Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Сидней Рейли

Суббота, 23 марта 2013, 21:50

Одессит Зигмунд Розенблюм, которого знали под именем Сидней Джордж Рейли

Его жизнь и блестяще проведенные операции вошли в учебные пособия спецслужб многих стран. Совремменники называли его авантюристом всех времен и народов, гениальным разведчиком, хладнокровным убийцей и патологическим негодяем. Как и положено разведчику-профи, он имеет биографию, сотканную из сплошных "белых пятен". Всезнающая 32-томная энциклопедия "Британика" нашла место на своих страницах, чтобы рассказать о нем.

Как вас теперь называть?

Он вошел в историю нескольких стран под именем Сидней Джордж Рейли. Впрочем, за 51 год жизни он имел целую коллекцию имен и фамилий. В разные периоды своей жизни он звался и Рудольфе Массино, и Джоном Гиллеспи, и Сиднеем Реллинским и Николаем Штейнбергом.

Зигмунд Маркович Розенблюм появился на свет 24 марта 1874 года в Одессе. Отец его, Марк Розенблюм, был маклером, затем судовым агентом. Мать, урожденная Массино, была из обедневшего дворянского рода. Семейство Розенблюмов проживало в доме номер 15 по Александровскому проспекту, сохранившемся и по сей день. Расположен он в престижном районе, недалеко от Греческой площади.
Зигмунд, по-одесски Зема, Розенблюм весьма болезненно переживал свою принадлежность к еврейскому народу и всячески открещивался от него. Зема Розенблюм после окончания третьей одесской гимназии поступил на физико-математический факультет Новороссийского университета, где проучился два семестра. В один из дней мадам Розенблюм нашла записку от своего тихого примерного мальчика, которая повергла ее в шок. В ней он писал, что его тело надо искать подо льдом Одесской гавани.

"Выплыл" Зигмунд Розенблюм в Гейдельберге, где учился философии, потом перебрался в Лондон и до окончания университета успел принять католичество, жениться на ирландке Рейли Келлегрен, развестись с ней, а затем с дипломом химика и великолепной фамилией - Рейли - пуститься в бушующий мир приключений и авантюр.

В 1897 году Сидней Дж. Рейли по газетному объявлению завербовался в научную экспедицию, работавшую в джунглях Бразилии, поваром. И именно здесь началась его карьера разведчика: начальником экспедиции был майор СИС Фрезерджил. СИС тогда только-только создавалась, и подбирать в ее ряды старались в основном иностранцев.

"Шпионаж - грязное ремесло, - писал историк английской разведки Филипп Найтли, - более подходящее для иностранцев, чем для английских джентльменов".

На всю жизнь запомнила свою первую встречу с Рейли его вторая и, можно сказать, единственная жена - актриса оперетты Жозефина Фернанда Боабодилья. Роман их был молниеносным, и 18 марта 1922 года они сочетались законным браком в Лондоне в регистратуре на Генриэта-стрит. После смерти мужа Жозефина выпустила в Лондоне в 1931 году книгу воспоминаний "Похождения Сиднея Рейли - мастера английского шпионажа".

Он играл со смертью в прятки

Невероятно, но ему практически был закрыт путь в высшее общество Англии. Он был иностранцем, причем бедным, не учился в престижной школе, например, Оксфорде, не состоял членом престижного клуба и хоть владел несколькими языками и всячески подчеркивал британский патриотизм, он не мог рассчитывать на полноценный светский образ жизни.

Но он был одессит и хотел покорить если не Англию, то "по крайней мере весь мир". Первым серьезным экзаменом для Сиднея Рейли стала командировка накануне русско-японской войны в Порт-Артур. Там он представлялся торговцем лесоматериалами. Войдя в доверие к командованию русских войск, этот, как его называли, "обаятельный негодяй" выкрал оборонительный план Порт-Артура и других фортификационных сооружений, который вскоре выгодно продал японцам. Не здесь ли кроется успех императорской Японии в войне с Россией?

А для Рейли с тех пор Россия стала основным полем разведывательной деятельности. Он прекрасно владел семью европейскими и несколькими восточными языками. Но русский был его родным языком, Россия - родиной, которую, увы, он ненавидел. После революции 1917 года Сидней писал: "...То, что происходит здесь, сейчас важнее любой войны, которую когда бы то ни было вело человечество. Любой ценой эта мерзость, народившаяся в России, должна быть уничтожена". И он многое делал для этого.

В начале 80-х и у нас, и на Западе муссировалась версия "а был ли мальчик?" И если был, то кто же он на самом деле? По одной версии, не существовало никакого агента Интелледженс Сервис Сиднея Рейли, а был советский разведчик Сидней Реллинский. Как считает доктор математических наук Револьт Пименов, Сидней Рейли - легенда, родившаяся в ЧК. Якобы Дзержинский в 1918 году переиграл Локкарта, заслал к нему агента под именем Рейли, и тот в Англии продолжал свою деятельность как советский разведчик до 1925 года, когда ему приказали вернуться в Союз. А при переходе границы как будто он был застрелен, о чем и не преминули оповестить всех в заметке в "Известиях". На самом же деле, утверждает Револьт Пименов, русский разведчик Сидней Георгиевич Реллинский продолжал службу в Ленинградском угрозыске и только после того как ОГПУ возглавил Генрих Ягода, Реллинский был "разоблачен и расстрелян как английский агент", ибо не нашел доказательств своей работы на Дзержинского, у которого он был среди тех нескольких агентов, известных только Железному Феликсу.

"Ленина и Троцкого необходимо немедленно расстрелять"

В начале 1918 года Рейли вновь объявился в Петрограде. На этот раз в образе представителя "турецких и восточных стран" - негоциантом господином Массино. Путь в Петроград он проделал из Архангельска, куда прибыл на крейсере "Куин Мэри". В Петрограде состоялось его знакомство с Владимиром Григорьевичем Орловым, соучеником которого по Варшавской гимназии был Борис Савинков. Орлов выправил Рейли подлинное удостоверение на имя сотрудника Петроградского ЧК Сиднея Георгиевича Реллинского! Этот документ позволял ему свободно входить в Кремль, где размещалось советское правительство. Рейли немедленно перебрался в Москву, где жил по Шереметьевскому переулку, 3, кв. 85. Там он свел знакомство с командиром 1-го латышского артдивизиона Э. Берзиным, которого пытался втянуть в заговор по свержению правительства и убийству Ленина. Рейли предлагал "Ленина и Троцкого после ареста немедленно расстрелять". Документы подтверждают неоднократные встречи Рейли и Берзина, так сказать, по делам в доме по Грибоедовскому переулку, 14. А на Цветном бульваре в кафе "Трамбле" Сидней передал Берзину аванс 700 тысяч рублей золотом, выпили за успех мероприятия, по результатам которого Берзин должен был получить еще 4 миллиона.

Но мечта Сиднея обезглавить советское государство не осуществилась. Помешали этому его земляки, такие же авантюристы, везде поспевающие одесситы Яков Блюмкин и Николай Андреев, которые 6 июля 1918 года убили немецкого посла Мирбаха.

Используя сложившуюся ситуацию, посол Локкарт отправляет Рейли в Петроград для поднятия мятежа в латышских полках, самых красных. Затея, как известно, с треском провалилась, и Рейли возвращается в Москву. По дороге из купленной на станции Клин газеты он узнает о мятеже левых эссеров и провале "заговора послов", к которому он имел прямое отношение. Не особенно раздумывая, находчивый и изворотливый Сидней, переодевшись священником, перебрался в Ригу и оттуда уже с фальшивым немецким паспортом отбыл на голландском пароходе в Берген, а затем и в Англию.

В марте 1919 года Рейли объявляется в родной Одессе, с которой, думал, его уже никогда не сведут пути. О его приезде хорошо информированная одесская газета "Призыв" от 3 марта сообщила так: "В Одессе находится лейтенант английской службы С. Рейли, командированный английским правительством для ознакомления с политическим положением на юге России. С. Рейли в течение последних двух месяцев побывал в Екатеринодаре, на Дону, в Крыму и теперь здесь заканчивает свою миссию и через несколько дней возвращается в Лондон".

Тогда Одесса, по выражению находящегося в то время в городе видного деятеля белого движения Василия Шульгина, была местом, где "ангел смерти витал над "поставленным к стенке городом". Аферисты всех мастей, шпионы, биржевые дельцы, спекулянты, банкиры, французские и польские оккупанты - кого только не было в эти дни в Одессе-маме. Здесь наживались и проигрывались огромные состояния, прокручивались аферы и разворовывались миллионы...

История нам рассказывает, что остановился Рейли в самой фешенебельной гостинице города - "Лондонская" и первый визит нанес давнему приятелю - начальнику деникинской контрразведки полковнику Орлову. Да, тому самому, который девять месяцев назад выписывал ему подлинное удостоверение сотрудника петроградской ЧК на имя Сиднея Реллинского. За 12 дней, что Рейли пробыл в Одессе, он встречался с военным губернатором города Александром Гришиным-Алмазовым, французским генералом д"Ансельмом, Григорием Котовским и, есть такие предположения, с легендой немого кино Верой Холодной, чья загадочная смерть до сих пор не раскрыта.

И козырные карты бывают биты

Рейли получил письмо из Ревеля, подписанное инициалом "Е". Дата написания - 24 января 1925 года. Автор письма был британский агент Джордж А. Хилл, тот самый, что в свое время работал с Рейли в России и даже "дослужился" там до советника Льва Троцкого. Хилл был тройным агентом: работал на "Интелледженс Сервис", ОГПУ и на немецкую разведку. Такому "специалисту" нельзя было не верить, и Сидней Рейли принял предложение Хилла встретиться с представителем антисоветского подполья на территории СССР. 6 августа Рейли выезжает в Париж, а затем в Хельсинки. Здесь "представители антисоветского подполья" приглашают его посетить Ленинград. И Рейли, матерый шпион, человек с обостренным чувством опасности, неожиданно соглашается на сомнительное приглашение.

С паспортом на имя Николая Николаевича Штейнберга 28 сентября он перешел финско-советскую границу и на следующий день уже был в Москве. Здесь его приветливо встретили, отвезли на дачу в Малаховку, где устроили встречу с активистами подполья. Организации Сидней Рейли пообещал 50 тысяч долларов и покровительство Черчилля. Но... В этот же день он оказался на Лубянке.

Для дезинформации английской разведки в газете "Известия" была опубликована короткая заметка о том, что "в ночь с 28 на 29 сентября четверо контрабандистов пытались перейти финскую границу. В результате двое были убиты". Жена Рейли все поняла и потому обратилась с письмом к сэру Уинстону Черчиллю, хорошо знавшему Рейли, с просьбой посодействовать в получении хоть какой-нибудь информации о судьбе мужа. Увы, она не знала правило СИС: "Если вы добьетесь успеха, никто не скажет вам спасибо, если же вы попадете в беду, никто вас не выручит".
А Рейли еще был жив и давал показания на Лубянке. Его допрашивали Ягода, Мессинг, Стырне. Рейли не рассчитывал ни на какие поблажки и давал подробные показания с перечислениями имен, фамилий, явок - как профессионал, он понимал, что ситуация, в которой оказался, безнадежна: бывают биты и козырные карты. В письме к Дзержинскому, хранящемуся в архивах КГБ, арестованный Сидней Рейли пишет: «Я выражаю свое согласие дать вам вполне откровенные показания по вопросам интересующим ОГПУ относительно организации и, состава великобританской разведки и, насколько мне известно, американской разведки, а также тех лиц в русской эмиграции, с которыми мне пришлось дело. Москва. Внутренняя тюрьма. 30 октября 1925 г. Сидней Рейли»

Смерть шпиона

Финал наступил 5 ноября 1925 года. Вечером сотрудники ГПУ вывезли Рейли на машине в Богородский лес за Сокольниками и просто убили выстрелами в затылок. В архивах сохранился рапорт об убийстве Сиднея Рейли, № 73 (приведен с сохранением оригинальной постановки знаков препинания):

«Довожу до Вашего сведения, что согласно полученного от Вас распоряжения со двора ГПУ выехали совместно с № 73 тт. Дукис Сыроежкин я и Ибрагим ровно в 8 час. вечера 5/Х1-25 г. Направились в Богородск. Дорогой очень оживленно разговаривали... На место приехали в 8 1/2 -8 3/4 ч. Как было ус ловлено чтобы шофер когда подъехали к мосту продемонстрировал поломку машины что им и было сделано. Когда машина остановилась я спросил шофера -что случилось? Он ответил что-то засорилось и простоим минут 5-10. Тогда я № 73 предложил прогуляться. Вышедши из машины я шел по правую а Ибрагим по левую сторону № 73 т. Сыроеж-кин шел с правой стороны шагах в 10 от нас. Отойдя от машины шагов на 30-40 Ибрагим отстав от нас произвел выстрел в № 73 каковой глубоко вздохнув повалился не издав крика; ввиду того что пульс еще бился т. Сыроежкин произвел выстрел ему в грудь. Подождав еще немного, минут 10-15 когда окончательно перестал биться пульс внесли его в машину и поехали прямо в Санчасть где уже ждали т. Кушнер и фотограф. Подъехав к Санчасти мы вчетвером - я Дукис Ибрагим и санитар - внесли № 73 в указанное т. Кушниром помещение (санитару сказали, что этого человека задавило трамваем да и лица не было видно т. к. голова была в мешке) и положили на прозек торскии стол затем приступили к съемке. Сняли в шинели по пояс затем голого во весь рост. После этого положили его в мешок и снесли в морг при Санчасти где положили в гроб и разошлись по домам. Всю операцию закончили в 11 часов вечера 5/Х1-25 г.»

В этом же рапорте указано, что на следующую ночь тело Зигмунда Марковича Розенблюма, более известного миру как Сидней Джордж Рейли, было закопано во дворике для прогулок внутренней тюрьмы ОГПУ на Лубянке: "Труп положен был так как он был в мешке так что закапывающие его 3 кр-ца лица не видели". Комментарии, думается, излишни.

К чему такая секретность? Возможно, потому, что возиться с судом над британским подданным было для ГПУ слишком хлопотно, тем более что для Запада Рейли уже с месяц как был мертв. К тому же приговор еще от 3 декабря 1918 года о расстреле "при первом обнаружении в пределах территории России" никто не отменял. Вот, считайте, и привели его в исполнение.

Вячеслав Воронков

4257

Комментировать: