Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -1 ... +1
ночью -2 ... -1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
За Одессу
Одесса в словах и выражениях

Стихи

Воскресенье, 25 апреля 2010, 05:57

Лев Вайсфельд

\\\\\\\\Родился в 1946 году в Одессе. Работал слесарем, матросом, кочегаром, мотористом, инженером-механиком, проектировщиком. Выступал с концертными бригадами, писал сценарии для КВН.
Публиковался в журналах: «Одесса», «Фонтан», «7-40» (Израиль) и других периодических изданиях. Финалист Турнира поэтов «Пушкин в Британии» (2007).

* * *

Какие мамы нас рожали!
Теперь на свете нет таких.
Нас не любили – обожали,
На нас почти что не дышали,
Лечить бросались каждый чих.

Каких отцов нам подобрали!
Куда там нынешним – хоть плачь.
Они нас редко баловали,
Бывало ремешка давали,
Когда мы сливы воровали
В садах большефонтанских дач.

И время выбрали какое!
Конец войне! Победа! Мир!
Еще не верится в плохое,
Еще народ обеспокоен,
Где взять еды, купить обои.
Никто не слышал про ОВИР.

А мы... Что мы? Эйлат – Метула,
Шашлык-машлык – все без затей.
Жара, а вот зимой дохнуло –
Опять сегодня вдруг кольнуло.
На нас природа отдохнула,
И вся надежда на детей.

К концу весны жара сомлела

к концу весны жара сомлела
в предчувствии шального пекла
на заднем плане в пестрых бантах
израильское бабье лето
стояло чутко на пуантах
на бледных клейких паутинках
будильник снова день оттикал
ты танцевала что-то пела
такого странного балета
в буклете лета я не помню
совсем под утро ты притихла
так утихает ветер в вантах
щеголеватых эвкалиптов
так дети обнимают пони
а улетающе-пьянящий
твоих волос бесстыдных запах
сместился на северо-запад
к увядшей радости ли к вящей
и вскорости исчез с ладоней

Котов я в марте не терплю

Котов я в марте не терплю –
Ночами из-за них не сплю,
А слушаю рулады
Совсем не для услады.
На все лады поют коты.
Желания у них просты,
Естественны до ужаса.
И сколько нужно мужества,
Чтоб в их период брачный
Не стать занудой мрачной.
И понимая, что ты прав,
Не разгонять котов орав,
Не поливать с балкона
Водою из сифона...
Я мартовский. И тоже Лев.
Во мне не вызывает гнев
Их зов души и тела.
Но надо знать пределы,
Уметь владеть собою:
Вот я же так не вою!

Я не поклонник

Я не поклонник крупных форм
В литературе и в постели –
«Войну и мир» я еле-еле
Прочел. Мне страшно до сих пор.
Когда симфония звучит,
Когда Христос себя являет, –
Душа и тело отдыхают –
Не разгружают кирпичи.
В литературе все сложней –
Ценой огромного усилия,
Как Измаил или Бастилию
Романы я штурмую в ней.
Друзья мне говорят: «Пора
Тебя подвергнуть остракизму.
Ты сжал роман до афоризма, –
Теперь там черная дыра».
Все правильно: романы – корм,
Амброзия моей натуре…
В постели и в литературе
Я не поклонник крупных форм.

* * *

Этот фокус не нов –
На раздаче слонов
Мне достался слоненок-двухлетка.
Прилагались к нему
Лошадиный хомут
И для птичек стандартная клетка.
Тяжело одному
Прокормить на дому,
Несмотря на здоровье слоновье,
Переростка-слона.
Потому-то сполна
Не растет у нас их поголовье.
Мне теперь не до сна –
Я пристроил слона
Полотером в посудную лавку.
Потому что он ест
Сорок дынь за присест
И потом еще просит добавку.

* * *

Не внимая резонам и доводам
В самом сложном и в самом простом,
Я люблю вышивать могендовидом*.
А жена вышивает крестом.
Я не то чтоб решительно в позу встал,
Хоть упрямство совсем не позор, –
Просто мы с допризывного возраста
Каждый свой вышиваем узор.
Есть еще вышивания способы...
Хорошо будет жить всем окрест,
Если смогут разумные особи
Совмещать могендовид и крест.

* – шестиконечный Щит Давида

* * *

да я твои книги вовсе не трогала
и у жены твоей перчаток не воровала
ну да отиралась там где-то около
но для доказательства этого все-таки мало
а на жену твою некуда ставить печати
в ее кошачьих глазах я правильно вижу
порочную страсть к непорочным зачатиям
ох как же сильно я ее ненавижу
и этой кожи ухоженной лживую гладкость
и этот профиль замученной римской камеи
и я все равно устрою ей легкую гадость
потому что она тебя любить не умеет
почему только ей одной и ты и перчатки
почему только ей эти чудесные книги
повремени отношения наши в зачатке
ты уже под катком лучшей моей интриги

* * *

Живу я на морской околице,
На берегу зеленой чаши.
О сне могу не беспокоиться –
Кошмар бессоницы не страшен.
Вот, скажем, это море странное:
От Гибралтара волны сами
Несутся чередою рваною
Ко мне под разными углами.
С большим достоинством без рвения
Свернулся в трубку гребень синий.
Я чувствую волны волнение
Перед концом ее усилий.
Из набежавшей побежалости
На ободок ее палитры
Безжалостно из чистой шалости
Потоки патоки пролиты.
Волна накатится – откатится,
Песок до блеска отутюжит.
Гипноз? Меня в сон тянет, кажется.
Ложусь и засыпаю тут же.

* * *

Когда по ночам остывает асфальт,
Согретый дыханьем последнего пьяного,
Когда в номерах отправляются спать,
Поев в ресторане чего-нибудь пряного,
Тогда, покидая венеции крыш,
Под нос напевая мелодию твиста,
Забыв о хвостах недоеденных крыс,
Спускаются кошки к фонтану напиться.
И, путь пролагая сквозь джунгли цветов,
Идут они – белые, черные, рыжие, –
Супруги солидных маститых котов,
Любителей бренди и легких интрижек.
А следом за ними – львица и лев
Плетутся, покинув свои пьедесталы,
И улицу – этот захламленный хлев
Лишь дворникам и постовым предоставив.
Тогда пьедестал занимают коты
И, вверх задирая усатые морды,
Ко львам обращаются просто на «ты», –
Мол, чем же мы хуже, мы той же породы.

Квадрат

Квадрат всем брат, квадрат всем друг,
Хотя предел квадрата – круг,
И он стремиться к кругу,
Протягивает руку...
Но круг (известен как расист.
Округл и даже чуть мясист, –
Когда-то был точеный)
Кричит: «Квадрат-то черный!»
Квадрат с квадратной головой –
От возмущенья сам не свой
(Что за манера девичья?),
Вовсю клянет Малевича.

2452

Комментировать: