Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +6 ... +7
утром +7 ... +9
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Улицы

Остров знаний, или прогулка по Дворянской улице

Вторник, 15 января 2013, 10:12

Ростислав Александров

Журнал «Одесса», № 4, 1997

Американский городок Ганнибал, где в детстве жил Марк Твен, наводнен мемориальными досками, фиксирующими чуть ли не каждый шаг его героев Тома Сойера и Гекльберри Финна. Не рискуя оценивать достоверность тамошних реалий, хочу верить, что и нам когда-нибудь, как говорят в Одессе, будет до того, чтобы отметить и место рождения пушкинских строк "Я к вам пишу - чего же боле?..", и пивной погребок, в котором играл скрипач Сашка из рассказа А. И. Куприна, и многократно описанный В. Катаевым дом на "Канатной угол Куликова поля", и двор, где волею И. Бабеля до рассвета гремела свадьба сестры Бени Крика, и гимназию, в которой учился Остап Бендер.

Именно эта гимназия оказалась на маршруте нашей прогулки, когда мы подошли к занимающему первый квартал Дворянской улицы дому "1/3. В истории обороны Одессы дом остался как база отряда моряков-разведчиков, один из которых, впоследствии поэт и сценарист Г. Поженян, запечатлел своих товарищей в кинофильме "Жажда". А сегодня здесь новоявленная Академия холода, образованная из института холодильной промышленности, в свою очередь сменившего тут, как его называли в просторечии, консервный институт, ректором которого был профессор В. С. Мартыновский, крупный ученый, представитель известной старинной семьи, и ныне продолжающейся в Одессе. Только ко всему этому Остап Бендер не имел никакого отношения, так как институтское здание построили в 1937 году, когда он уже завоевывал симпатии читателей. Но в 1910-х годах на этом месте было учебное заведение, куда И. Ильф и Е. Петров "определили" своего героя, всю жизнь потом помнившего "латинские исключения, зазубренные... в третьем классе частной гимназии Илиади". И этот факт биографии великого комбинатора, как уверял меня внук Н. К. Илиади - известный московский философ, вовсе не подрывал реноме гимназии, в которой учился писатель Л. Славин и другие наши почтенные земляки.

Прослеживается любопытное совпадение: литературный герой Остап Бендер учился в гимназии Илиади, а его прототип Остап Шор - напротив, на физико-математическом факультете университета. На страницах истории университета должен остаться и "Студенческий литературный кружок", уровень которого был столь высоким, что на его вечера и собрания приходил И. Бабель, великий еврейский поэт Х. Бялик, литературовед Л. Гроссман, летописец Одессы А. Де-Рибас, поэтесса В. Инбер, писатель А. Соболь, поэт Г. Шенгели, московский поэт-футурист А. Чичерин... Всех их слушали и помнят старые стены университетского Актового зала. Это здание на Дворянской, 2 построили в 1857 году для достославного Ришельевского лицея. А через восемь лет стараниями Н. И. Пирогова лицей преобразовали в университет, который уже генерировал собственную славу, связанную, в частности, с именами Д. К. Заболотного, И. И. Мечникова, И. М. Сеченова, бывших студентов Георгия Гамова, ставшего крупнейшим физиком, и С. Ю. Витте, последовательно возглавлявшего министерства путей сообщения, финансов и совет министров России. Магия высоких постов настолько заворожила отцов города, что они назвали в его честь улицу, издавна именовавшуюся Дворянской, после чего Витте мог заявлять: "Моя альма-матер стоит на улице имени меня", - как в похожем случае изъяснялся легендарный П. С. Столярский.

Кстати, "Частные скрипичные курсы П. С. Столярского" в 1910-х годах помещались на Петра Великого, 15, как к тому времени уже именовалась улица Витте. Сюда приходил в детстве И. Бабель, который состоял учеником прославленного маэстро, но потом покинул его, чем навлек на свою голову негодование и упреки родных. Выручил его... учитель: как гласила семейная легенда, поведанная мне двоюродной сестрой Бабеля, Столярский убедил разгневанного отца своего сбежавшего ученика в том, что "если у человека глаза вставляются в книгу, а пальцы протягиваются к перу, то не надо пихать ему ноты и смычок, так как через это ничего хорошего не получится". Знай он тогда о предстоящем трагическом конце писателя Бабеля, может, попытался бы удержать его. Во всяком случае, старик Столярский успел увидеть, что получилось из Бабеля и его друзей, одесских "литературных мальчиков" начала 1920-х...

Тогда на улице Петра Великого, 33, был литературный кружок "Коллектив поэтов", где "заседали" мнившие себя уже маститыми А. Адалис, Э. Багрицкий, Б. Бобович, В. Катаев, Ю. Олеша, 3. Шишлова, едва прикоснувшиеся к творчеству С. Бондарин, С. Гехт, С. Кирсанов, упорно овладевавшие мастерством И. Ильф, познакомившийся тут с приходившим к поэтам О. Шором, Л. Славин, В. Сосюра, истинную меру таланта которого мы узнали с появлением его ранее запрещенных произведений... Пишущий народ здесь подобрался разный, но, как вспоминал Олеша, "это была школа".

По части школ тут дефицита не было. Помимо гимназии Илиади, в доме " 27 на углу Нежинской помещалась гимназия В. И. Малярова, как говорили, одна из респектабельных, чему охотно верю. Мне довелось слушать лекции сына Малярова, и я помню, как поражал нашу студенческую вольницу начала 1960-х неизменный жилет Владимира Владимировича, интеллигентная улыбка и галантный поклон в ответ на порою небрежное приветствие незнакомого студента.

У Малярова и Илиади обучались мальчики, а девочки - в гимназии Н. А. Бутович, там, где ныне музыкальное училище им. Данькевича. Когда-то же к музыке можно было приобщиться на "Музыкальных курсах К. Ф. Лаглера" в доме " 12, на которых, в отличие от курсов Столярского, обучали игре на разных инструментах. А на Петра Великого, 18, была "обитель Терпсихоры" - школа танцев К. Д. Казимирова, вроде тех колоритных заведений, память о которых сберегла фольклорная якобы песенка: "Кавалеры приглашают дамов, там где брошка, там перед..." Но никакой это не фольклор, а искаженные и потерявшие автора куплеты из репертуара корифея старой эстрады В. Я. Хенкина.

Надобно вспомнить добрым словом и В. А. Издебского. Он был скульптором, но прославился организацией художественных выставок, которые вывели его и Одессу на высокую и долговременную орбиту мировой известности. Поныне бесценными источниками для искусствоведов и вожделенной мечтой коллекционеров остаются каталоги "Салонов Издебского", преподавателя "Рисовальной школы художника А. М. Манылама", что была в доме №8.

Сообразно обилию учебных заведений, предприимчивые люди держали на этой улице магазины канцелярских, как их называли, писчебумажных товаров, кроме них тут в разные годы были каретные мастерские, польское музыкальное общество "Лира", гомеопатическая аптека, клуб "Латышское собрание", паштетная, редакция журнала "Еврейский медицинский голос", гостиница "Дворянская" - одна из шестидесяти шести одесских гостиниц разных классов и репутации, владельцы которых понимали, что этот вид бизнеса не самый безнадежный... Все время на улице что-то появлялось, исчезало, меняло месторасположение.

Менялось и название улицы. В 1923 году ее переименовали в улицу Коминтерна, румынские оккупационные власти вернули название "улица Петра Великого", после же освобождения Одессы, когда поднаторевший в международном терроризме Коминтерн уже приказал долго жить, а о названии "Дворянская" не могло быть и речи, переименовывать улицу не стали. И только с 1995 года она опять - Дворянская.

И сама улица претерпевала изменения. Когда-то она начиналась от Софиевской, но потом этот квартал полностью застроили и пальма первенства отошла к кварталу, на котором расположен университет. А уже в наше время тут ликвидировали проезжую часть, образовав своего рода микробульвар между университетом и Академией холода.

Сегодня в университете, Академии холода и музыкальном училище студентов, пожалуй, не меньше, нежели во всех восьми располагавшихся здесь учебных заведениях. Стало быть, волны времени не размыли остров знаний, который являла собою Дворянская улица.

3961

Комментировать:
  1. Шурик
    Дворянская - это улица таки да!
    Но 1/3 тут везет не всегда.
    Была академия
    А стал институт
    Возможно куда-то переведут
    Ответить