Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
За Одессу
Одесса в словах и выражениях

Настя возвращается!

Суббота, 21 сентября 2013, 14:34

Анастасия Яковлева-Помогаева

Шесть лет назад именно с творчества этой поэтессы и возглавляемого ей литобъединения «Lito.Одесса» начинал свою работу на нашем сайте раздел «Зеленый лампы», который тогда назывался «И в рифму и всерьез».
Шли годы, постепенно сошла на нет деятельность «Lito.Одесса», а творчество Стаси исчезло со страниц «Глобуса Одессы». Правда, исчезло по очень уважительной причине. Вот как она сама это объясняет:
— В 2010-м я родила дочку, в 2011-м — сына. Дети-погодки —  это очень весело, конечно, и теперь я — главный организатор быта и досуга семьи Помогаевых. Пока что-либо организовывать я физически не потяну, но с ребятами из Лито продолжаем общаться. А еще вечерами уделяю время для литературной работы.
Администрация «Глобуса Одессы» от всей души поздравляет Сасю с очаровательным пополнением ее семейства, и желает так держать!
А еще с удовольствием знакомит читателей теперь уже «Зеленых ламп» с новыми произведениями Насти.

****

Вот, даже нищие не просят
И рот крестят.
А дальше – неба стыла проседь.
Вот – юг. Вот – мат.
Плевки. Расквашена черешня
По мостовой.
Так уезжает город прежний,
Город мой.
На автостанциях заторы,
Гудят гудки.
Сумятица торговых сумок –
Спят мужики.
Вот и приезжие проездом
На много лет,
В Слободках селятся домами,
А дома – нет.

****

Памяти жертв взрыва в Домодедово

Снова теряешь желание выжить – по одному притупляются чувства,
С болью проснешься под утро, чтоб вспомнить – смерть твоя прячется в сказочной утке:
Острая, мразь, – леденечный огрызок; тонкая, мразь, – ни за что не заметишь
Среди диванных подушек и сядешь…
Все промолчат о тебе. Как неловкость имя твое провонявшее прахом,
Имя твое, так не ставшее слухом, слишком уж быстро теряет свой голос…

Снова на небе, под звездным покровом, черной дыры вдруг появится рана.

****

Не зима, а старуха бессмертная осень ползет еле-еле
Растирая худыми подошвами снег октября и апреля.
И сойти бы на следующей... старую даму подвинув, – так нет,
Замаячит на нижней ступеньке ее пожелтевший берет.

Потихоньку выходит, выходит, ворчит – да не выйдет вся
По дорогам-щербинам собачьей тоской умостилася
Любопытствует лапкой холодной прохожему за воротник -
Он, бедняга, искашлялся, к шуткам старушьим привык

Петли и пропуски ветром запутанных, сломанных веток,
Паучиха бессмертная все не навяжет салфеток.
Расстрелять бы согласно законам военного времени,
Но шепнула тревога-тоска: «одного с тобой семени-племени».

****

Мой уютный, мой маленький город,
Укачать бы тебя в колыбели.
В эти сумерки заново молод
Мне подвластен, покоен и верен

Как от пыли, ты вновь отшелушен
От шумов и людской канители
В руки взять бы тебя, как игрушку
И вертеть, заглянув во все двери

Вдохновение птичие скинув
От словесной устав канонады
Все мосты, выгнув лысую спину,
Черной кошкой шипят на закаты

****

Не жизнь, а передержка,
Не время, а – пустырь,
В нас злой надежды стержень,
Но жрет надежду пыль.

Мы – дети перегона,
Мы – стадо перемен,
В цепи из перегноя
Вкуснейшая из тем.

Наркотик травит память,
Разряд нам в лоб – и тьма…
Никто и не узнает
Всю развитость ума.

Кого интересует, мой друг, баран,
Твой страх,
Ведь повезло родиться
В отборнейших рядах.

****

Моего наследства всего-ничего:
Эпизоды детства, юности тепло,
Три тюка вопросов,
Страх, что в мире держит,
Схемопостроение радужных надежд.
Пегий день, осенний, на фонтанской даче.
Сумерек таировских рыбный запах, смачный…
Что же вам достанется, дочь моя и сын?
Что уйдет в чистилище, в горний карантин?
В день, когда отчаливать, в день, когда уйду,
На кого оставить мне терпких слов руду?
Без меня выгуливать на дорогах терных
Духов вдохновения будет дочь, наверно.
Сомневаться в истине станет строгий младший,
Моего поболее на земле узнавший.
Мне понять бы главное (кто бы научил),
В шутовстве отыскивать божеский почин.
И, присевши с ангелом темным «на дорожку»,
Вспомнить, что и в восемьдесят не дожил немножко.

Прозаические произведения Анастасии Яковлевой-Помогаевой читайте ЗДЕСЬ.

5053

Комментировать: