Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -4 ... -2
утром -5 ... -3
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
За Одессу
Одесса в словах и выражениях

Смерть Луны

Среда, 1 мая 2013, 02:55

Вера Инбер

2

Я хорошо запомнила все сады, виденные мною в жизни. Мне даже кажется, что я запомнила каждое сколько-нибудь значительное дерево.

Вероятно, это произошло оттого, что я родилась в городе, бедном зеленью. Солончаки наступали на него со стороны лимана, травы на окраинах были солоны.

Бульвар над морем был самым зеленым местом в городе. Весной здесь цвели каштаны. Что-то венчально-погребальное есть в этом дереве: в сочетании почти черной листвы и белых пламевидных цветов, запрокинутых острием кверху.

В конце бульвара, на плавном и полукруглом его завороте, стоял Пушкин.

Акация осыпала в мае арабские завитки его волос. Осенью листья каштана отдыхали на его плече, прежде чем лететь дальше в синеву осени. Сам же Пушкин, вознесенный на высоту деревьев и птиц, озирал улицу его имени, впадающую в бульвар.

Бюст поэта стоял на постаменте. На ступеньках лежала лира. Все это было обнесено чугунными цепями. Таков был Пушкин моего детства. Но мы, дети, игравшие у его подножья, плохо понимали замысел скульптора.

Мы считали, что все это правда и что Пушкин так и прожил, без рук, без ног и в цепях, всю свою жизнь. По нашему мнению, он был велик главным образом тем, что был несчастен.

- Бедный Пушкин, - говорили мы.

На Пушкинской улице был расположен дом, отличный от других. Над воротами висела доска: “ Здесь жил Пушкин”.

- Здесь жил бедный Пушкин, - сказала я отцу, проходя мимо, - отсюда его возили на бульвар.

- Почему “бедный” и почему “возили” ? - возразил отец. - Вернее всего, он шел пешком.

Я промолчала. Я считала лишним и даже вредным спорить со взрослыми.

Но среди воспоминаний есть такие, над которыми время почти не властно. Значительность события, быть может сразу не осознанная, не дает ему изгладиться из памяти. Я отчетливо помню летний день, когда запах моря смешался с ароматом цветущих лип.

Я помню удар. Громовой, дальний, грозно потрясший воздух. Это там в порту, дал выстрел по городу восставший броненосец “Потемкин”. Голубое июньское небо моей юности смутно озарилось далеким, неведомым пламенем.


Вера Инбер на «Глобусе Одессы»


4448

Комментировать: