…Как же это допустил истинный патриот города главный редактор издательства «Optimum» А.А.Таубеншлак? А может быть, этот разговорник-фальшивка принадлежит его перу? Неужели очередные подзаработанные 30 тетрадрахм (серебренников) за маргинализацию культурных завоеваний Одессы и представление одесситов сбродом бандитов и их «марух» в угоду современным недругам Города для издателей важнее истины и чести?».

Или доцент Степанов клевещет на г-на Таубеншлака и его подельника г-на Эйдельмана, или я чего-то недопонимаю. Ведь издательство «Оптимум» в Городе именуют «инвалидами» или «убогими» не только за их манеру вести дела, но еще и потому, что было создано это заведение под крышей Одесского городского общества инвалидов. А как сказано на официальном сайте города Одессы: «Одесское городское общество инвалидов Всеукраинской организации инвалидов \"Союз организаций инвалидов Украины\" - негосударственная, некоммерческая, неприбыльная организация». Так что будем считать, что находящийся в инвалидном помещении «Оптимум» лепетутничает на шару исключительно из большой любви к литературе, а главный редактор сего богоугодного заведения А. Таубеншлак анонимно обгаживает наш Город не за очередные 30 сребреников, но только по велению своего бескорыстного сердца. Тем не менее, несмотря на это, некоторые добрые языки почему-то утверждают, что отнюдь не бессеребрянник А. Таубеншлак хорошо известен им сразу в двух ипостасях: и как создатель псевдо-одесских фальшивок, и как главный редактор этих же творений.

Нужно быть профессиональным психиатром, чтобы найти ответ на вопрос: зачем в аннотациях и предисловиях ко всем опусам «за одесский язык», выпущенных «Оптимумом», совершенно не знающий одесского языка главред Таубеншлак не устает писать оскорбительные для каждого настоящего одессита строки: «Конечно, собственно одесского языка нет», «…присущих так называемому «одесскому языку», «В словарь включены слова так называемого «одесского языка», которые используются, как в обычной разговорной речи обывателей, так и в специфическом «блатном жаргоне». И хотя одесского языка с точки зрения так называемого г-на Таубеншлака не существует, он в последние годы почему-то с маниакальным упорством выпускает ворованную и лоходромно-дебильную продукцию. Полагаю, что при этом подельник директора «Оптимума» г-на Эйдельмана получает огромное удовольствие: зарабатывая грязные копейки, как на чужом творчестве, так и на собственной подлости, убогий главред Таубеншлак при этом еще не отказывает себе в радости обгадить наш Город.

Вы полагаете, что я хоть слегка обидел воришку и фальсификатора г-на Таубеншлака, написав, что он совершенно не знает одесского языка? Перестаньте этих глупостей! Ведь это он и созидает, и редактирует творения, где утверждает, что «халамидником» одесситы именуют вора, «гапкой» - милиционера, «полецем» - дурачка... Подобные адикотические примеры можно длить от забора и до вечера. Должен признаться: я уже сожалею о том, что не однажды спасал г-на Таубеншлака от заработанного им гонорара типа фэйсом об тэйбл, ибо, выражаясь одесским языком, этот пидор в нехорошем смысле слова написал в передранном у меня разговорнике, что настоящие одесситы именуют Одессу, сто раз пардон за цитату, «Гадесом».

Что же до знака равенства между одесским языком и блатным жаргоном, то эта вторая любимая песня убогого г-на Таубеншлака. Главным же хитом всех времен и народов в «Оптимуме» считается песня, которую некогда постоянно исполнял Чарли Чаплин одесского производства: «Мы вам песенку сыграем, вы гоните нам сармак». Это, конечно же, преувеличение. Ибо пока пациент издательства «Оптимума» не подкрепит свою рукопись рецензиями в виде денежных знаков, ни за какую песенку не может быть речи. Зато потом, когда инвалидные лепетутники издадут за деньги автора (совершенно неприбыльно и, нередко, дважды заработав на нем) какую-то книгу, это даст очередной повод рассказывать о большом бескорыстном вкладе «Оптимума» в культурный феномен Одессы.

ТИПИЧНЫЙ ОДЕССИТ ТАКИ ДЕБИЛЬНЫЙ БАНДИТ?

Мне понадобилось потратить десять лет жизни, чтобы собрать материал и написать несколько книг, доказывающих: об одесском языке постоянно складывалось превратное впечатление лишь потому, что многие слова и фразеологизмы моего родного языка в течение ста с большим гаком лет пополняли словарный запас не только русского языка, но и блатного жаргона. Уже в наши дни в России был издан словарь русского языка в трех томах под редакцией мадам Ефремовой, куда чуть ли не целиком и полностью вошел мой словарь одесского языка. Таким образом, в русский литературный язык, как уже бывало неоднократно, вошли одесские слова, которые еще лет пятнадцать назад российские языковеды относили к блатному жаргону. А после выхода книжки «Крошка Цахес Бабель» прочитавшие ее российские лингвисты согласились с тем, что одесский язык существует безо всяких кавычек и его нужно расценивать вовсе не в качестве жаргона, койне или диалекта русского языка. Зато одесское (!) издательство «Оптимум» ныне делает все от него зависящее, чтобы привести потребителей якобы своей продукции к совершенно противоположному выводу. Ведь одинаковые, но имеющие совершенно разный смысл, слова одесского языка и блатного жаргона «Оптимум» толкует исключительно в своем любимом воровском смысле. Потому-то, к примеру, «шмурдяк», с точки зрения этих деятелей, не «отвратительное алкогольное пойло», а «крепленое домашнее вино».

В прошлом году на моих глазах в Доме книги одна молоденькая туристка, не глядя, приобрела очередной языковедческий шедевр от издательства «Optimum» под названием «Иллюстрированный словарь смачного одесского языка». А когда эта девочка нет, не прочитает, а хотя бы пролистает того мало, что смачного, но еще и иллюстрированного одесского языка, она легко придет к выводу: Одесса населена исключительно ворами, бандитами и идиотами.

\"\" Эту очередную позорящую Город фальшивку главред Таубеншлак изваял вместе с неким неизвестным мне знатоком одесского языка Иваном Стамовым. Один только подбор иллюстраций, не говоря уже о маразматических рассказах с использованием российского блатного жаргона, составляющих добрую половину «Иллюстрированного словаря смачного одесского языка», говорит, как минимум, о том, что его создатели нуждаются в экстренной медицинской помощи. А если эти составители станут доказывать, что они чувствуют себя здоровыми, то их таки стоит подлечить старинным одесским способом. Даже если при этом не учитывать то обстоятельство, что тексты «Иллюстрированного словаря смачного одесского языка» предваряет весьма показательная картинка, а именно – выдержанная в истинно зэковском стиле группы «Беломорканал» из Оренбурга обложка их диска «Вор». Примечательно, что малохольные составители из «Optimum» даже не обратили внимания на помещенный поперек авторской обложки оттиск зарубежного фонда «Русский стиль», сделанный с весьма определенной целью.

\"\" В материале Марии Котовой «Дюка Ришелье оживили…» были процитированы мои слова по поводу лоходромного «Одесского разговорника» мадэ ин «Optimum»: «плюньте мне в рот, если одесситы называют плута «абаимом», нарушение общественного порядка – «абиссинией», оружие – «абадастой», а ломик для взлома – «абакумычем». Но если вы считаете, что я прав, плюньте в рот г-ну Таубеншлаку. Потому что все эти слова давнего российского блатного жаргона открывают «Иллюстрированный словарь смачного одесского языка». Именно этим, по сию пору продающимся в Городе «смачным одесским языком», подельник г-на Эйдельмана главред Таубеншлак разбавлял мой «Русско-одесский разговорник», чтобы издать его уже в виде продукции «Оптимума» под сокращенным названием – «Одесский разговорник».

Как говорят уже не только в Одессе, спрашивается вопрос: сколько еще фальшивок собирается выпустить инвалидный «Оптимум» на основе украденных им книг? Сколько еще раз составитель-главред Таубеншлак должен насрать в душу Одессе-маме, представляя нас окружающему миру исключительно в качестве блатных кретинов, чтобы его бескорыстным творческим порывам была дана хоть какая-то действенная оценка? Сколько еще, но уже справедливых поводов к очередным оскорблениям Города даст «Оптимум» небезызвестному Фиме Жиганцу, который недавно в своей очередной книжке погнал гнилую тюльку на весь белый свет, что одесситы еле успевали красть творчество ростовчан и ленинградцев? Или убогим лоходромщикам, скооперировавшимся под совершенно некоммерческой и неприбыльной крышей Одесского общества инвалидов, мало для полного счастья той рекламы, которую они, опять таки исключительно от своего большого ума, помещают в конце книг, выпущенных за деньги их пациентов: «По вопросам издания литературы различных жанров и оптовой продажи книг обращайтесь: издательство «Optimum»…».

Я - ОДЕССИТ, А ВЫ?

Как каждый из настоящих одесситов, кое-что сделав для Города, я жертвовал многим, чтобы иметь полное моральное право говорить: «Я – одессит!». В отличие от так называемых відомих українських письменників, ни разу не обращался в органы власти с какой-либо личной просьбой и даже никогда не стремился, подобно им, только из-за чересчур горячей любви к неньке-Украине всем сердцем и душой прикипеть к бюджетным бабкам. Отвечаю: никто не скажет обо мне, что я хоть раз наклонил голову. Потому считаю вправе впервые в жизни сказать слово тем, кто считает себя истинными одесситами.

Уверен, если спросить каждого жителя Города, любит ли он Одессу, тот ответит положительно, даже если в душе ее не переваривает. К сожалению, таких приезжих в Городе расплодилось немало, в том числе среди так называемой творческой интеллигенции.

Так любите ли вы Одессу?

Я обращаюсь к народным депутатам всех уровней, влиятельным партийцам разной политической ориентации, лидерам общественных организаций, ректорам гуманитарных вузов и тем, кого принято именовать простыми горожанами. Наши предки не только строили этот Город, но и сделали слово «простой» в значении «обычный» нормой сперва одесского, а затем и русского литературного языка. Ребята, мне стыдно за то, что если бы не биндюжник и таксист Теплиши, в консерваторском городе Одессе не было бы записано ни единой ноты старинных одесских песен. А вам не стыдно?

Или вы считаете нормальным, что в те же деревни, куда я ездил студентом собирать фольклор почти сорок лет назад, направляются одесские студенты с той же целью уже в наше время? Но кто-то когда-то будет заниматься этим в самой Одессе, с ее огромными пластами только нам присущей культуры? Мы ведь так гордимся, что весь окружающий нас мир балдеет на одесском фольклоре и цокает языками от восхищения, услышав не то, что одесский язык даже на уровне пресловутой «Ликвидации», а всего лишь слово «Одесса».

Существует научный термин «Одессика», но занимаются этой темой исключительно любители в свободное от основной работы время, а купоны от их деятельности стригут, как правило, разнокалиберные жулики. Так не пора ли, пока еще окончательно не ушло время, создать в Одессе кафедру, которая будет профессионально заниматься богатейшим и по сию пору даже на треть не изученным лингвистическим и фольклорным наследием Города? Или мы с вами намеряли себе по двести лет жизни? Уже много лет эту тему, естественно, в свободное от основной работы время и в ущерб своим близким, изучает доцент Е.Степанов. Знаю, каково ему приходилось, особенно во времена чересчур научного царювания имени Хоруживки, да и сегодня не все так просто. Но Степанов, как и положено не просто коренному, а настоящему одесситу, не наклонил и никогда не наклонит голову, даже если ему придется ходить в доцентах до самой пенсии. Думаю, что именно он, как никто другой, заслуживает возглавить кафедру «Одессики», если таковой суждено появиться на свет.

Что же до финансирования, особенно в нынешнее кризисное время, то отвечу по-одесски: не смешите мои тапочки. Или это деньги для Города, где за бюджетные деньги понаустанавливали жменю монументов и попереименовывали улицы в честь деятелей, не имеющих к Одессе отношения даже левым боком? И это при всем том, что в Городе нет ни единого памятника хоть одному из десятков одесситов, прославившего его на весь мир! А сколько бабок ушло на создание многочисленных новоявленных кафедр для дальнейшего трудоустройства кандидатов марксизма, академиков ленинизма и прочих докторов околовсяческих наук? Сколько миллионов выбрасывается на содержание всяких-разных газет и Интернет-ресурсов, истинная цена которым даже не три копейки в сильно базарный день? Сколько уходит на финансирование исключительно откатных проектов и поддержку общественных организаций, нафаршированных быкотой, имеющих такое же отношение к Одессе, как и к здравому смыслу. Остальные подобные вопросы вы зададите сами себе без моей помощи.

Издательство «Оптимум» очень любит помещать на обложках с понтом своей продукции фразу «Чтобы вы так жили!». С точки зрения этих лоходромщиков, такую фразу одесситы произносят, желая собеседнику всего самого доброго…

Одесситы, где бы вы ни жили и сколько бы не имели, слово было сказано. Вам остается либо действовать, либо исполнять вид, что подлинное наследие Города, чересчур заботливо покрывавшееся ржавчиной заезжими популизаторами в последние годы - не ваша проблема. Если кафедра «Одессики» не будет создана в Городе, я не пожелаю вам всем пойти на чужие руки, а с чистой совестью скажу: «Чтобы вы так жили, как любите Одессу!».

ОБ АВТОРЕ. Валерий Смирнов - единственный из родившихся в Одессе известных писателей, сохранивший верность родному городу. Первый из всех одесских писателей, чьи книги издавались в Одессе стотысячными тиражами. Автор 50 книг, общий тираж которых превышает три миллиона экземпляров. В 1997 году по итогам Международной книжной выставки «Зеленая волна» был признан самым читаемым писателем Украины. Книги Валерия Смирнова неоднократно издавались за рубежом, как легально, так и пиратскими способами.
В настоящее время на Украине сотрудничает исключительно с издательством «Полиграф» www.polygraph.od.ua. Последняя книга – «Крошка Цахес Бабель» была выпущена этим издательством в конце 2009 года и реализована всего за один день. За первые четыре месяца 2010 года российские и украинские пираты опубликовали пять его книг.
Основные произведения - детективные романы «Ловушка для
профессионала», «Чужая осень», «Белый ворон», «Тень берсерка», «Коготь
дьявола», сатирические криминальные романы «Гроб из Одессы», «Золото мистера Дауна», «Операция «Гиппократ», сборники юмористических рассказов «Или!», «Картина», «Таки да», «Как на Дерибасовской угол Ришельевской», учебники по рыбной ловле «Волшебная мормышка», «Формула клева», «Слагаемые успеха».
Валерий Смирнов - крупнейший из ныне живущих знаток истинно одесского языка, о котором пишет в следующих книгах: «Русско-одесский разговорник», «Умер-шмумер, лишь бы был здоров», «Одесский анекдот», «Одесский язык», «Одесса таки ботает». Автор уникального издания «Таки да большой полутолковый словарь одесского языка» в 4 томах.

2532

Комментировать: