Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Улицы

Приморская история Одессы

Вторник, 26 января 2016, 10:54

Артем Губарьков

Сегодня, 25.09.2014

Морские ворота Одессы приводят туристов прямиком на Приморский бульвар, где когда-то жил граф Воронцов, гулял Василий Жуковский и подрабатывал Юрий Олеша

Приморский бульвар тянется от Воронцовского дворца до памятника Александру Пушкину и Думской площади. Раньше здесь был военный городок: в первых номерах домов и на месте Воронцовского дворца на рубеже XVIII-XIX веков находились руины турецкой крепости, госпиталь, казармы, а за ними — офицерские флигеля. До 1919-го по Николаевскому, а до 1945-го — по бульвару Фельдмана прогуливались видные деятели искусства и науки.

«ВОРОНЦОВСКИЙ» ДВОРЕЦ

Приморский бульвар начинается дворцовым комплексом генерал-губернатора Михаила Воронцова. Он возведен в 1827 году в стиле ампир на самом северном краю приморского холма рядом с разрушенной турецкой крепостью. Резиденцию в свое время посетил поэт Василий Жуковский, а богатейшей библиотекой графа пользовался Александр Пушкин. Впоследствии книжное собрание Воронцова было подарено университету имени Мечникова. Там книги по сей день хранятся под названием «Воронцовский фонд».

Экскурсовод Наталья Власенко рассказала, что среди роскошных залов, оформленных живописцем Карлом Скотти, во дворце есть камин с отбитым уголком, привезенный из Петербурга. По легенде, здесь был убит муж Екатерины II Петр III: якобы, падая, он ударился головой об этот уголок. В конце XIX века во дворце открыли мужскую гимназию, а в годы гражданской войны здесь был штаб Красной армии. Уже в 1936 году в Воронцовском открыли Дворец пионеров, который и ныне там, правда, теперь называется Городской дворец детского и юношеского творчества.

ГРАФСКИЙ ОСОБНЯК

Минуя Воронцовский дворец, вы попадете на аллею Приморского бульвара, где по правую сторону плотно стоят дома. Впервые в Одессе именно здесь начали практиковать принцип застройки «стена к стене». Первым по счету возвышается дом графа Потоцкого, построенный в 1824-м архитектором Гонсиоровским. В свое время он принадлежал общественному деятелю Одессы и градоначальнику Григорию Маразли. В 1840-х здесь находилась канцелярия Одесского генерал-губернатора, а в непростые 1920-е располагалась редакция газеты «Моряк». Старожилы передавали из уст в уста рассказы о том, что в ней подрабатывали известные прозаики и поэты — Константин Паустовский, Исаак Бабель, Эдуард Багрицкий, Валентин Катаев, Илья Ильф и Юрий Олеша. Сейчас же это обычный жилой дом с административными помещениями. О славных временах, когда здесь обитал граф, уже ничего не напоминает.

«СЕРДЦЕ» БУЛЬВАРА

Если дойти до середины Приморского бульвара, преодолев около 250 м, перед вами откроется его сердце — два полуциркульных здания и площадь, на которой возвышается памятник герцогу де Ришелье, или просто Дюку. Оба здания были возведены в 1830-х по проектам архитекторов Мельникова и Боффо. В правом из них под номером 7 раньше располагалась городская дума, управа и суды. Именно здесь с начала постройки и на протяжении 70 лет происходило устройство всех муниципальных дел города. В 1916-м здесь был осужден на каторгу будущий советский военный и политический деятель Григорий Котовский. Наш экскурсовод Наталья Власенко рассказала, что по легенде, Котовский пытался совершить побег и выпрыгнул из окна этого дома, но был схвачен. В конце XIX века дума перебралась в здание биржи в конце Бульвара, биржа — в нынешнее здание Одесской филармонии по улице Бунина, а дом на площади в центре бульвара начали обживать обычные горожане.

НОЧЛЕГ У МОРЯ

Слева от памятника французу-основателю, в доме по Приморскому бульвару под номером 8 в XIX-XX веках располагалась фешенебельная гостиница «Петербургская» на 60 номеров. Пожить здесь можно было уплатив от 1,5 до 25 рублей за сутки. Как сейчас вспоминают историки, в ней останавливались прибывшие в Одессу литературный критик Виссарион Белинский, драматург Александр Островский, русский актер Михаил Щепкин, итальянский певец Энрико Карузо и французская актриса Сара Бернар. При гостинице в то время также находился один из самых дорогих ресторанов города. Впрочем, в бывшей «Петербургской» и сейчас на нижних этажах расположились бутики и модные трактиры.

Американский писатель Марк Твен, поселившийся в этой гостинице в 1867-м, был поражен масштабами Потемкинской лестницы, на которую «смотрит» де Ришелье, и окрестил ее гигантской. Это название надолго закрепилось за архитектурным сооружением. Лестницу построили в 1841-м, потратив на возведение 800 тысяч рублей, но свое нынешнее название она обрела только в начале 1920-х, когда режиссер Сергей Эйзенштейн снимал в Одессе фильм «Броненосец «Потемкин». 192 ступеньки лестницы раньше вели к морю, а сейчас — прямиком на Морвокзал.

БУЛЬВАР

Аккурат за гостиницей под номером 9 находится бывший дворец графини Нарышкиной-Четвертинской, построенный в 1830-м. Во второй половине XIX века во дворце размещались генерал-губернаторы, а в 1870-е годы — проживал главнокомандующий армии, великий князь Николай Николаевич-старший, в честь которого с того времени бульвар стали именовать Николаевским. Правда, это вызывало путаницу. «Многие полагали, что бульвар назван в честь царя Николая II. А после революции бульвар получил имя Фельдмана. Правда, в Одессе жили два Фельдмана, которые могли дать имя бульвару. Первый упоминается во время восстания на броненосце «Потемкине», второй же служил в одесской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (сокращенно — ЧК) и погиб в перестрелке с бандитами», — рассказывает историю Приморского бульвара краевед Олег Губарь.

Сейчас одесские старожилы вспоминают, что в 1920-е, когда улицы и бульвары активно переименовывали, по Одессе ходил такой анекдот:
«Один приезжий на одесском вокзале нанял извозчика и скомандовал: «Ехай на бульвар Фельдмана!» «Куды?» — переспросил тот. На что приезжий, понизив голос, пояснил: «На Николаевский бульвар». Извозчик очень удивился: «Тридцать лет ездю, а доселе не знал, что фамилия Николая была Фельдман!»
Сейчас же в бывшем графском дворце располагается Одесский дворец моряков, караоке-ресторан и музей восковых фигур «У бабы Ути».

БИРЖА-МЭРИЯ

В центре бульвара находится бюст Александру Пушкину, который сделали в 1887-1889 годах на средства одесситов. Бытовало заблуждение, что он повернут затылком к городской думе, потому что власти якобы отказались финансировать его возведение. Но это не так. Во-первых, в те годы в здании располагалась одесская биржа, во-вторых, дума все-таки выделила половину суммы, когда собранные средства иссякли. Сейчас на бывшей Биржевой площади — здание Одесского муниципалитета. После Октябрьской революции площадь носила имя Коммуны, но недолго: по окончании Второй мировой войны она стала Думской. Здание Одесской мэрии построено по типу средней части Александровского дворца в Санкт-Петербурге. Над входом установлены часы, которые изготовлены английской фирмой «Смит и сыновья» в 1868-м, их обрамляют две женские фигуры — День и Ночь, которые символизируют вечность. В нишах по бокам от входа в здание установлены скульптуры Цереры — богини плодородия, и Меркурия — покровителя торговли, созданные скульптором Луиджи Иорини.

* * *

Синеет море за Бульваром
Ростислав Александров
<b>Одесса, № 1, 1997</b><br><br>

Во многих городах есть места, наряду с официальной главной улицей ставшие как бы визитной карточкой города: в Киеве — Владимирская горка, Москве — Арбат, Петербурге — Летний сад, в Одессе — Приморский бульвар, о котором, не убоясь каламбура, скажу, что это больше Одесса, нежели сама Одесса. Когда-то тут высились стены турецкой крепости Хаджибей, взятой отрядом де-Рибаса, потом много лет в их поросших бурьяном руинах вечерами звенели цикады, а в 1821 году приступили к устроению бульвара.

В 1827 году по проекту Ф.Боффо здесь построили Воронцовский дворец, долго пребывавший символом эпохи: парадные залы, ласковые волны тепла от нарядных каминов, потрескивание свечей, пьянящий аромат зимнего сада и… очаровательная хозяйка — графиня Елисавета Ксаверьевна в ореоле пушкинской любви.

По сути, весь бульвар являет собою парад символов, к примеру, Дворец моряков — еще один каменный «автограф» архитектора Боффо. Некогда здесь была резиденция командующего военным округом, что в сочетании с полосатой будкой у высоких «державных» дверей и бессменным часовым делало здание символом власти. А в 1877 году тут квартировал, болел и исцелился великий князь Николай Николаевич, в память чего городские власти в приступе верноподданнических чувств переименовали бульвар в Николаевский. Подробности со временем забылись, и название связывали уже с императором Николаем II. А в 1920-м новая власть нарекла бульвар именем революционера Фельдмана, на что одесситы «ответили» анекдотом о некоем приезжем, нанявшим у вокзала старого извозчика:
«На бульвар Фельдмана. ««Куды?» — вопрошает извозчик, и пассажир, понизив голос, поясняет: «На Николаевский бульвар». «Тридцать лет ездию по Одессе, — недоумевает старик, — и не знал, что Николаю была фамилия Фельдман!»

Но местный фольклор уходил со старожилами, историю сочиняли сообразно вкусам власти, и лишь камень да бронза бульвара, который вновь именовался Приморским, хранили безмолвную память о былом: об «окаянных днях» 1919 года и Иване Бунине, с тоскою смотревшем отсюда на свободное синее море, о чудаковатом маэстро Давингофе, который в 1910-х годах виртуозно дирижировал здесь оркестром, восседая на белом коне, о летних гуляньях в XIX веке, когда допоздна светилась тут кондитерская господина Каруты и за вынесенными на вольный воздух столиками баловались шоколадом легендарные одесские красавицы, любуясь фейерверком, то и дело вспыхивающим над знаменитой лестницей…

Ее вполне позволительно считать символом женственности Одессы, поелику кому еще, как не своенравной красавице, придет в голову обзавестись тем, без чего можно обойтись, но чего нет и, скорее всего, никогда не будет у соперниц? Дорог в порт всегда было пре достаточно, и утилитарного назначения лестница никогда не имела. Но она стала уникальной и по замыслу все того же Боффо достойно завершила строительство изумительного архитектурного ансамбля, начало которому было положено сооружением памятника герцогу Ришелье.

Уже без малого 170 лет он — свидетель истории города, оставившей на нем отметины в виде рваных осколочных ран, пулевых отверстий, выбоины от ядра с английского фрегата… Но грациозное творение скульптора И.Мартоса являет собою и символ интернационализма наших предков, которые, презрев чужестранное происхождение Ришелье, воздвигли сей монумент, можно сказать, в самом сердце Одессы, коей отдал он галантную любовь французского кавалера и энергию талантливого администратора, постоянно пребывая в заботах о ее благосостоянии и образовании, обретении вожделенного порто-франко и европейского облика, становлении цивилизованной торговли…

В 1834 году великолепным символом такой торговли стало построенное на почетном месте — в торце бульвара здание биржи с классической колоннадой коринфского ордера и застывшими перед ней беломраморными львом и львицей, коих мы уже не застали. Одновременно с биржей здесь разместилась городская дума, и с тех пор пребывание в этом здании властных структур превратилось в традицию.

Здание биржи было первым элементом архитектурного ансамбля Биржевой, ныне Думской площади. Пятьдесят же пять лет спустя стараниями достопочтенного Г.Маразли и членов Славянского комитета появился тут памятник Пушкину — достойный символ литературной славы Одессы, восходящих к великому поэту. И символом долголетия каждую весну принимает Пушкина под свою сень старый могучий платан, которого уже давно пора именовать «заслуженным платаном Одессы»…

Последней, в 1904 году, на Думской площади была поднята на постамент старинная пушка, ставшая убедительным символом гражданского единения и мужества одесситов, что чаще всего проявляется «во дни бед народных», как оно было в Крымскую войну 1854 года, когда взошла звезда стремительного военного счастья прапорщика Щеголева.

Войны, годы и людское небрежение, как говорится, не обошли стороною бульвар: утрачены строгого классического рисунка решетка Воронцовского дворца и фуникулер — мечта моего детства, памятник Пушкину не шумит уж веерами фонтанных струй.

Но воссоздан давно исчезнувший горельеф на пьедестале памятника Ришелье, вместо «глухого» асфальта вновь легла на мостовую бульвара звонкая брусчатка и обрела первозданный облик гостиница «Лондонская» с ее изысканной формы фонарями у парадного подъезда, которые символами одесского гостеприимства светили когда-то А.И.Куприну, В.Маяковскому, К.Паустовскому, Игорю Северянину, Эльзе Триоле и самому Антону Павловичу Чехову…

А недавно установили тут сработанные в стиле ретро торшеры с шестигранными фонарями, желтоватым камнем вымощены аллеи, и плывет над бульваром щемящая душу мелодия городских курантов…

Этот перечень утрат и новаций можно продолжить, но важнее осознать, что за долгие годы на бульваре, как в живом организме, что-то неизбежно будет отмирать, а что-то возрождаться. И при этом самое главное — сохранить тот пленительный образ Приморского бульвара, который помнили наши матери и отцы, был, когда мы прибегали сюда на трепетные юношеские свидания, остался на страницах книг В.Бенедиктова, А.Грина, И. Ильфа и Е.Петрова, В.Катаева, И.Нечуй-Левицкого, А.Н.Островского и Исаака Бабеля. «…Я остался один и вдруг, с такой ясностью, какой никогда не испытывал до тех пор, увидел уходившие ввысь колонны думы, освещенную листву на бульваре, бронзовую голову Пушкина с неярким отблеском луны в ней, увидел в первый раз окружавшее меня таким, каким оно было на самом деле, — затихшим и невыразимо прекрасным».

Очень хочется верить, что все это таким и будет всегда, потому что Приморский бульвар — это символ нашей Одессы. И залогом тому «синеет море за бульваром»… И молодые мамы, оттачивающие эрудицию своих малышей: «Мишенька, покажи еще раз, где дядя Дюк!»

9300

Комментировать: