Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
утром +5 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Специально для глобуса

Скорбим

Понедельник, 12 ноября 2012, 00:52

Ирина Полторак

Не стало Ильи Олейникова. Эту потерю сразу трудно даже осознать. Все знают, кем он был – народный артист России, бессменный ведущий программы «Городок», эстрадный актёр, любимый миллионами зрителей человек. Да, конечно, остались километры записей, остались сотни выпусков «Городка», их будут крутить ещё много лет. Но Ильи больше нет.
Этот тонкий, остроумный и непростой человек не был одесситом. Но он столько лет работал с одесситом Юрием Стояновым, им столько лет писали одесские авторы, что для нас он одесситом стал. И для нашего города его уход – глубокая невосполнимая потеря близкого и родного человека.
Олейников пришёл на экран в те далёкие годы, когда для этого ещё нужен был талант. В наши дни такое уже трудно себе представить. В таланте сегодня есть даже что-то атавистическое, вроде аппендикса: в принципе не мешает, но в общем-то ни к чему, и без него можно прожить, особенно на телевидении. Но Олейников и Стоянов принадлежат к вымирающему племени профессионалов, и это теперь не фигура речи – с уходом Ильи это, к сожалению, надо понимать буквально.
Благодаря своему таланту оба они, совершенно не собираясь этим заниматься, положили начало новому жанру на нашем телевидении, создали своё «ноу хау». Я могла бы сказать – создали школу, и это правда, но как-то не хочется. Эту прекрасную школу нам всем на беду окончило такое количество нерадивых и беспомощных учеников-клонов, ринувшихся осваивать новый жанр, что считать Олейникова и Стоянова их учителями ну просто невозможно.
Олейников за долгие годы работы переиграл огромное количество ролей. Кем он только не был – бомжом, профессором, военным, героем-любовником, старичком-пенсионером, журналистом, колхозником, даже Лениным. И только в единственной роли его мало кто видел – в роли самого себя. Он прочёл огромное количество книг, глубоко разбирался в искусстве, был прекрасным музыкантом и сам сочинял музыку, ценил тонкий английский юмор, обладал безошибочным вкусом. Это был замечательный человек, и его образ вполне подходит для воплощения в одной из самых любимых рубрик «Городка» - «Жизнь замечательных людей».
Ужасно, что эта жизнь замечательного человека окончена. Нелепо, рано, в 65 лет оборвалась, как натянутая струна – струна, которая долгие годы издавала только чистый, без единой фальши звук. Это горе, всю глубину которого сразу осознать нельзя, настоящее понимание придёт позже.
И всё-таки мне хочется закончить словами прекрасного поэта Василия Жуковского: «Не говори с тоской: их нет, но с благодарностию: были». Спасибо тебе, Илюша, что ты был.

3748

Комментировать: