Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +1
ночью -1 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Вы хочете песен
Одесса в нотах и децибелах

Мурка — Антология одной песни (добавлено)

Воскресенье, 7 февраля 2016, 15:35

Изложенной в песне истории о трагической судьбе Марии Климовой насчитывается никак не менее восьмидесяти лет, и за долгие десятилетия своего существования старая блатная песня «Мурка» стала воистину народной. Ее надрывный, щемящий душу мотив-танго звучал с подмостков различных эстрад и экранов телевизора, ее с чувством «лабали» в ресторанах и пели под гитару в подворотнях, в той или иной интерпретации ее слушал или напевал весь бывший Союз. Не последнюю роль в этом процессе сыграл фильм «Место встречи изменить нельзя», ассоциации с «Чёрной кошкой» и незабвенный Промокашка… Короче говоря, ее знают все. Вариантов текста насчитывается множество, легче установить, кто не пел эту песню, чем перечислить всех исполнителей. Вероятно, собрать воедино все варианты «Мурки» попросту невозможно, да я и не пытаюсь это сделать (попытка заранее обречена на провал). Это просто часть моей коллекции, которой я делюсь с теми, кому эти песни интересны.

* * *

МУРКА

Прибыла в Одессу банда из Ростова,
В банде были урки-шулера.
Банда заправляла темными делами,
А за ней следили мусора.

Верх держала баба – звали ее Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки - все боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Вот пошли облавы, начались провалы,
Много наших стало пропадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалавой,
Чтобы за измену покарать?

Темнота ночная, спит страна блатная,
А в малине собрался совет:
Это хулиганы, злые уркаганы,
Собирают срочный комитет.

Кто чего услышит, кто чего узнает,
Нам тогда не следует зевать:
Пусть перо подшпилит, дуру пусть наставит,
Дуру пусть наставит, и лежать!

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там она сидела с агентом из МУРа,
На боку висел у ней наган.

Чтоб не шухариться мы решили смыться
И за это Мурке отомстить.
В темном переулке встретилися урки
И решили Мурку пристрелить.

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, дорогая, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай.

Вот лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса,
Ты уже не встанешь, шухер не подымешь,
И стучать не будешь никогда.

Чем же тебе, Мурка, плохо было с нами,
Разве не хватало барахла?
Что тебя заставило снюхаться с ментами
И пойти работать в Губчека.

Черный ворон карчет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит.
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.

Расшифровка фонограммы Алексея Козлова, альбом «Пионерские блатные 2», ТОО «Московские окна ЛТД», 1998

Песня появилась в 1920-е годы в Одессе и долгое время изменялась. В ранних версиях героиню звали Маша или Любка. Первоначальное имя песни, скорее всего - «Любка». Авторы не установлены. Есть версия, что автором текста (а также автором текста «Гоп-со-смыком») был одесский поэт Яков Ядов - создатель текста «Бубликов», но прямых доказательств нет. См. статьи Владимира Бахтина «Забытый и незабытый Яков Ядов» («Нева», 2001, №2) и «Муркина» история» («Нева», 1997, №4, см. ниже).

В годы Великой Отечественной под «Мурку» ходили в атаку части с лагерным прошлым (например, польские части в составе Красной Армии - они формировались в Казахстане из военнопленных кампании 1939 года). Частей «с прошлым» было много - под Ленинградом, например, сражалась «Кулацкая дивизия», набранная из бывших раскулаченных. Воевали в штрафбатах и многие уркаганы, хотя «воровской закон» категорически запрещал брать оружие из рук власти: выжившие на полях Второй мировой урки-фронтовики вскоре пали первыми жертвами «сучьей войны», которая началась в лагерях между «ворами» старого воровского закона и отступниками от него («суками»).

Иногда песня начинается словами «Прибыла в Одессу банда из Амура» (или «из Амурки»). Единого мнения, что это за «Амур», нет. Фима Жиганец (см. ниже) предположил, что так некогда назывался какой-то район Одессы. Другую версию, более правдоподобную, прислал 31.08.2006 на гостевую сайта a-pesni юзер http://slavko.livejournal.com из Днепропетровска:

«Имеется в виду некогда Екатеринославский, а теперь Днепропетровский «Амур» (Амур-Нижнеднепровский район) - исторический район города, он и сейчас пользуется дурной славой. В 80-х гг. нам рассказывал об этом наш школьный учитель Иван Ефремович - весельчак, художник и знаток фольклора».

В этом случае банда приехала из Екатеринослава - что недалеко от Одессы. Но тогда тоже остается противоречие: Мурку в этом варианте песни убили на Амурке, но как это могло быть, если банда гастролировала в Одессе, и именно в Одессе происходит всё действие?

Еще пара версий (скорее, курьезных) - в статье Александра Макарова «Несколько штрихов о том, как родилась одесская «Мурка»: Амурка или Амур появились как искажение от «Прибыла в Одессу банда из-за МУРа» (московская банда, бежавшая в Одессу от сотрудников Московского уголовного розыска) или просто от «Прибыла в Одессу банда из-за Мурки» (прибыла в Одессу по непонятной причине из-за главной героини песни).

++++++++++++++++++++++++++

ЗДРАВСТВУЙ, МОЯ МУРКА...

Из книги Фимы Жиганца «Блатная лирика», Ростов-на-Дону, «Феникс», 2001 (даны варианты: «Мурка» классическая с нотами, «Маша», «Любка», «Мурка» московский вариант, «Мурка» подцензурная и «Сурка («Еврейская Мурка»))

Вершиной блатной песенной классики является знаменитая «Мурка». Не случайно Валерий Леонтьев именно ею открыл новогоднюю программу НТВ-2000, посвящённую самым популярным песням двадцатого века. История «Мурки» драматична и таинственна. Именно поэтому я посчитал нужным в сборнике выделить для неё специальную главу.

Первоосновой песни о Мурке стала знаменитая в 20-е годы одесская песня о Любке-голубке. Некоторые исследователи приписывают её авторство одесскому поэту Якову Ядову. Однако с полной уверенностью утверждать этого нельзя. Константин Паустовский, в 20-е годы работавший с Ядовым, писал в «Повести о жизни»: «Даже всеведущие жители города не могли припомнить, к примеру, кто написал песню «Здравствуй, моя Любка, здравствуй, дорогая...»

В последнее время также появилась версия о том, что автором, музыки к «Мурке» является замечательный композитор Оскар Строк, - что, впрочем, пока ничем не подтверждено.

В ранних вариантах песни «героиня» вовсе не выведена в качестве «авторитетной воровки», каковой является в «классической» «Мурке». Наиболее близкий к первооснове текст в этом сборнике — «Маша». Главный персонаж, Маша, помимо «бандитки первого разряда», рисуется как любовница уркаганов («маша», «машка» на старой фене и значило «любовница»). Однако в песне повествуется лишь о совместных кутежах, нет даже упоминания о «воровской жизни» и о «речи» на «совете», а также о том, что «бандитку» «боялись злые урки». Всё это пришло позже. Текст «Любки», приведённый в нашем сборнике, по отношению к «Маше» является более поздним — и ни в коем случае не первоначальной одесской «Любкой»! Оба текста — и «Маша», и «Любка», — записаны в 1934 году студенткой Н. Холиной (хранятся в Центральном Государственном Архиве Литературы и Искусства). К середине 30-х, таким образом, ещё сосуществовали «Любка» и «Маша», позже, переименованная в Мурку. Метаморфоза произошла тогда, когда, песня из Одессы вышла на широкие просторы, СССР и попала в столицу. Я привожу здесь и «московский» довоенный вариант песни. Скорее всего, выбор нового имени подсказала тема. В 20-е-40-е годы «мурками» называли работников Московского, уголовного розыска (МУР). Существовала даже поговорка — «Урки и мурки играют в жмурки», т. е. одни прячутся, другие ищут. В то же время Мурка — вариант имени Мария, Маша. Таким образом, для уголовников имя Мурки стало воплощением гнусности и подлости, которое в их представлении связывалось с коварными «ментами». (Впрочем, вообще имя Мура в блатной среде, было чрезвычайно популярно).

В результате многочисленных переделок «Любки» сначала в «Машу», потом — в «Мурку» поздний текст песен оказался полон тёмных мест и противоречий. Например, речь идёт о событиях, которые произошли не позднее 1922 года. Несколько раз упоминается губчека, то есть губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Известно, что ВЧК с её отделениями на местах приказала долго жить 6 февраля 1922 года. Её функции были переданы ГПУ. Но в начале 20-х годов не было Торгсина (магазинов по торговле с иностранцами, упоминаемых в некоторых вариантах «Мурки»). Не было и «воров в законе». Между тем в песне специально подчёркивается, что уркаганы боялись Мурки, потому что «воровскую жизнь она вела». Кроме того, по воровским «законам», женщины не могли играть ведущей роли в уголовном мире, а уж в сходках им вообще запрещалось участвовать, не говоря о том, чтобы там «держать речь». Московский вариант с привнесением в текст агентов МУРа вообще вносит, казалось бы, сумятицу: какой в Одессе МУР? Тут, впрочем, по иронии судьбы оказывается, что даже позднейшая вставка Московского уголовного розыска не нарушает исторической правды. Как вспоминал участник белогвардейского движения В. Шульгин в своих мемуарах, в 1919 году «одесская чрезвычайка получила из Москвы 400 абсолютно верных и прекрасно выдрессированных людей».

Интересно также, что в ранних вариантах песни чрезвычайно подробно описывается и сам процесс расправы над предательницей, и даже судьба тех уркаганов, которые ей отомстили. А в «московском» варианте даже описаны похороны Мурки «лягашами»! Канонический текст в конце концов от этого отказался, выиграв в экспрессивности и динамичности сюжета.

В качестве приложения также мною приводится «легальная» «Мурка», из которой выхолощены все воровские реалии; этот вариант песни тиражировался на пластинках, выпущенных в послевоенные годы в Ленинграде. О знаменитом припеве «Мурка, ты мой Мурёночек» см. примечание к «московскому» тексту «Мурки», строфа о похоронах.

* * *

МУРКА (КЛАССИЧЕСКАЯ)

В сборнике я привожу в качестве основного поздний «классический» вариант «Мурки», как мне его исполнили на одной из ростовских «зон» (ИТУ-14, Новочеркасск), позже не однажды уточнённый и отредактированный, с вариантами и пояснениями.

Светит в небе месяц, тихо спит малина, (1)
А в малине собрался совет:
Это уркаганы, злые хулиганы,
Собирали срочный комитет. (2)

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и ловкая была;
(Даже злые урки все боялись Мурки —
Воровскую жизнь она вела): (3)

Мол, пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших попадать;
Как узнать скорее, кто же стал шалавой, (4)
Чтобы за измену покарать?

Как чего узнаем, как чего услышим,
Как чего пронюхаем о нём —
В тёмном переулке перышком попишем
Или дуру вынем и шмальнём! (5)

Раз пошли на дело, (6) выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан. (7)
Там сидела Мура с агентом из МУРа, (8)
А из кобуры торчал наган. (9)

Мы решили смыться и не шухериться, (10)
Но позорной Мурке отомстить:
В тёмном переулке, где гуляют урки,
Мы решили Мурку завалить. (11)

«Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила (12) всю нашу малину —
И теперь, шалава, отвечай! (13)

Мурка, в чём же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве я тебе не добывал? (14)

Раньше ты носила туфли из Торгсина,
Лаковые туфли на «большой»,
А теперь ты носишь рваные калоши,
Рваные калоши на «босой»! (15)

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину —
И теперь маслину (16) получай!»

Чёрный ворон грачет, (17) моё сердце плачет,
Моё сердце плачет и грустит:
В тёмном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.

Вот лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь облака;
Что ж тебя заставило снюхаться (18) с лягавыми (19)
И пойти работать в губчека?

(1) Вариант – «Ярко светит месяц, тихо спит малина». В классическом варианте мною не приводится первый куплет, где упоминается о том, что дело происходит в Одессе. Так поступают и многие уголовники в разных концах страны, начиная песню непосредственно с описания сходки на малине. В чисто ростовском зачине вообще о малине не упоминается:

«Тишина немая, только ветер гулкий
В тусклых окнах задувает свет;
На Большой Садовой, в тёмном переулке,
Урки собралися на совет».

Что касается «одесского куплета», в одном из вариантов он звучит так:

«Прибыла в Одессу банда из Ростова,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась тёмными делами,
И за ней следили мусора».

В некоторых вариантах – «банда из Амура», а вместо мусоров – «губчека». О таинственной «банде из Амура» более подробно – в примечании к варианту «Маша», который приведён после канонического.

(2) Вариант – «Собирали местный комитет». При кажущейся нелепости «советской» терминологии в уголовном жаргоне (сочетание «местный комитет» звучит на «малине» диковато) в те далёкие времена воровской мир любил использовать для «форсу» реалии новой жизни. В одной из блатных песен поётся:

«Мы лётчики-налётчики,
Ночные переплётчики,
Мы страшный профсоюз!»

(3) Именно в ростовском варианте мне впервые встретился неожиданный поворот сюжета, придающий повествованию шекспировский драматизм. Здесь подчёркивается коварство Мурки, которая не только предаёт корешей, но сама же лицемерно призывает их разыскать негодяя и покарать его за измену!

(4) Шалава — здесь: предатель.

(5) Дура — пистолет, шмальнуть — выстрелить.

(6) Дело — преступление.

(7) Ресторан именно «шикарный», а не «ближайший», как иногда поётся. В некоторых вариантах — «фартовый».

(8) Вариант — «Там она сидела с агентом отдела».

(9) Вариант — «На боку у ней висел наган».

(10) Шухериться, шухариться — поднимать шум (по-блатному — «шухер» ).

(11) 3авалить — убить.

(12) Зашухерить, зашухарить — провалить; навлечь опасность, обречь на провал.

(13) Вариант — «И за это, сука, отвечай».

(14) Вариант — «Разве для тебя не воровал».

(15) Вариант — «И мильтон канает за тобой». Мильтон — милиционер, канать — идти.

(16) Маслина — пуля.

(17) Вариант — «карчет».

(18) Вариант — «спутаться».

(19) Вариант — «полюбить лягавого». Такой поворот вносит в историю дополнительный драматизм любовного треугольника и несколько оправдывает подлый поступок Мурки.

* * *

МАША (1)

Кто слыхал в Одессе банду из Амурки? (2)
В этой банде были урки, шулера…
Часто занимались тёмными делами
И всегда сидели в Губчека.

С Машей повстречался раз я на малине —
Девушка сияла красотой -
То была бандитка (3) первого разряда
И звала на дело нас с собой.

Ты ходила с нами и была своею,
Часто оставались мы с тобой вдвоём,
Часто мы сидели вместе на малине —
Полночью ли летней, зимним вечерком...

Я в тебя влюбился, ты же всё виляла,
А порой, бывало, к чёрту посылала.

И один раз наша собралась малина:
Стали часто шмары залетать.
Ты зашухерила всю нашу малину,
Стала агентуру посещать!

И один раз в баре собралась малина, (4)
Урки забавлялися вином.
Ты зашухерила, привела легавых,
И они нас продали потом! (5)

И с тех пор не стала больше Маша с нами,
Отдалась красавцу своему.
Позабыв малину, вместе с легашами
Брала нас на мушку и в Чеку!

Там, на переулке, в кожаной тужурке,
Восемь ран у парня на груди -
Был убит лягавыми за побег с кичмана,
А теперь мы мстить тебе пришли!

Здравствуй, моя Маша,
Здравствуй, моя Маша,
Здравствуй, а быть может, и прощай.
Ты зашухерила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Разве тебе плохо, Маша, было с нами?
Или не хватало форсу-барахла?
Что ж тебя заставило связаться с легашами
И пойти работать в Губчека?

Дни сменяли ночи с пьяными кошмарами,
Осыпались яблоки в саду.
Ты меня забыла в тёмное то утро,
Отчего и сам я не пойму.

Разве было мало вечеров и пьянок,
Страстных поцелуев и любви
Под аккорд усталых, радостных гулянок
И под пьянство наше до третьей зари?

И в глухую полночь бегали до Маши,
Прикрывая трепетную дрожь.
Уходила Маша с пьяными ворами,
Приходила Маша пьяная домой.

Пусть же будет амба, пусть зашухерила,
Пусть же вся малина пропадёт,
Но живая Маша от одесской банды
И от нашей пули не уйдёт!

В тёмный тихий вечер, там же, на Амурке,
Грянули два выстрела подряд:
Там убита Маша, что зашухерила, —
Урки отомстили за ребят.

Через день в Одессе пронеслось молвою:
Машу мы убили за ребят.
Пронеслися быстро чёрны воронята (6) -
Легаши нас брали всех подряд.

(1) Пока, видимо, самый ранний из известных нам вариантов. Текст корявый, много ненужных деталей, повторений, нарушение размера и проч. В дальнейшем текст подвергался шлифовке многими арестантскими поколениями, в том числе, несомненно, людьми, имеющими неплохие литературные навыки.

(2) Видимо, в то время — один из районов Одессы (что подтверждает и дальнейший текст). Гулько поёт: «банда из Амура», — что звучит несколько нелепо.

(3) Упоминание бандитов и хулиганов в положительном контексте, позволяет отнести рождение песни к 20-м годам, поскольку с появлением в начале 30-х «воровского закона» хулиганы и бандиты стали рассматриваться воровским миром как «недостойные» представители «благородного шпанского братства».

(4) Здесь малина в смысле – уголовная компания.

(5) В двух куплетах последовательно перечисляются грехи Маши: сначала она «стучит» на приятельниц уркаганов, на своих уголовных подруг, а потом в одном конкретном случае сдаёт уголовников милиции. В более поздних обработках уголовные барды решили обойтись без лишних подробностей: «зашухерила всю малину» - и не нужно деталей!

(6) Чёрный воронёнок – автомашина милиции; по размерам разделялись на «воронов», «воронков» и «воронят».

* * *

ЛЮБКА

Тихо ночью тёмной, только ветер воет,
Там, в глухом подвале, собран был совет:
Злые уркаганы, эти хулиганы
Собирались ночью в тёмный кабинет.

Речь держала юбка, её звали Любка,
Гордая и смелая была.
Даже наши урки все её боялись –
Любка воровскую жизнь вела.
Помнишь ли малину, шухерную жилу?
Любка уркаганов продала.

Здравствуй, моя Любка,
Ты моя голубка,
Здравствуй, моя Любка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай.

Разве тебе плохо, Любка, было с нами?
Разве не хватало барахла?
Или не носила лаковые туфли,
Шёлковые платья и атлас?

Как-то шли на дело, выпить захотелось,
И зашли в фартовый ресторан.
Там она сидела с агентом из МУРа,
У неё под лифом был наган.

Здравствуй, моя Любка,
Ты моя голубка,
Здравствуй, моя Любка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай.

* * *

МУРКА (МОСКОВСКИЙ ВАРИАНТ)

Вот тот самый вариант, когда Любка-Маша впервые была названа Муркой. Совершенно определённо можно сказать, что в 30-е годы в песне долгое время сосуществовали наравне все три имени. Но в конце концов Мурка всё-таки выдавила все остальные. Вообще имя «Мура» почему-то было чрезвычайно популярно в уличной и уголовной среде, а также в блатных песнях (причём с оттенком нежности). См., например, песни «Мурочка Боброва», «Волны Охотского моря шумят» в этом сборнике.

* * *
Тишина ночная, спит везде живое.
На малину собрался совет.
Это хулиганы, злые уркаганы
Выбирали новый комитет.

Речь держала баба, звали её Муркой,
Хитрая и ловкая была;
Даже злые урки, и те боялись Мурки —
Воровскую жизнь она вела.

Цели намечала, планы составляла,
Как московским уркам промышлять.
Нравилися Мурке все делишки эти,
Нравилося Мурке воровать.

Но однажды ночью Мурка из малины
Спрыгнула без шухера одна.
К лягашам проклятым Мурка прибежала,
Воровские планы передала:

«Ой, сыны Советов, братья-комиссары,
Не хочу с урканами я жить!
Надоели эти разные малины,
Я хочу секреты вам открыть».

Шли мы раз на дело, выпить захотелось,
Мы вошли в хороший ресторан.
Там она сидела с агентом из МУРа,
У него под клифом (1) был наган.

Мы решили смыться, чтоб не завалиться,
А за это Мурке отомстить.
Одному из урок в тёмном переулке
Дали приказание — убить!

Как-то в переулке увидал я Мурку,
Увидал я Мурку вдалеке.
Быстро подбегаю, за руку хватаю,
Говорю: «Пройдём наедине.

Вот что ты, зараза, убирайся сразу,
Убирайся сразу поскорей.
И забудь дорогу к нашему порогу,
К нашему шалману блатарей!

Помнишь, моя Mypкa,
Помнишь ли, голубка,
Как сама ходила воровать?
А теперь устала и лягавой стала,
Потихоньку начала сплавлять! (2)

Ты носила кольца, шёлковые платья,
Фетровые боты «на большой»,
А теперь ты носишь рваные калоши,
Но зато гуляешь с лягашом!»

Шёл я на малину, встретилися урки,
Вот один из урок говорит:
«Мы её убили — в кожаной тужурке
Там, за переулочком, лежит».

«Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Дорогая, здравствуй и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину,
А теперь-маслину получай!

Или тебе плохо было между нами?
Или не хватало барахла?
Что тебя заставило связаться с лягашами
И пойти работать в Губчека?

Вот теперь лежишь ты с закрытыми глазами,
Лягаши все плачут над тобой.
Ты уже не встанешь, шухер не поднимешь,
Крышкою закрыта гробовой.

Хоронили Мурку очень многолюдно:
Впереди лягавые все шли.
Красный гроб с цветами тихими шагами
Лягаши процессией несли.

Тишина ночная, только плач оркестра
Тишину ночную нарушал.
Красный гроб с цветами в могилу опускался
И навеки Мурку забирал. (3)

На кунцевском поле шухер был не страшен,
Но лягавый знал, когда прийти.
Сонных нас забрали, в «чёрный» (4) посадили,
И на «чёрном» всех нас увезли.

«Чёрный ворон» скачет, сердце словно плачет,
А в углу угрюмый мент сидит.
Улицы мелькают, фонари сверкают –
Что нас ожидает впереди?

На допросе в МУРе очень мент старался
Всем он нам по делу навязать.
Я и Сашка Куцый «дикан» (5) получили,
Остальные «драйки» (6) и по пять.

(1) Клиф, клифт – пиджак. Ср. с «Любкой», у которой «под лифом» был наган. Лиф превратился в клиф или наоборот – дело тёмное.

(2) Сплавлять – здесь: выдавать.

(3) Вадим Козин упоминает о питерском поэте-куплетисте Вадиме Кавецком, написавшем такие строки:

«Мурку хоронили пышно и богато,
На руках несли ее враги
И на гробе белом
Написали мелом:
«Спи, Муренок, спи котенок,
сладко спи!..»

Видимо, тот куплет можно считать прообразом позднего припева, растиражированного Михаилом Гулько:

«Мурка, ты мой Мурёночек,
Мурка, ты мой котёночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!»

Не исключено, что и фамилия Климова могла принадлежать реальной чекистке, погибшей от рук бандитов.

(4) «Чёрный ворон» - машина для перевозки арестантов.

(5) Дикан – десять. То есть десять лет лишения свободы.

(6) Драйка – здесь: три года лишения свободы.

* * *

МУРКА (ПОДЦЕНЗУРНАЯ)

Как-то было дело,
Выпить захотелось —
Я зашел в шикарный ресторан.
Вижу, возле бара
Там танцует пара —
Мурка и какой-то юный франт.

Я к ней подбегаю,
За руку хватаю (1)
«Мне с тобою надо говорить!»
А она смеётся,
Только к парню жмётся:
«Не о чем, — сказала, — говорить!»

«Мурка, в чём же дело,
Что ты не имела,
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты,
Шляпки и жакеты
Разве я тебе не покупал?

Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка,
И прощай!
Ты меня любила,
А теперь забыла —
И за это пулю получай!»

(1) См. московский вариант «Мурки», откуда взяты эти строки.

Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 46-58.

++++++++++++++++++++++++++

Владимир Бахтин

«МУРКИНА» ИСТОРИЯ

(«Нева», 1997, №4, стр. 229-232)

Блатная городская песня «Мурка» известна широко. И если пока оставить в стороне ее уголовное содержание, то по заслугам. У нее запоминающийся, очень выразительный, мужественный напев. И сюжет по-человечески значимый, с психологией, философией: любовь, двойная измена - и любимому, и товарищам, их справедливая месть. Она не лишена поэзии, у нее естественная, живая интонация, что далеко не всегда удается профессиональным авторам. Одно обращение к Мурке чего стоит: «Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая!» - открытая душа, сила! А как оно удивительно сочетается с заключительным: «Здравствуй, моя Мурка, и прощай…»

Словом, все бы хорошо, только эта песня - романтика «с другой стороны», со стороны бандитов, грабителей, воров, наших недругов. Мы их нередко милуем, они нас - никогда. Мирный гражданин, обыватель, не должен был бы даже знать «Мурку», как не знает он хитрых отмычек и всяких «фомок», хотя слышал о их существовании. Но ведь «Мурку» пели, и пели не только уголовники. Кто из лихости, из желания показать свою близость к уличной шпане. Кому-то она просто нравилась. А интеллигенты переживали ее необычность, экзотику, переживали эстетически, точнее - даже эстетски.

Я вырос на рабочей окраине Ленинграда, у завода «Большевик», и знаю «Мурку» с малых лет. Знал, как и все мои школьные и дворовые дружки. Все считали ее блатной, хулиганской. Но все равно пели.

Однако, оказывается, «Мурка» не всегда была такой.

По-видимому, первоначальный ее вариант - просто городской или, как его еще называют, жестокий романс (у него всегда трагическая концовка). Этот вариант я нашел в «Новом песеннике» В. В. Гадалина, изданном в Латвии еще до Отечественной войны.

* * *

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая!
Помнишь ли ты, Мурка, наш роман?
Как с тобой любили, время проводили
И совсем не знали про обман...

А потом случилось, счастье закатилось,
Мурка, моя верная жена,
Стала ты чужая и совсем другая,
Стала ты мне, Мурка, неверна.

Как-то, было «дело», выпить захотелось,
Я зашел в шикарный ресторан.
Вижу - в зале бара там танцует пара -
Мурка и какой-то юный франт.

Тяжело мне стало, вышел я из зала
И один по улицам бродил.
Для тебя я, Мурка, не ценней окурка,
А тебя я, Мурка, так любил!

У подъезда жду я, бешено ревнуя.
Вот она выходит не одна,
Весело смеется, к франту так и жмется -
Мурка, моя верная жена!

Я к ней подбегаю, за руку хватаю:
«Мне с тобою надо говорить.» (1)
Разве ты забыла, как меня любила,
Что решила франта подцепить?

Мурка, в чем же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Шляпки и жакетки, кольца и браслетки
Разве я тебе не покупал?

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты меня любила, а потом забыла
И за это пулю получай!

А вот «Мурка», которую пели в 20-30-е годы. Заметим: ВЧК (Всероссийская чрезвычайная комиссия, а следовательно, и губернская - Губчека) существовала с декабря 1917-го по 1922 год. Значит, песня идет с той еще поры! Эту «Мурку» мы восстановили недавно по памяти с моим одногодком и одноклассником Володей Щеголевым (который уже давно Владимир Алексеевич и дедушка). Малина - притон, зашухарить - выдать, маслина - пуля.

Технически наша «Мурка» гораздо слабее первой: там строго выдержана внутренняя рифмовка, а здесь и обычная рифма сильно хромает. Но сила искренности все побеждает, этих огрехов не замечаешь, их как бы нет.

* * *

Кто слыхал про банду а городе Одессе?
В ней водились урки, шулера,
Часто занимались темными делами,
И за ней следило Губчека.

Повстречал я Мурку на балу случайно,
Девушка сияла красотой,
Но была бандитка первого разряда
И вела на дело за собой.

Агента убили, мента извозили,
«Черный ворон» взяли под обстрел.
Но за это Маша продала малину,
И тогда надолго я засел.

В темном переулке повстречались урки,
И один из урок говорит:
- Мы ее поймали, в кожаной тужурке
Там, за переулочком, лежит.

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Разве тебе, Мурка, плохо было с нами,
Разве не хватало барахла?
Что тебя заставило связаться с легашами
И пойти работать в Губчека?

Раньше ты носила фетровые боты,
Фетровые боты на большой,
А теперь ты носишь рваные галоши,
Потому что муж легавый твой.

Вадим Сергеевич Шефнер, старый петербуржец, в начале 20-х годов жил в детдоме, - с ним я часто советуюсь по песенной части, - вспомнил кусочек:

...Я всегда на деле рулевой.
На твоей хавире темными ночами
Часто развлекались мы с тобой.

Куда вставить эти строки - неясно. Или это совсем другой вариант?

Владимир Васильевич Манилов ныне тоже петербуржец. Но довоенное его детство прошло в Москве. Только что, в 1997 году, он познакомил меня с московским вариантом «Мурки» (клифт - пиджак).

* * *

Тишина немая, только ветер воет...
В переулке собран был совет -
Это хулиганы, злые уркаганы,
Выбирали свой там комитет (в некоторых вариантах: выбирали свой авторитет).

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и умная была!
Даже злые урки все боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Шли мы раз на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в фартовый (вариант: портовый) ресторан.
Там она сидела с агентами МУРа,
А под клифтом был у ней наган.

Чтоб не завалиться, мы решили смыться,
А за это Мурке отомстить!
В темном переулке, в кожаной тужурке
Порешили Мурочку убить.

Разве тебе плохо жилось, сука, с нами,
Разве не хватало барахла?
Зачем же ты, подлюга, связалась с легашами
И пошла работать в Губчека?!

Раньше ты носила туфли из торгсина,
Шелковые платья на большой,
А теперь ты носишь рваные галоши -
Потому что стала не блатной.

Тишина немая, только ветер воет,
Мы нашли укромный уголок
И убили Мурку в кожаной тужурке...
Покатился красный гребешок.

Тоже сильно сказано. Покатившаяся гребенка - удивительный образ!

Есть еще близкий к московскому одесский вариант, который знают лучше всего, потому что его пел Леонид Утесов и позднее - исполнитель городских и блатных песен Аркадий Северный. Своеобразие его - лирический припев.

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась темными делами,
И за ней следило Губчека.

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки - и те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Темнота ночная, только ветер воет,
А в развале собрался совет -
Это хулиганы, злые уркаганы,
Собирали срочный комитет.

Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

Ведь пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалавым,
Чтобы за измену покарать?

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Мурка, в чем же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве ж я тебе не добывал?

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

Слышал, есть еще ростовская и днепропетровская «Мурки».

Сегодня «Мурку» исполняют многие профессиональные певцы. Недавно спел ее в передаче «В нашу гавань заходили корабли» сам Гарри Каспаров. У него одна строка точнее, чем в других вариантах «Даже злые урки остерегались Мурки...»

А вот наглядный пример нашего взрослого, далеко не всегда доброго воздействия на детей. Всё они слышат, всё ухватывают, перенимают и приспосабливают к своим представлениям. Познакомьтесь: «Мурка» из современного детского репертуара - ее записали студенты Петербургского университета в летнем лагере Политехнического университета в Зеленогорске в 1993 году от 12-летней Люды Ларионовой (напечатано в сборнике С. Адоньевой и Н. Герасимовой «Современная баллада и жестокий романс», 1996. Строфика приведена в соответствие с нашей).

Есть на свете банда, банда хулиганов,
Банда эта - просто мастера:
Днем они воруют, ночью убивают
И творят подобные дела.

В этой банде Мурка в кожаной тужурке -
Девушка сияет красотой.
С ними она пела, с ними танцевала
И вела повсюду за собой.

В один прекрасный вечер захотелось выпить.
Мы пошли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
Рядом с ней - какой-то капитан.

Чтоб не провалиться, мы решили смыться
И за это Мурке отомстить.
Самому блатному Вовке Казакову
Поручили Мурочку убить.

В темном переулке встретил Вовка Мурку.
- Здравствуй, дорогая, и прощай!
Ты меня любила, и теперь забыла,
И теперь за это получай!

С первого удара Мурочка упала.
Со второго - лопнул черепок.
С третьего удара косточки сломались,
И полил кровавый ручеек.

Мурку хоронили, все собаки выли,
Кошки отдавали рапорта.
И на белом гробе кровью написали:
«Спи, котенок, спи, Муренок, спи!»

Банду ту поймали и арестовали,
К Муркиной могиле подошли.
- Мы же не хотели, мы же не хотели...
Дорогая Мурочка, прости!

Чувствуете жестокую современность, неизвестную уголовникам довоенной поры?.. Отчасти дело спасает современная же ирония. Но всего текста ей не перебороть.

Вышла «Мурка» и на международную арену. Ее исполнял югославский певец Алеша Димитриевич. Его вариант (11 куплетов) очень отличается от других. Там, умирая, Мурка говорит: «Он (то есть стрелявший в нее. - Вл. Б.) прав». А затем тот, которому была поручена эта акция, вторым выстрелом убил себя. К сожалению, у Димитриевича текст сильно испорчен, во многих местах утратил ритм и рифму.

Записал «Мурку» и известный Борис Рубашкин. У него есть такой выразительный куплет:

Черный ворон карчет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит -
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.

В Одессе родилась некая пародия на «Мурку», где действуют Сарра и Рабинович. Пародия эта настолько бездарна, малограмотна, что ее и цитировать не хочется.

Запоминающаяся мелодия не могла остаться в пределах одной песни, одного приблизительно сюжета. Фольклор всегда охотно использует в новых произведениях однажды удачно найденные образы, строки, мотивы.

Нынешнее поколение вряд ли знает о челюскинской эпопее. Это был широко разрекламированный поход «Челюскина» Северным морским путем за одну навигацию. Однако в феврале 1934 года корабль был раздавлен льдами, а экипаж пришлось вывозить самолетами. Семь летчиков, участвовавших в спасательных операциях, стали первыми в стране Героями Советского Союза. Челюскинцев восторженно встречала Москва - сохранились документальные кинокадры. Но у городской несознательной массы были свои суждения на этот счет, как всегда расходившиеся с официальными. (Товарищ Сталин сказал: «Жить стало лучше, жить стало веселей», - народ тут же продолжил: «Шея стала тоньше, но зато длинней» и т. п.) Так, на мотив «Мурки» родилась очень известная в то время песня о челюскинцах. Привожу этот текст по памяти (чуть помог погодок, старый ленинградец - доктор филологии, почетный доктор Оксфордского университета Юрий Левин).

Здравствуй, Леваневский, здравствуй, Ляпидевский,
Здравствуй, лагерь Шмидта, и прощай!
Капитан Воронин судно проворонил,
А теперь червонцы получай!

Если бы не Мишка, Мишка Водопьянов,
Не видать бы вам родной Москвы!
Плавали б на льдине, как в своей малине,
По-медвежьи выли от тоски.

Вы теперь герои. Словно пчелы в рое,
Собрались в родимой стороне.
Деньги получили, в Крым все укатили,
А «Челюскин» плавает на дне.

Вспоминаю еще отдельные строки (возможно, это другой вариант, их было несколько):

...Денежки в кармане, рожа на экране -
Вот что экспедиция дала...

И на этот же мотив «Мурки» была сложена еще одна - хорошая, лирическая песня, которая называлась «Ленинградской» и которую тоже пел Утесов. Считается, что слова принадлежат В. Лебедеву-Кумачу. Но уж больно непрофессиональная, любительская рифмовка!

Солнце догорает, наступает вечер,
А кругом зеленая трава.
Вечер обещает радостную встречу,
Радостную встречу у окна.

Ласково и нежно запоет гитара,
А за ней тихохонько и я.
Вздрогнет занавеска, выглянет в окошко
Милая, хорошая моя.

Ночка пролетела, загорелась зорька,
Милую обнял я у окна.
Целоваться сладко, расставаться горько -
Ах, зачем так ночка коротка!

Вот так обычная городская песня стала блатной, а потом опять вернулась в приличное общество.

 (1) В книге выпала строка. Восстановлена по старой пластинке с вариантом «Мурки», очень близким к приведенному тексту, но он короче на три куплета. На пластинке указан автор текста - Ядов (это помог выяснить коллекционер В. Д. Гибович).

Юзер Мак-Гуру «mak-guru @ mail.mipt.ru» написал 30.4.2009 на гостевой сайта a-pesni:

«В 95 году отдыхал в Токмаке, на Украине, знакомый, ныне покойный родственник мужа сестры пел такую версию куплета про Мурку «после слов «А теперь маслину получай»«:

Стрельнул Рабинович
Стрельнул промахнулся
Тут решившись я поднял наган...»

Это неожиданно, так как в других собранных здесь вариантах классической «Мурки» Рабинович не упоминается - он герой не «Мурки», а «Сурки» - пародии на «Мурку».

++++++++++++++++++++++++++

Сборник - Мурка - Антология песни (2006)

Исполнитель: Разные
Составители: bolivar и Levoptimist
Альбом: Мурка - Антология песни
Стиль музыки: шансон, инструментал и другое
Формат: MP3
Качество: 128 kbps
Количество композиций: 63

1. Старый Патефон - Мурка (инструментал).mp3
2. Кузнецкий Илья - Мурка.mp3
3. Экс ББ - Мурка (пародия).mp3
4. Резник Шауль - Мурка (на иврите).mp3
5. Wiкzienne przeboje - Мурка (на польском).mp3
6. Magestic Band - Мурка (инструментал).mp3
7. Тhe Vivisectors - Мурка (инструментал).mp3
8. Slayers amv - Мурка.mp3
9. Распутина Маша - Мурка (с местами забываемым текстом).mp3
10. Неизвестный - Мурка (гитара).mp3
11. Грабежов Анатолий - Мурка.mp3
12. Бойко Андрей – Мурка (пародия).mp3
13. Татарча - Мурка (на татарском).mp3
14. DJ Kефир & Арсентьев Евгений - Mурка (ремикс).mp3
15. Гр. Ля-минор – Мурка.mp3
16. Сокольский Константин – Мурка.mp3
17. Фактор-2 - Мурка (рэп-пародия).mp3
18. Гулько Михаил – Мурка (вариант 1).mp3
19. Тишинская Таня – Мурка (реабилитация).mp3
20. Чинская Вика – Мурку давай!.mp3
21. Хачатурян Федо – Мурка.mp3
22. Рубашкин Борис – Мурка.mp3
23. Герман Игорь – Мурка.mp3
24. Гр. Эшелон – Мурка.mp3
25. Красная Книга – Мурка (пародия).mp3
26. Августинский Леонид – Мурка (вариант 1).mp3
27. Бр. Жемчужные – Мурка.mp3
28. Гр. Крематорий – Мурка (стёб).mp3
29. Гр. Архив ресторанной музыки – Мурка.mp3
30. Атаян Левон – Мурка.mp3
31. Шансон Блюз-бэнд + Борилов Виктор – Мурка (инструментал).mp3
32. Хор Турецкого – Мурка (почти оперная ария).mp3
33. Гр. Запретная зона – Мурка.mp3
34. Юрьевич Николай – Мурка (милицейский вариант).mp3
35. Black Rose - Мурка (инструментал).mp3
36. Гулько Михаил – Мурка (вариант 2).mp3
37. Серёга – Мурка (рэп).mp3
38. Unknown – Мурка (на английском).mp3
39. Каспаров Гарри – Мурка.mp3
40. Порт Сергей – Мурка (другой текст).mp3
41. Беляев Константин – Мурка (вариант 1).mp3
42. Худяков Пётр – Мурка.mp3
43. Thing Ployed – Мурка (пародия).mp3
44. Королёв Виктор – Мурка.mp3
45. Московский Иван – Мурка.mp3
46. Сорокин Владимир – Мурка.mp3
47. Трофим – Мурка.mp3
48. Black Djack + Гулько Михаил – Мурка.mp3
49. Свешников Евгений + анс. Черноморская чайка – Мурка.mp3
50. Ося из Солнцева – Мурка.mp3
51. Северный Аркадий + анс. Альбиносы – Мурка.mp3
52. Беринсон Алик – Еврейская Мурка.mp3
53. Гр. Американка (Волокитин Александр) – Еврейская Мурка.mp3
54. Утесов Леонид – Мурка.mp3
55. Беляев Константин – Мурка (вариант 2).mp3
56. Братья Жемчужные – Сурка (пародия).mp3
57. Куплетный Юрий – Мурка.mp3
58. Вьюжный Валерий – Мурка (пародия).mp3
59. Бернард – Мурка.mp3
60. Северный Аркадий у С.Ерусланова – Мурка.mp3
61. Одесский Веня – Мурка.mp3
62. Августинский Леонид – Мурка (вариант 2).mp3
63. Высоцкий Владимир - Мурка (Раз пошли на дело - я и Рабинович...).mp3

++++++++++++++++++++++++++

НЕСКОЛЬКО ШТРИХОВ О ТОМ, КАК РОДИЛАСЬ ОДЕССКАЯ МУРКА

Дополнение к «Муркина история»

Слов нет, осторожным надо быть, если пишешь что-либо «за Одессу». Одесситы народ просвещенный и дотошный. Они скандально будут спорить о том, что тринадцать или четырнадцать раз переименовывали их улицу, и сколько дней просидел в одесской тюрьме большевик номер два в миру Лева Троцкий. Что же касается песен — это святое, а святое руками не тронь! Тем более, опасно трогать такой феномен, как всем известная песня «Мурка». Тоже мне феномен, улыбнется «всегда правое» большинство. Да мы с детства…

Я тоже родом из детства… И хорошо помню, как услышал «Мурку» первый раз. Было это, как водится, на одесской свадьбе. Лет мне было немного.

На свадьбу меня тогда взяли в первый раз. И мне очень там не понравилось. Длинные тосты с неясными намеками, огромное количество съеденного и выпитого — это все было скучновато, но еще терпимо. Но совсем доканывало меня присутствие училки из нашей школы. Прямая и строгая она внушала мне ужас. Мне все казалось, что она узнает меня, укажет на меня пальцем и громко на весь стол скажет:

— А детям здесь не место!

Когда заиграла музыка — мелодия мне понравилась, но, услышав слова, я похолодел.

Прибыла в Одессу банда из Ростова,
В банде были урки-шулера.
Банда заправляла темными делами,
А за ней следили мусора.

Даже не понимая, что такое «мусора», я уже знал, что сейчас «училка» встанет, вырвет у певца микрофон и будет огромный скандал.

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и ловкая была;
Даже злые урки все боялись Мурки —
Воровскую жизнь она вела.

Училка встала. Я на всякий случай закрыл глаза. Когда я открыл их — училка уже лихо отплясывала с каким-то полупьяным парнем. Она раскраснелась и стала похожа на нормального живого человека. Потом в школе она опять стала злой и неприступной. А один раз на уроке тихонько плакала о чем-то своем. Но я-то знал, что есть песня, которая может ее расколдовать.

У каждого из Вас было свое свидание с «Муркой». И вариантов песни есть неисчислимое множество. Я сам записал их более двадцати и бросил. Ведь не статистику же я собираю, чтобы внести «Мурку» в Книгу рекордов Гиннесса? Первые строчки есть на любой вкус. Здесь и «Прибыла в Одессу банда из Ростова», и «Прибыла в Одессу банда из Амура», и «Кто не знает банду города Одессы», а есть и без упоминания города «Тишина немая, только ветер свищет». И множество других. Но и это еще не все. Если взять самый распространенный вариант: «Прибыла в Одессу банда из Амура», то и его можно толковать по-разному. Самое очевидное — это то, что в Одессу прибыла банда с Дальнего Востока. Хоть и далековато, но чего в жизни не бывает? Второй вариант предлагают обычно не одесситы, им почему-то кажется, что Амур — это какое-то старинное название бандитского района где-то рядом с Одессой. Тут, скорее всего, у них срабатывает аналогия с Сахалинчиком (был когда-то такой бандитский райончик покруче Молдаванки), а остальное дополняет буйная фантазия. Есть еще две интерпретации. Так как песня передавалась в основном устно, то первоначально банда могла приехать в Одессу из-за Муры.

То есть Мурка была инициатором приезда, что на слух звучит как «из Амура». Или в другом варианте «из-за МУРА». МУР — это Московский уголовный розыск, и, значит, банда была московская, а прибыла в Одессу, спасаясь от провала! Вот видите, вместо того, чтобы толком все объяснить, я еще больше все запутал.

Любой одессит знает, что писать надо так:

«В двадцатые годы в Одессе свирепствовал бандитизм. Чекистка Мария Климова (спортсменка, комсомолка) была внедрена в крупную банду. Благодаря нелепой случайности была раскрыта. Бандиты напали на нее у крыльца ресторана при гостинице «Северная» («Бристоль», «Лондонская» — ненужное вычеркнуть). По легенде, отраженной в песне «Мурка», Мария Климова была убита. Но, на самом деле, лишь тяжело ранена.

Она стала символом Одессы и раскрыла еще много громких дел. Расстреляна в 1937 году».

Все просто и понятно. Но в действительности все значительно интереснее и сложнее. Рождение песни — это всегда загадка, тем более в голодные годы гражданской войны. «Когда грохочут пушки — музы молчат». Это все верно для любого другого города, кроме Одессы.

Первоначально и Марии Климовой никакой не было. А была Любка. Да, да, именно в начале 20-х годов, когда появилась песня, это была песня о Любке. Об этом пишет Константин Паустовский в книге «Время больших ожиданий». Любка даже и бандиткой не была, и убили ее, в общем-то, на бытовой почве — из-за любви. Затем Любка стала бандиткой — Машкой.

И лишь потом превратилась в чекистку Марию (Марусю) Климову. Вот такая странная метаморфоза. Хотя с точки зрения развития и углубления сюжета все верно. От любовной драмы к драме общественной — противостоянию бандитов и органов правопорядка. Как в блатной поговорке тех лет: «Урки и мурки играют в жмурки». Мурками в те годы бандиты назвали работников МУРа. Изменения, которые каждый исполнитель вносил от себя, сделавшие песню на самом деле народной, и привели к смешению примет разных времен. Тут и Одесса, и сотрудники МУРа. Что делать в Одессе московской уголовке? Тут и Губчека, существовавшее до 1919 года, и «Торгсин», появившийся лишь в тридцатые годы. Одно можно сказать точно: песня эта появилась в Одессе в начале 20-х годов.

Автором ее слов, скорее всего, был Яков Ядов — легендарная личность. Он писал стихи, эпиграммы, куплеты, сотрудничал с Паустовским в газете «Моряк».

Евгений Гершуни в книге «Рассказываю об эстраде» пишет: «Если бы Яков Петрович Ядов обладал большей культурой и писал бы свои произведения не со скоростью, доступной неразлучной с ним пишущей машинки, вероятно, до нас дошло бы кое-что из его наследия».

Впрочем, он совершенно был лишен авторского самолюбия. Если артисту не нравилось что-то, Ядов немедленно рвал только что написанное, садился за машинку и через несколько минут создавал новое «произведение». Так он мог переписывать помногу раз. Переделывать не любил, легче было написать снова. Вероятно, эта легкость сочинительства и помешала Ядову стать более заметным литератором.

За одну ночь, например, он написал для куплетиста Г. Красавина песенку «Бублики», которую буквально на следующий день распевала вся Одесса:

И в ночь ненастную
Меня, несчастную,
Торговку частную,
Ты пожалей...
Купите бублики
Для всей республики,
Гоните рублики
Вы поскорей…

О том, что Ядов — автор «Мурки», есть только косвенные свидетельства. Некоторые коллекционеры якобы держали в руках грампластинку, где напротив песни «Мурка» стояло — автор Я. Ядов. Другие просто об этом слышали. Еще есть запись песни с предысторией известных событий. В ней говорится о том, как Мурка жила на Амуре, а ее дружок «черноморец коренной» уговорил ехать с ним в Одессу. Там есть такие слова:

Вздрогнула Одесса,
закрутилась пьеса,
И гастроль я с Муркой учинил
Дьявол из-под пресса —
дочка ты у беса,
Ядов даже песню сочинил:
Прибыла в Одессу банда из Амура…

Ядов свое авторство особо не афишировал. На это у него были веские причины. Во-первых, песня быстро видоизменяется, дополняется новыми словами и целыми куплетами, разительно отличаясь от первоначального варианта. Во-вторых, сам Ядов совсем не дорожил авторством песен и даже стеснялся его. Константин Паустовский пишет: «Однажды я неожиданно встретил на батумском приморском бульваре Ядова. Он сидел один, сгорбившись, надвинув на глаза старую соломенную шляпу, и что-то чертил тростью на песке. Я подошел к нему. Мы обрадовались друг другу и вместе пошли пообедать в ресторан «Мирамаре»...

На эстраде оркестр играл попурри из разных опереток, потом заиграл знаменитую песенку Ядова:

Купите бублики
Для всей республики,
Гоните рублики,
Вы поскорей...».

Паустовский сказал оркестрантам, что в зале присутствует автор песни. Все начали хлопать и пить за здоровье Ядова, но он сильно смутился и они быстро ушли. После этого у них состоялся многозначительный разговор. Это своего рода исповедь Ядова. «Если говорить всерьез, так я посетил сей мир совсем не для того, чтобы зубоскалить, особенно в стихах. По своему складу я лирик. Да вот не вышло. Вышел хохмач. Никто меня не учил, что во всех случаях надо бешено сопротивляться жизни. Наоборот, мне внушали с самого детства, что следует гнуть перед ней спину. А теперь поздно. Теперь лирика течет мимо меня, как река в половодье, и я могу только любить ее и завистливо любоваться ею издали. Но написать по-настоящему не могу ничего. Легкие мотивчики играют в голове на ксилофоне...»

— Грех вам так говорить, — сказал Паустовский. Он был искренне огорчен словами Ядова. Но тот продолжал: «Милый мой, это все давно уже обдумано и передумано. Я не отчаиваюсь. Я раздарил свой талант жадным и нахальным торгашам-антрепренерам и издателям газет. Мне бы дожить без потерь до сегодняшнего дня, я, может быть, написал бы вторую «Марсельезу».

Вот так, знай одесситов. На меньшее, чем быть автором национального гимна Яков Ядов не соглашается.

Третья причина того, что он скрывал авторство и, наверное, самая главная — политическая. Ядова в тридцатые годы так и не приняли в профсоюз литработников. И когда поэт заболел, ни в одну московскую больницу он лечь не смог. Об этом и других унижениях он пишет в просьбе на имя Вышинского. Наверное, думал, что тот как земляк отнесется к его просьбе о помощи сочувственно. Как бы не так! Палач, исполнитель самых кровавых заказов Сталина, Вышинский был глух к просьбам. Время было суровое. И чем меньше знали «вершители судеб» о том, кто написал «Мурку», тем больше шансов у автора было дожить до старости.

Не резон было и Оскару Строку сознаваться, что под его музыку исполняют «Мурку». В чопорной Риге, куда он эмигрировал в 1923 году, это было неприлично. Еще бы, автор знаменитых танго, заполучить которые хотят самые известные фирмы грамзаписи, и вдруг куплеты сомнительного содержания. Как известно, в 1928 году О. Строк сочинил танго «Ах, эти черные глаза», которое мгновенно облетело весь мир, и композитора стали называть «королем танго». Первая запись знаменитого танго «Ах, эти черные глаза» была сделана в Берлине в конце 20-х годов оркестром Марека Вебера, в исполнении которого весь мир знает «Рио-Риту». К тому времени уже стало забываться, что само танго, выйдя из аргентинских портовых кабаков, долго было под запретом. Николай II, кайзер Вильгельм и Папа Римский в запрете на танго были единодушны. Потом все-таки выяснилось, что не танец был виной крушения империй, и отношение к нему изменилось. Но свободолюбивая, дерзкая природа танго как нельзя более подходит песне о Мурке. Это настоящее «криминальное танго». Неожиданный и волнующий эффект, который никого не оставит равнодушным. Чтобы быть счастливым, иногда надо сбежать от действительности и почувствовать себя порочным. Все переплетено здесь — смешное и трагическое, просветленное и угнетенное. Любовь, юмор и неистребимое обаяние дурного вкуса... И чем больше система давила на нас, тем охотнее «освобожденный пролетариат» справлял свои нехитрые торжества под аккомпанемент одесских песен. Первенство «Мурки» среди которых — несомненно.

Во время войны под «Мурку» шли в бой штрафные батальоны. А о том, какой популярностью пользовалась она в исполнении Утесова, знает каждый…. Ну, во всяком случае, знает каждый одессит. А вот о том, что «Мурка» принесла первый коммерческий успех Алле Борисовне, знают далеко не все. Было это давно, когда ей было четырнадцать. И никто не думал, что будет она знаменитой. Сверстники называли ее «рыжая Алла» и относились к ней снисходительно, так как даже летом на даче она по шесть часов занималась музыкой. А в четырнадцать лет снисхождение и презрение — это почти синонимы. Звёздный час для «рыжей Аллы» наступал, когда приходил прогулочный пароход. Она убегала с дачи, где жила под присмотром бабушки и товарищами проникала в музыкальный салон парохода. Там стоял старенький рояль, на котором она играла и пела. Потом пускали шляпу по кругу, набиралось от трех до пяти рублей. Вполне приличные деньги, чтобы вся компания подростков могла сходить в кино. Авторитет «рыжей Аллы» среди сверстников стремительно рос.

Самой популярной была «кошачья тема» — «Черный кот» и «Мурка».

Но это что… Мой знакомый одессит уже полжизни живет в Нью-Йорке. Работает каким-то советником при ООН. Пришлось ему инспектировать муниципальную школу. Приходит он в класс. На задней парте мальчишка сидит с большой бутылкой «Пепси» и апельсинами. Непорядок. Учительница испуганно захлопала глазами и попросила его не вмешиваться.

— Почему?

— Это пуэрториканец.

Оказывается, дядя этого мальца пообещал учительнице, что если кто племянничка обидит, то он лично бритвой пройдется учительнице по лицу. И учительница восприняла эти угрозы всерьез. «Пепси» и апельсины она покупает ученику сама. Чтоб не мешал.

— Если он не жует, ему скучно, и он поет, — пояснила учительница.

— Пусть споет.

В песне, которую малолетний «мафиози» замурлыкал на английском, мой приятель с удивлением узнал знакомую мелодию.

— Ты хоть знаешь, чья это песня, — спросил он.

— Обычная, американская, — ответил малец.

Когда товарищ был уже во дворе, он услышал позади себя топот ног.

— Эй, мистер! Я вспомнил. Американцы не смогли бы такую песню написать. Это пуэрториканская песня!

Ну, пуэрториканская, значит пуэрториканская. Вот такая история.

Кроме английского, существует еще и вариант песни на немецком языке.

А Марусю Климову я все же после долгих поисков нашел. Такой псевдоним носит писательница из России. В газете «Советская культура», когда она так подписалась, ее наотрез отказались печатать. Потом несколько крупных произведений ей удалось опубликовать. В романе «Домик в Буа-Коломб» есть такие слова:

- «И только сейчас он понял, что когда они победят, гимном России будет «Мурка». Он даже на мгновение представил, как футболисты сборной России перед началом матча со сборной мира застыли на поле под звуки этой песни, а на флагштоке вверх взмыло знамя с изображением Марусиного лица».

Значит, Якову все же удалось написать гимн. Всеми любимый и гениальный. Но он этого так и не узнал.

Подробнее на САЙТЕ.

* * *

26 ВАРИАНТ ОДНОЙ ПЕСНИ

1.

Знаете ль вы Мурку,
Мурку дорогую?
Помнишь ли ты, Мурка, наш роман?
Как с тобой любили,
Время проводили,
И совсем не знали про обман.

Как-то было дело,
Выпить захотел я
И зашел в шикарный ресторан.
Вижу – в зале бара,
Там танцует пара:
Мурка и какой-то юный франт!

Я к ней подбегаю,
За руку хватаю:
«Мне с тобою надо говорить!»
А она смеется,
Только к парню жмется,
«Нечего, - сказала, - говорить»…

Мурка, в чем же дело?
Что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Шляпки и жакеты,
Кольца и браслеты,
Разве я тебе не покупал?

Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай…
Ты меня любила,
А теперь забыла,
И за это пулю получай!


2. Мурка – Маруся Климова

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась темными делами,
И за ней следила Губчека.

Мурка, ты мой Муреночек!
Мурка, ты мой котеночек!
Мурка - Маруся Климова,
Прости любимого!

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки и те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Вот пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших попадать.
Как узнать скорее - кто же стал шалявым,
Чтобы за измену покарать.

Кто чего узнает, кто чего услышит,
Нам тогда не следует зевать:
Нож пускай подшпилит, пистолет поставит,
Пистолет поставит - пусть лежат!

Эх, Мурка, ты мой Муреночек!
Мурка, ты мой котеночек!
Мурка - Маруся Климова,
Прости любимого!

Как-то шли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Слушай, в чем же дело? Что ты не имела,
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве я тебе не добывал?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка и прощай!
А ты зашухарила всю нашу малину
И за это пулю получай!

Эх, Мурка, ты мой Муреночек!
Мурка, ты мой котеночек!
Эх Мурка - Маруся Климова,
Прости любимого!


3. Мурка

Кто не знает банду города Одессы,
Там живут бандиты шулера.
Днем они воруют, ночью убивают,
А следят за ними с ГубЧК.

Ночью было тихо, только ветер свищел,
А в малине собрался совет,
Все они бандиты, воры, хулиганы
Выбирают свой авторитет.

Речь держала баба - звали ее Мурка,
Девица сияла красотой...
Воры ее знали, воры ей гордились
Она вела всю шайку за собой.

Раз пошли на дело, выпить захотелось
Мы зашли в шикарный ресторан
Там она сидела с агентом из УР'а,
А у ней под курткой был наган.

Чтоб не шуxариться мы решили смыться
А за это Мурке отомстить…
Одному из урок в кожаной тужурке
Мы сказали - слушай, Юрка, Мурку надо бить.

Юрка в ресторане в лоск напился пьяным
И начал Мурку в переулке брать.
Одному из урок в кожаной тужурке
Поручил он Мурку догонять.

«Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, Мура-Мурочка моя!
Аль тебе жилося плохо между нами
Или не хватало барахла?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, дорогая, и прощай.
Ты ж зашуxарила нашу всю малину,
И за это, падла, финку получай!»

Вынул Юрка финку, зверски улыбнулся,
Засверкали карие глаза.
И вонзил он финку прямо в сердце Мурки....
Мурочка, не встанешь никогда!

Вот лежишь ты, Мурка, на краю дороги,
Гробовая крышка над тобой...
Больше ты не встанешь, шуxер не подымешь,
И лягавый плачет над тобой.


4. Мурка

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась черными делами,
И за ней следила Губчека.

В банде была баба, звали ее Мурка,
Сильная и ловкая была.
Даже злые урки - все боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Дни сменяли ночи темного кошмара,
Много стало с банды залетать.
Ну как узнать скорее - кто же стал легавым,
Чтобы за измену покарать?

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в фартовый ресторан.
Вижу в зале бара - там танцует пара:
Мурка и какой-то юный франт.

Я к ней подбегаю, за руку хватаю,
Но она не хочет говорить,
И тогда малина Кольке-уркагану
Приказала Мурку погубить.

Мурка, в чем же дело? Что ты не имела?
Разве не хватало барахла?
Ну что тебя заставило спутаться с легавыми
И пойти работать в Губчека?

В темном переулке встретил Колька Мурку:
«Здравствуй, моя Мурка, и прощай,
Ты зашухарила нашу всю малину
И за это пулю получай!»

Вдруг раздался выстрел, Мурка зашаталась,
И на землю рухнула она.
Больше она не встанет, шухер не поднимет,
И о том узнают в Губчека!

Черный ворон крячет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и болит...
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит...


5. Мурка

Кто не знает банду города Одесса?
Там живут бандиты, шулера.
Днем они воруют, ночью убивают,
А за ними следят шухера.

Ночью было тихо, только ветер, свист.
А в малине собрался совет.
Все они бандиты, воры, хулиганы -
Выбирают свой авторитет.

Речь держала баба, звали ее Муркой,
Она красавица была.
Воры ее знали, воры ей гордились,
Правила всю шайку за собой.

Раз пошли на дело, выпить захотелось -
Мы зашли в фартовый ресторан.
Там сидела Мурка с агентом легавым,
А у него на куртке был наган.

Чтоб не шухариться - мы решили смыться,
А за это Мурке отомстить.
Одному из наших после да разговора
Дали ему задание ее убить.

Алеша в ресторане в злость напился пьяный,
Вышел заданье исполнять.
В <душном?> переулке он увидел Муру
И начал ее тихонько догонять.

«Здравствуй, моя Мура, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурочка моя!
Аль тебе жилося плохо да между нами
Или тебе не хватало барахла?

Раньше ты носила кольца и браслеты,
Одевала шелк и шиншилля,
А теперь ты ходишь в оборванных галошах
И черная тужурка на тебе.

Здравствуй, моя Мура, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мура, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
Так за это маслину получай!»

Выстрел раздался, легавые прибежали -
Мура окровавлена лежит.
Ее приподняли, ее спросили,
Она им сказала, что он прав.

В темном переулке второй выстрел раздался,
Крик, в квартале шум большой...
Менты прибежали, его сразу узнали -
Алеша с своим шпайером лежит.


6. Мурка

Прибыла в Одессу банда из Ростова,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась темными делами,
Атаманом Мурочка была.

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в прибрежный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Чтоб не шухариться - мы решили скрыться,
Но за это Мурке отомстить.
Поручили дело Косте-хулигану -
Молодую Мурочку убить.

Костя встретил Мурку в темном переулке:
«Здравствуй, мой Муренок, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину
И теперь за это получай!»


7. Мурка

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь «маслину» получай.

И лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса.
Ты теперь не встанешь, шухер не поднимешь
И не будешь капать никогда.

Разве тебе, Мурка, плохо было с нами?
Разве не хватало барахла?
Что тебя заставило связаться с легашами
И пойти работать в Губчека?

Раньше ты носила туфли из Торгсина,
Лаковые туфли «на большой»,
А теперь ты носишь рваные калоши,
И мильтон хиляет за тобой.

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
И теперь за это получай!

Этот вариант можно более-менее датировать, так как система Торгсина («Специальная контора по торговле с иностранцами») действовала в 1931-35 гг. В магазинах Торгсина товары продавались без карточек за золото и валюту всем желающим (не только иностранцам, как можно подумать из названия). Кроме обычных товаров, в том числе продуктов питания, там можно было купить «роскошь»: модную одежду и обувь, духи, грампластинки с иностранной и модной отечественной музыкой - например, Утесовым, - которые в других магазинах не продавались.


Этот же вариант (с искажениями) - в альбоме колонистов Можайской воспитательно-трудовой колонии, 1998, опубл.: Ефимова Е. С. Современная тюрьма: Быт, традиции и фольклор. М.: ОГИ, 2004:


Мурка

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай

И лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса
Ты не встанешь,
Шухер не понимешь
И не бдешь капать никогда

Разве тебе, Мурка, плохо было с нами?
Разве нехватало барахла?
Что тебя заставило связаться с легашами
И пойти работать в Губчека?

Раньше ты носила туфли из Торгсина,
Лаковые туфли на большой
А теперь ты носишь рваные колоши,
И мильтон хиляет за тобой

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину
И теперь за это получай


8. Мурка

Ночью было тихо, только ветер свищел,
А в малине собрался совет,
Все они бандиты, воры, хулиганы,
Выбирают свой авторитет.

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Девица сияла красотой,
Воры ее знали, воры ей гордились,
Она вела всю шайку за собой.

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там она сидела с агентом из МУРа,
У нее под курткой был наган.

Чтоб не шухариться, мы решили смыться,
Но за это Мурке отомстить.
Одному из урок в кожаной тужурке
Мы сказали: «Слушай, Юра! Мурку надо бить!»

Юрка в ресторане - взял напился пьяным.
Начал Мурку в переулке брать.
Одному из МУРа в кожаном тужурке
Поручил он Мурку догонять.

«Ну, здравствуй, моя Мурка, ну, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурка, и прощай...
Ты зашухарила нашу всю малину
И за это, падла, пулю получай!»

Вынул Сашка финку, зверски улыбнулся,
Заблистали карие глаза...
И вонзил он финку прямо в сердце Мурки...
Мурочка, не встанешь никогда!

Ну что лежишь ты, Мурка, на краю дороги?
Гробовая крышка над тобой...
Больше ты не встанешь, шухер не подымешь,
И легавый плачет над тобой.


9. Мурка

Тишина немая, только ветер свищет,
На развале собрался совет:
Это хулиганы, бывшие урканы,
Выбирали новый комитет.

Речь держала тына, звали ее Муркой,
Хитрая и ловкая была,
Все ее боялись, даже злые урки,
Воровскую жизнь она вела.

Урки ее знали, урки ей гордились,
С нами она ела и пила,
С нами воровала, с нами и гуляла,
И для нас была она своя.

Как-то темной ночью Мурка изменила,
Стала она тут уже форсить
И зашухерила всю малину нашу,
Стала с легашом она ходить.

Шел раз парень Лешка, выпивши немножко,
И заметил Мурку вдалеке,
Быстро подбегает, под руку хватает,
Говорит: «Хочу наедине».

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила всю малину нашу
А теперь расплату получай!

Разве тебе, Мурка, жилось плохо с нами,
Не хватало форсу или барахла?
Что тебя заставило связаться с легашами
И пойти работать в губчека?

Ты у нас носила фетровые боты,
Красненькие туфли на большом.
А теперь ты носишь рваные спортивки,
Но зато гуляешь с легашом.

В темном переулке крик раздался гулкий,
Нож сверкнул при свете фонаря,
Волосы взметнулись, и она упала,
Только тихо шепчет про себя:

«Разве в самом деле жилось плохо с вами,
Не хватало форсу или барахла?
Что меня заставило связаться с легашами
И пойти работать в губчека?»

А теперь я, Мурка, склонюсь над тобою
И былые вспомню времена,
Как когда-то вместе с тобою воровали,
А теперь убили мы тебя.


10. Мурка

Как-то в закоулке, в тёмном переулке,
Двое уркаганов и блатной
Расстреляли Мурку в кожаной тужурке
За измену жизни воровской.

Но она хитрила и всегда носила
Под тужуркой броневой жилет.
Потому и пуля Мурку не убила,
Только продырявила корсет.

Тут менты на славу провели облаву
И не попали в этот день домой
Те, кто не добили рыжую шалаву -
Двое уркаганов и блатной.

Мурку все спасают, раны зашивают,
Прописали Мурочке покой.
А на тюремных ранах вместе отдыхают
Двое уркаганов и блатной.

Вот и три недели быстро пролетели
И получен боевой приказ,
Чтобы поскорее все бандиты сели,
Надо поработать ещё раз.

Что поймают банду - ждут Париж и Канны,
Лучшей им награды не сыскать!
Ведь и за границей есть свои братаны,
Их на бабу легче будет брать.

Но менты не знали, что из тюрьмы бежали
Этой ночью, обманув конвой,
Подпилив запоры из замков и стали,
Двое уркаганов и блатной.

Долго их искали, в розыск объявляли,
А они на хазе воровской
Как-то раз случайно Мурку увидали
На экране в шубе дорогой.

Жизнь моя - рулетка, ты попалась, детка,
И тебе остался малый срок.
Хоть ты и стреляешь из нагана метко,
Но быстрее мы нажмём курок.

К бару ресторана, где кругом охрана,
Подошли походкою крутой,
Молча расстреляли Мурку из нагана
Двое уркаганов и блатной.

Мурка закачалась, но сидеть осталась,
Было ей не так уж много лет...
Но чтобы жизнь блатная быстро не кончалась -
Надевайте броневой жилет!
Но чтобы жизнь блатная быстро не кончалась -
Надевайте броневой жилет!


11. Мурка

Тишина ночная,
Спит везде живая.
На малину собрался совет.
Это хулиганы,
Злые уркаганы,
Выбирали новый комитет.

Речь держала урка —
Звали ее Мурка.
Хитрая и ловкая была.
Даже злые урки
И те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Цели намечала,
Планы составляла,
Как московским уркам промышлять.
Нравилися Мурке
Все делишки эти.
Нравилося Мурке воровать.

Но однажды ночью
Мурка из малины
Спрыгнула без шухера одна.
К легашам проклятым
Мурка прибежала,
Воровские планы предала.

— Ой, сыны Советов,
Братья комиссары,
Не хочу с урканами я жить.
Надоели эти
Разные малины,
Я хочу секреты вам открыть.

Шли мы раз на дело,
Выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка,
В кожаной тужурке,
Под тужуркой виден был наган.

Чтоб не шухериться,
Мы решили смыться,
А за это Мурке отомстить.
Одному из урок
В темном переулке
Дали приказание — убить.

Как-то в переулке
Увидал я Мурку,
Увидал я Мурку вдалеке.
Быстро подбегаю,
Под руку хватаю,
Говорю: «Пройдем наедине».

— Помнишь, Моя Мурка,
Помнишь ли, голубка,
Как сама ходила воровать?
А теперь устала
И легавой стала,
Потихоньку начала сплавлять.

Раньше ты носила
Платье из «Торгсина»,
Туфли на высоком каблуке.
А теперь ты носишь
Рваные галоши,
Но зато гуляешь с легашом.

Вор в законе Сашка
Резко вскинул финку,
Засверкали карие глаза.
И вонзил он финку
Прямо в сердце Мурки —
Мурочка не встанет никогда.

— Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая,
Здравствуй, дорогая, и прощай!
Ты зашухерила
Всю нашу малину,
А теперь за это получай!

Разве тебе плохо
Было между нами?
Не хватало тряпок, барахла?
Кто тебя заставил
Шляться с легашами
И пойти работать в Губчека?

Хоронили Мурку
Очень многолюдно:
Впереди легавые все шли.
Красный гроб с цветами
Тихими шагами
Легаши процессией несли.

На Кунцовском поле
Шухер был не страшен.
Но легавый знал, когда прийти,
Сонных нас забрали,
В «черный» посадили,
И на «черном» всех нас увезли.

«Черный ворон» скачет,
Сердце словно плачет.
А в углу угрюмый мент сидит.
Улицы мелькают,
Фонари сверкают,
Что нас ожидает впереди?

На допросе в МУРе
Очень мент старался
Всем он нам по делу навязать, —
Я и Сашка Куцый
«Дикон» получили,
Остальные «драйки» и по пять.


12. Мурка

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Сильная и ловкая была,
Даже злые урки все боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Раз пошли по делу, выпить захотелось,
И зашли в ближайший ресторан.
Там она сидела с легавыми на пару,
А в руках у ней блестел наган.

Мы решили смыться, чтоб не зашухриться,
А потом решили отомстить.
В темном переулке встретились две урки,
Одному из них должна быть смерть.

- Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, дорогая, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Черный ворон карчет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит.
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.

Последние две строки повторяются


13. Мурка

С ними была баба, звали ее Мурка,
Ловкая и смелая была.
Даже злые урки остерегались Мурки,
Ах, воровская жизнь ее влекла.

Раньше ты носила шелковые платья,
Лаковые туфли на большом,
А теперь ты ходишь в порванных спортсменках,
И чулок нет пары ни одной…

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, дорогая, и прощай!
Ты зашухарила нашу всю малину
И перо за это получай...

Две последние строки повторяются


14. Мурка

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда заправляла темными делами,
И за ней следила Губчека.

Речь держала баба, звали ее Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки — и те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Темнота ночная, только ветер воет,
А в развале собрался совет –
Это хулиганы, злые уркаганы
Собирали срочный комитет.

Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

Ведь пошли провалы, начались облавы,
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалавым,
Чтобы за измену покарать?

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.

Мурка, в чем же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве ж я тебе не добывал?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину,
А теперь маслину получай!

Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!


15. Мурка

Прибыла в Одессу банда из Ростова,
В банде хулиганы, шулера.
Банда занималась черными делами,
Мурка атаманом там была.

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Зашли они в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
Рядом с нею мусор-капитан.

Чтоб не завалиться, они решили смыться,
А за это Мурке отомстить.
Поручили Ваньке, Ваньке-оборваньке
Мурочку-красотку застрелить.

Ванька встретил Мурку в темном переулке:
Говорит: «Такие вот дела!
Здравствуй, моя Мура, здравствуй, дорогая,
Отчего к легавым ты ушла?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурка и прощай!
Ты зашухерила всю нашу малину
И теперь маслину получай.

Две последние строки повторяются


16. Мурка

Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась темными делами,
И за ней следила ГубЧК.
Светит в небе месяц, тихо спит малина,
А в малине собрался совет:
Это уркаганы, злые хулиганы
Собирали срочный комитет.
Речь держала баба, звали её Мурка.
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки - и те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Припев:

Эх, Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого.

Но пошли провалы. Начались облавы.
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалявым,
Чтобы за измену покарать?
Как чего узнаем, как чего услышим,
Как чего пронюхаем о нем –
В темном переулке перышком попишем
Или дуру вынем и шмальнем!
Но однажды ночью Мурка из малины
Спрыгнула без шухера одна.
К легашам проклятым Мурка прибежала,
Воровские планы передала.

Как-то шли на дело. Выпить захотелось.
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган:
«Ой, сыны Советов, братья-комиссары,
Не хочу с урканами я жить!
Надоели эти разные малины,
Я хочу секреты вам открыть».
Мы решили смыться и не шухериться,
Но позорной Мурке отомстить:
В темном переулке, где гуляют урки,
Мы решили Мурку завалить.

Слушай, в чем же дело? Что ты не имела?
Разве ж я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве ж я тебе не добывал?
Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая.
Здравствуй, моя Мурка, и прощай.
Ты зашухерила всю нашу малину
И за это пулю получай!
Черный ворон грачет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит:
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.

Вот лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь облака;
Что ж тебя заставило снюхаться с легавыми
И пойти работать в ГубЧК?
Вот теперь лежишь ты с закрытыми глазами,
Легаши все плачут над тобой.
Ты уже не встанешь, шухер не поднимешь,
Крышкою закрыта гробовой.
Хоронили Мурку очень многолюдно:
Впереди лягавые все шли.
Красный гроб с цветами тихими шагами
Легаши процессией несли.

Тишина ночная, только плач оркестра
Тишину ночную нарушал.
Красный гроб с цветами в могилу опускался
И навеки Мурку забирал.
На Кунцевском поле шухер был не страшен,
Но легавый знал, когда прийти.
Сонных нас забрали, в «черный» посадили
И на «черном» всех нас увезли.
«Черный ворон» скачет, сердце словно плачет,
А в углу угрюмый мент сидит.
Улицы мелькают, фонари сверкают –
Что нас ожидает впереди?


17.

1. Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая!
Помнишь ли ты, Мурка, наш роман?
Как с тобой любили, время проводили
И совсем не знали про обман.

2. А потом случилось — счастье закатилось,
Мурка, моя верная жена...
Стала ты чужая и совсем другая,
Стала ты мне, Мурка, неверна...

3. Как-то было дело — выпить захотелось,
Я зашел в шикарный ресторан,
Вижу: в зале бара там танцует пара —
Мурка и какой-то юный франт.

4. Тяжело мне стало, вышел я из зала
И один по улице бродил.
Для тебя я, Мурка, не ценней окурка,
А тебя я, Мурка, так любил.

5. У подъезда жду я, бешено ревнуя.
Вот она выходит не одна,
Весело смеется, к франту так и жмется,
Мурка, моя верная жена.

6. Я к ней подбегаю, за руку хватаю:
— Мне с тобою надо говорить...
Разве ты забыла, как меня любила,
Что решила франта подцепить?

7. Мурка, в чем же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Шляпки и жакеты, кольца и браслеты
Разве я тебе не покупал.

8. Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты меня любила, а потом забыла
И за это пулю получай.

Слова и музыка – не позднее 1932 года.
Данный текст и мелодия – с нот, изданных под редакцией О. Д. Строка.


Это тот самый вариант из «Нового песенника» В. В. Гадалина, изданного в Латвии между двумя мировыми войнами, текст которого приводит Владимир Бахтин в статье «Муркина история» («Нева», 1997, №4, стр. 229-232; см. выше).


18. Здравствуй, моя Мурка

Тишина в Одессе, только ветер свищет,
А у моря созван был совет –
Это воры были, жулики ночные
Выбирали свой авторитет.

Речь держала Мурка, звали ее уркой,
Девушка сияла красотой,
Даже злые урки все боялись Мурки –
Воровскую жизнь она вела.

Мурка воровала, агентов не знала,
Нравилося Мурке воровать.
Что-то вдруг случилось, с агентом сдружилась,
Стала потихоньку выдавать.

Раз пошли на дело, выпить захотелось,
Мы зашли в портовый ресторан.
Там сидела Мурка с агентом на пару,
Из-под куртки виден был наган.

Чтобы не спалиться, мы решили смыться,
А за это Мурке отомстить.
Дело поручили Косте-атаману,
Он пообещал ее пришить.

Костя наш напился чуть не до отвала
И пошел заданье выполнять.
Он заметил Мурку в темном переулке,
Стал ее поспешно догонять.

- Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу «малину»,
И за это пулю получай!

Глухо грянул выстрел. Мурка покачнулась
И упала прямо на песок.
Так она лежала, звук не подавала,
По виску струился ручеек.


19. Мурка

Как-то шел на дело,
Выпить захотел я
И зашел в знакомый ресторан, -
Там сидела Мурка
В кожаной тужурке
И еще какой-то рыжий франт.

Я к ней подбегаю,
За руку хватаю:
- Надо нам с тобой поговорить!
А она смеется, только к парню жмется:
- Нечего, - сказала, - говорить.

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу «малину»,
А теперь вот финку получай!

И лежишь ты, Мурка,
В кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса.
Ты теперь не встанешь,
Шухер не поднимешь
И не будешь капать никогда.

Разве тебе, Мурка, плохо было с нами?
Разве не хватало барахла?
Что тебя заставило связаться с лягашами
И пойти работать в Губчека?

Раньше ты носила туфли из Торгсина,
Лаковые туфли «на большой»,
А теперь ты носишь рваные калоши,
И Мильтон целуется с тобой.

Здравствуй, моя Мурка, Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу «малину»
И теперь «маслину» получай…


20. Мурка

Прибыла в Одессу
Банда из Ростова,
Банда хулиганов и воров.
Занималась банда черными делами,
Атаманом Мурка была.

Раз пошли на дело,
Выпить захотели —
И зашли в какой-то ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
Рядом с ней сидел легавый капитан.

Тут уж не напиться.
Решили они скрыться
И за это дело Мурке отомстить.
Поручили Ваньке, Ваньке-оборваньке,
Мурочку-красоточку убить.

Ванька Мурку встретил
В темном переулке.
И завел он с нею разговор:
«Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая!
Отчего к легавым ты ушла?
Что тебе не мило:
Плохо у нас было
Или не хватало барахла?

Раньше ты носила
Лаковые туфли,
Одевалась в шелк и шиншиля.
А теперь ты носишь
Рваные галоши,
И тужурка вся в заплатах у тебя.

Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая.
Здравствуй, моя Мурка, и прощай:
Из-за тебя накрыли
Всю нашу малину,
И теперь за это получай!»

А через минуту
Снова выстрел грянул.
И народ взволнованный спешит.
В темном переулке,
Чуть подальше Мурки,
Ванька с своей пушкою лежит.


21. Мурка

Прибыла в Одессу
Банда из Ростова,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась
Темными делами,
И за ней следила Губчека.

Верх держала баба,
Звали ее Мурка.
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки
И те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Припев:

Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого.

Вот пошли облавы,
Начались провалы,
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее,
Кто же стал шалавой,
Чтобы за измену покарать?

Темнота ночная,
Спит страна родная,
А в малине начался совет:
Это хулиганы,
Злые уркаганы,
Собирают срочный комитет.

Кто чего услышит,
Кто чего узнает,
Нам тогда не следует зевать.
Пусть перо подшпилит,
Дуру пусть наставит,
Дуру пусть наставит - и лежать!

Припев.

Раз пошли на дело,
Выпить захотелось,
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка
С агентом из МУРа,
У нее под клифтом был наган.

Чтоб не шухариться,
Мы решили смыться
И за это Мурке отомстить.
В темном переулке
Собралися урки
И решили Мурочку убить.

Припев.

- Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила
Всю нашу малину,
И теперь маслину получай.

Вот лежишь ты, Мурка,
В кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса.
Ты уже не встанешь,
Шухер не подымешь
И стучать не будешь никогда.

Черный ворон карчет,
Мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит.
В темном переулке,
Где гуляют урки,
Мурочка пришитая лежит.


Это практически слово в слово тот же вариант, что и у Алексея Козлова, но с припевом.


22. Мурка

Шли мы раз на дело,
Выпить захотелось,
И зашли в шикарный ресторан.
Там сидела мурка
В кожаной тужурке,
Рядом с ней какой-то паренек.

Я к ней подбегаю,
За руку хватаю:
- Надо мне с тобой поговорить!
А она смеется,
Ближе к парню жмется:
- Не о чем с тобой нам говорить!

- Мурка моя, Мурка,
Мурка дорогая!
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты,
Платья и жакеты,
Разве я тебе не покупал?..

Чтоб не шухариться
Мы решили смыться,
И за измену Мурке отомстить.
В темном переулке,
Где гуляли урки,
Должен был я Мурку порешить.

- Здравствуй, моя Мурка,
Мурка дорогая,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты меня любила,
А теперь забыла,
И за это финку получай!


23. Мурка

Кто не знает банду,
Банду из Одессы?
В этой банде только шафера,
Банда занималась
Темными делами,
И за ней следило Губчека.

Там была бандитка
Звали ее Мурка,
Девушка сияла красотой,
И была бандиткой
Первого разряда
И вела всю банду за собой.

Мурка, мур-мур Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова
Прости любимого!

Раз пошли на дело -
Выпить захотелось
И зашли в богатый ресторан.
Там сидела Мурка
С фраером из МУРа,
И Мурка выдавала адреса.

Мурка, мур-мур Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек,
Мурка, Маруся Климова
Прости любимого!

Ты зашухерила
Всю нашу малину,
И перо за это получай!
В темном переулке
Встретил Шурка Мурку.
«Здравствуй, Шурка!»
«Здравствуй, Мурка,
Здравствуй и прощай!»

Мурку хоронили,
Все собаки выли,
Кошки отдавали рапорта...

Песня выучена мною в пионерлагере «Чайка» на Черном море. Примерно в 1975 году. Увы, на этом песня обрывалась. Дальше никто не помнил.


24. Мурка

Шел я на малину,
Встретились мне урки,
Вот один из урков
Так мне говорит:
Мы ее связали,
В кожанной тужурке
Там за переулочком лежит.

Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя детка
Здравствуй и прощай!
Ты зашухарила
Всю нашу малину,
Так теперь маслину получай!

Али тебе плохо
Было промеж нами,
Али было мало
Фарша, барахла?
Что тебя заставило
Идти за лягашами
И идти работать в губчека!

Али ты упала
На того лягаша,
Что нам в прошлом лете
Дело разрушал?
Ты зашухарила,
Знаем, кто нас предал,
Так теперь маслину получай!

Здравствуй, моя Мурка,
Здравствуй, дорогая,
Здравствуй, моя детка
Еще один раз!
Ты не будешь больше
Жить промежду нами,
Но зато не будешь против нас!

Версия от пражских русских эмигрантов. В чешском переводе Gézy Včeličky (вероятно, этой версии) она стала общеизвестной у нас.


25. Мурка

Прибыла в Одессу,
Банда из Кабула.
В банде были урки, шулера,
Банда занималась
Темными делами,
И за ней следила Губчека.

Припев:

Эх, Мурка!
Ты мой муреночек!
Мурка! Маруся Климова,
Прости Любимова!

Речь держала баба,
Звали ее - Мурка.
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки
И те боялись Мурки,
Воровскую жизнь она вела.

Припев.

Вот пошли провалы,
Начались облавы.
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее,
Кто же стал шалявой,
Чтобы за измену покарать.

Припев.

Кто чего узнает,
Кто чего услышит,
Нам тогда не следует зевать.
Нож пускай подсунет,
Пистолет подставит,
Чтоб не мог от смерти убежать.

Припев.

Как-то шли на дело,
Выпить захотелось.
Мы зашли в шикарный ресторан.
Там сидела Мурка
В кожаной тужурке,
А из под полы торчал наган.

Припев.

Слушай, в чем же дело,
Что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты,
Юбки и жакеты
Разве я тебе не добывал?

Припев.

Здравствуй, моя Мурка!
Здравствуй, дорогая.
Здравствуй, моя Мурка, и прощай.
Ты зашухарила,
Всю малину нашу
И за это пулю получай.

Припев:

Эх, Мурка!
Ты мой муреночек!
Мурка, ты мой котеночек!
Мурка, Маруся Климова,
Прости Любимова!


26.

1. Прибыла в Одессу банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась темными делами,
И за ней следила ГубЧеКа.
Верх держала баба - звали ее Мурка,
Хитрая и смелая была.
Даже злые урки все боялись Мурки -
Воровскую жизнь она вела.

Припев:

Эх! Мурка, ты мой Муреночек,
Мурка, ты мой котеночек!
Мурка, Маруся Климова,
Прости любимого!

2. Вот пошли обвалы - начались облавы,
Много стало наших пропадать.
Как узнать скорее, кто же стал шалавой,
Чтобы за измену покарать.
Кто чего узнает, кто чего услышит,
Нам тогда не следует зевать.
Нож пускай подшпилет, пистолет поставит,
Пистолет поставит — и лежать!

Припев.

3. Раз пошли на дело - выпить захотелось,
Мы зашли в портовый ресторан.
Там сидела Мурка в кожаной тужурке,
А из-под полы торчал наган.
«Слушай, в чем же дело, что ты не имела,
Разве я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве я тебе не добывал?»

Припев.

4. Чтоб не шухариться — мы решили смыться,
А за это Мурке отомстить.
Одному из наших после разговора
Приказали Мурку пристрелить.
«Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая!
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
И за это пулю получай!»
(Вариант:
И за то маслину получай!»)

Припев.

5. Черный ворон карчет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и грустит.
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит.
И лежишь ты, Мурка, в кожаной тужурке,
В голубые смотришь небеса.
Ты уже не встанешь, шухер не поднимешь
И не будешь капать никогда!

Припев

4472

Комментировать: