Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
ночью -4 ... -2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Саша Черный

Среда, 1 мая 2013, 01:47

«Скептицизм усталой головы»

Несчастливое детство писателей, как правило, имеет последствия. В зрелом возрасте такие люди вдруг становятся главными авторами детской литературы. Так было с Корнеем Чуковским и Даниилом Хармсом. Так случилось и с Сашей Черным.

«Обстановочка»

Александр Гликберг, рожденный в Одессе и покинувший ее в 15 лет, никогда сюда не возвращался. Счастливых воспоминаний, питающих ностальгию, у Саши не было. Отец – провизор Мендель Гликберг, постоянно был в разъездах; мать – Марьям – детей не любила, а их было то ли четверо, то ли пятеро. Поэтому, каждый раз, возвращаясь домой, родитель ничего, кроме многочисленных жалоб на собственных чад, не слышал. Как следствие, дети бывали часто и жестоко наказаны. Особенно доставалось Саше, второму по счету ребенку в семье и старшему брату. Тем не менее, отец приложил серьезные усилия для того, чтобы дать сыну образование. Он перекрестил еврейского мальчика в православную веру, чтобы он смог учиться в гимназии (для евреев существовала процентная норма, сверх которой в гимназии не принимали).

Тем не менее Саша Гликберг, пресытившись суровостью отца и истеричностью матери, через пару лет сбежал в Петербург. Нужно сказать, что став известным писателем, Саша Черный не любил вспоминать о своем детстве, и все, что известно сегодня – это воспоминания его вдовы, Марии Ивановны, и кропотливые архивные изыскания биографа Саша Черного, Анатолия Иванова.

Из них известно, что Саша смог поступить в питерскую гимназию, в которой долго не продержался – его выгнали, вследствие чего родители полностью от него отказались, предоставив Саше разбираться с плодами своей деятельности  самостоятельно. И сгинуть бы Александру Гликбергу на дне, если бы не счастливая случайность: начинающий журналист Александр Яблоновский в петербургской газете «Сын отечества» опубликовал о брошенном на произвол судьбы мальчике статью. Она имела резонанс:  Сашу разыскал Константин Константинович Роше, видный житомирский чиновник, человек сострадательный и недавно потерявший сына.

Так Саша в 18 лет оказался в Житомире, опять был определен в гимназию и опять оттуда вылетел – из-за конфликта с директором. А потом подался на поиски своей судьбы. Служил рядовым в учебной команде 20-го Галицкого полка, затем работал в Новоселицкой таможне. 1 июня 1904 года в житомирской газете «Волынский вестник» напечатан его «Дневник резонера» за подписью «Сам по себе».

Другой Саша

Откуда появился псевдоним «Саша Черный»? В одном интервью писатель сказал, что это прозвище появилось в раннем детстве. У него был двоюродный брат – тоже Саша, но блондин. Их так и называли – Саша Белый и Саша Черный.

В литературном Санкт-Петербурге, куда Александр, уже Черный, вернулся известным фельетонистом, в то время царил Андрей Белый, его давнишний соперник Александр Блок; здесь постепенно прорастал Серебряный век с декадентами, имажинистами, футуристами и прочими стилистическими мистификаторами. Но Саша Черный, человек весьма скептического склада ума, хоть и писал стихи, но совершенно другие. Если, как говорят, он и стал предтечей футуризма, то лишь благодаря иронической сатире, которую не прощали ни самому Саше Черному, ни журналам, в которых он печатался. Первая же публикация политической сатиры «Чепуха» в журнале «Зритель», номер 23 от 27 ноября 1905 года, привела к скандалу и закрытию журнала.

Так Саша Черный стал синонимом литературному скандалу. Впрочем, его стихи дореволюционного периода свидетельствуют только о беспощадности его взгляда на окружающую реальность: заседания Думы, пустые словеса, бессмысленная война, венерические кадеты…

Саша Черный, с его язвительной прозой и поэзией, в стране, медленно катящейся под откос, каковой и была Российская империя до революции, стал автором чрезвычайно популярным. Известность, а, следовательно, и обеспеченность, позволила ему периодически жить и учиться в Европе. Но затем все-таки нарыв разорвался, и к власти пришли большевики.

«Дневник фокса Микки»

Как писали в биографиях известных писателей, «Он не принял революции». Сначала, впрочем, Саша Черный оказался заместителем комиссара Совета солдатских депутатов Северного фронта. Но, по мере развития революционных событий, Саше Черному стало предельно ясно, что в этой стране делать ему больше нечего.

Что было совершенно правильно: писателей-скептиков в СССР ждало трагическое будущее.

В конце лета 1918 года писатель переезжает сначала в Вильно, а затем - в Берлин.

Последний отзыв о брошенной родине – стихотворение «Обстановочка». Мещанский быт, который после революции, мещанами же совершенной, в советской России процветает. 
 

Как не понять? В столовой тараканы,

Оставя черствый xлеб, задумались слегка,

В буфете дребезжат сочувственно стаканы,

И сырость капает слезами с потолка.

 

И Саша Черный стал эмигрантом.

Нет, в Париже он, в отличие от многочисленных нытиков от литературы, не ностальгировал. И не вернулся назад. Пример Максима Горького его нисколько не вдохновил:  в Париже оказалось работы больше, чем в покинутой России. Но Саша Черный утрачивает язвительность, наступает, как он пишет перед отъездом, «скептицизм усталой головы».  Постепенно он становится детским автором. Сборник «Детский остров», «Кошачья санатория», «Белка-мореплавательница», пьеса «Возвращение Робинзона» и самая замечательная детская проза, ничем не хуже «Доктора Айбюлита» - «Дневник фокса Микки», написанный Сашей Черным в 1927 году.

Конечно, как и прочие эмигранты, он знал, что такое тоска. Поэма «Кому в эмиграции жить хорошо», написанная почти перед смертью, говорит сама за себя. Русские за границей бесприютны и бедны. Но им нет возврата и домой.

Саша Черный, Александр Михайлович Гликберг, умер 5 августа 1932 в Ла Фавьер, помогая тушить пожар, он перенапряг сердце. Говорят, когда он умер, его пес, настоящий фокс Микки, лег к нему на грудь и скончался от разрыва сердца.

Саша Черный никогда не возвращался в Одессу. Но одно, пожалуй, самое знаменитое его стихотворение - «Любовь не картошка», написанное еще в 1910 году, - настоящая картинка одесской жизни. Роман Розы и «голодранца» Эпштейна, гнев Арона Фарфурника и рыдания «Мадам» - все это могло быть только в родной Одессе. Тому, кто еще не читал, прочесть просто необходимо.

Людмила Заболотная




Саша Черный на «Глобусе Одессы»

«В Одессе»

4446

Комментировать: