Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Улицы

Прогулка по Французскому бульвару или Сквозь шатер деревьев

Среда, 27 января 2016, 23:07

Ростислав Александров

Одесса, № 8, 1997

Когда-то Одессу называли «маленьким Парижем», И. Бабель сравнивал ее с Марселем, а Л. Славину остроумные и находчивые земляки его напоминали гасконцев. Тут бытовало обращение «мадам» и шампанское вдовы Клико появилось едва ли ни раньше местного, так называемого бессарабского вина. Испокон веков галантный французский дух витал в городе, материализуясь Ришельевской и Ланжероновской улицами, Дюковским садом, Пале-Роялем, Французским бульваром, дачей Рено…

На даче французского негоцианта Жана Рено А.С.Пушкин встречался с той, чьим профилем усеяны были листы его рукописей, и отзвуком давних видений остались строки:

Приют любви, он вечно полон
Прохлады сумрачной и влажной.
Там никогда стесненных волн
Не умолкает гул протяжный.

Еще в 1910-х годах на Французском бульваре, там, где за старой аркой теперь канатная дорога, была дача барона М.А.Рено — потомка пушкинского современника, и молва связывала ее с памятью о поэте. «Ворота в мавританском стиле, — писал живший в юности на соседней Пироговской В.Катаев, — через эти ворота, существовала легенда, выходил к морю молодой изгнанник Пушкин». Но легенды, противостоя времени, часто пасуют перед фактами, и получилось так, как объясняют дорогу в Одессе: «Видите дом? Так это не там…» Как выяснил авторитетнейший наш краевед В.А.Чарнецкий, при Пушкине дача Рено располагалась примерно там, где потом была дача городского головы Г.Г.Маразли, а ныне — санаторий имени Чкалова. Здесь слушал Пушкин «гул протяжный» волн, стесненных выраставшими из моря скалами, коих много было тогда на живописном побережье, позже изменившемся до неузнаваемости.

А от дачи Маразли осталась прекрасная даже в заброшенности оранжерея, парк и устроенный архитектором Ю. Дмитренко великолепный парадный въезд, против которого бульвар плавно поворачивает к морю.

Многое здесь еще дышит стариной: резная дверь дома № 5, увенчанная монограммой «НМ» — Николай Михайлов, решетки изящного кружевного литья, кирпичи ограды винзавода с клеймом «Черепично-кирпичный завод Шполянского»… И даже поворот бульвара против дачи Маразли имеет свою историю.

Нам уже трудно представить, каким был прежде Французский бульвар, или, как его называли до 1902 года, Мало-Фонтанская дорога. Она виляла из стороны в сторону, сужалась, расширялась, вдоль многих дач вместо оград тянулись унылые земляные валы, кое-как обсаженные акациями, тротуаров и в помине не было, а мощение из местного, легко перемалываемого колесами, камня кончалось за нынешним санаторием «Аркадия»… И, может быть, долго еще пребывала бы она в сем непрезентабельном качестве, не появись в Одессе в 1894 году Василий Иванович Зуев.

Вступив в должность городского инженера, он загорелся идеей реконструкции Мало-Фонтанской дороги и реализовал ее, что стало воистину сродни чуду: заурядная загородная дорога превратилась в фешенебельный бульвар, живописный во все времена года. По проекту Зуева устроили широкие тротуары, обсаженные, как рекомендовало Общество садоводства, кленами, первую в стране мостовую, крытую гудроном, позже замененным отменно уложенной брусчаткой, полотно под электрический трамвай, который собирались пустить вместо конки…

Сегодня достоин внимания факт, что хозяева дач Малого Фонтана на десять лет предоставили городу беспроцентную ссуду для финансирования работ и выкупа полосок земли, которые понадобились отрезать от частных владений при расширении и спрямлении дороги. Более того, кое-кто отдал землю даром: владелец известных бань С.Исакович и другие. Но несколько человек наотрез отказались продать эти злополучные полоски земли и их пришлось отчуждать по высочайшему указу императора. Среди отказавшихся, как оно ни странно, был Г.Г.Маразли. Видимо, он не смог «резать по живому» свой прекрасный, украшенный мраморными скульптурами, «улыбающийся», по словам художника П.Нилуса, парк. Город уважил человека, который сотни тысяч рублей жертвовал на благотворительные нужды, и землю у Маразли не отчуждали. Но, как с сожалением отметил В.И.Зуев, «Мало-Фонтанская дорога получила поворот против его дачи и тем самым лишилась прямолинейности и перспективного вида на море».

Рядом с бывшей дачей Маразли издавна находится экзотическая достопримечательность Французского бульвара, «зеленая лаборатория» университета — Ботанический сад. А другая его часть, именуемая «новой территорией», расположена неподалеку, на реквизированной тогда, когда бульвар нарекли Пролетарским, даче А.Мартыновой, последней владелицы огромного «дома Папудова» на Соборной площади, в котором жил В.И.Зуев. Но патриархом «ботанической династии» на Французском бульваре был ботанический сад, основанный в 1820 году садовником Десметом в таком совершенстве, что саженцы отсюда посылали в европейские города. В то же время это был, по сути, первый «парк культуры и отдыха», поскольку здесь устраивали гуляния, балы, скачки, заезжие фокусники показывали «разные штуки посредством проворства и ловкости рук», странствующие фейерверкмейстеры демонстрировали свое огненное искусство и еще в начале 1830-х годов на потеху да изумление одесситов тут запускали «аэростатический воздушный шар»… Впоследствии сад захирел, его начали застраивать и перед войной здесь появились дома № 12 и 12-а. А о прошлом напоминала лишь Ботаническая улица, позже переименованная в проспект Гагарина и прикасающаяся к Французскому бульвару там, где алебастровые львы сидят на вахте у ворот киностудии.

Когда-то О.Бендер вмиг пристроил здесь сценарий «Шея», но это было давно и в книге, а Б. Окуджаву долго мытарили в 1967-м, заставляя переделывать его сценарий о Пушкине, который так и не поставили. Тут становился на тропу славы А.Довженко, сотворяли чудеса перед камерой А.Бучма, В.Шукшин и застоявшийся воздух эпохи взрывался голосом В.Высоцкого. История киностудии — это страница истории Одессы, и очень не хочется, чтобы она оказалась перевернутой…

Против киностудии — дом № 16, чья этажность волею случая совпала с номером. А старинных особняков с романтичными башнями, арками и стрельчатыми окнами осталось тут уже не так много. Все больше — довоенные и нынешние строения: Дом консервщиков, санаторий «Россия», университетский корпус, пансионат «Стройгидравлики», Институт имени В.П.Филатова…

Похоже, уже не осталось старожилов, помнивших, что было на этом месте когда-то поле «Спортинг-клуба», где взошла звезда спортивного счастья непревзойденного футболиста Г.Богемского, «стелящегося форварда», как называл его Ю.Олеша, который и сам играл здесь за свою родную Ришельевскую гимназию. В 1939 году тут построили институт глазных болезней тогда еще не имени, а руководимый В.П.Филатовым, слава которого, без преувеличения, была легендарной. Одно дело — развеявшийся казенный фимиам или отзвучавшие отредактированные дифирамбы, но, когда человек попадает в фольклорную песню — «и если вам у драке вынут глаз, так глаз обратно вставит вам Филатов», — это, как говорят в Одессе, таки да надолго. Не забыто и то, как в годы, когда свирепствовал воинствующий атеизм, своенравный академик опекал церковь Адриана и Натальи на Французском бульваре, которую многие до сих пор называют «филатовской». И символично, что была она когда-то при училище слепых…

Институт имени В.П.Филатова, Ботанический сад, киностудия, многочисленные здравницы — это не только достопримечательности Французского бульвара, но и то, что, в частности, возводит Одессу в ранг незаурядных, если не сказать исключительных, городов. Это подчеркивает и завод шампанских вин, потому как городов, где производят шампанское, немного, а хорошее — еще меньше.

История завода таит первооснову ряда юбилеев: в 1896 году было создано Южнорусское общество виноделия, позднее строили корпуса, о чем свидетельствует 1898 год на воротах завода, а 1 октября 1899-го выпустили первую из тех бутылок искрометного напитка, что посланцами Французского бульвара расходятся ныне во многие страны.

Надобно вспомнить еще одного посланца Французского бульвара — мраморного Лаокоона, которого мы привыкли лицезреть против Археологического музея. Впрочем, не посланец он, а, скорее, изгнанник, потому что умыкнули этого троянского героя вкупе с сыновьями из парка Маразли в то злосчастное время, когда грабили дома и дачи, взрывали храмы, насиловали души… С тех пор уже многое изменилось, и бульвару вернули исконное название, но Лаокоону некуда и не к кому возвращаться. Беречь его нам, как сохранять и неповторимый облик Французского бульвара, памятуя предостережение В.И.Зуева о том, что «было бы непростительной ошибкой превратить этот район в городские улицы с плотным застроением».

Все фото с сайта nice-places.com

9310

Комментировать: