Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем -5 ... -3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Колоннадка редактора

Мой путь на Голгофу

Понедельник, 19 августа 2013, 22:47

Сергей Осташко

Наш путь на Голгофу начался ровно 6.45 утра в трех кварталах от Людиного дома. Еще с вечера мы созвонились с гидом Славой, который когда-то лечил у Люды зубы, и он согласился включить нас в экскурсию «Иерусалим Христианский». Естественно, не бесплатно, а за деньги, но все же меньшие, чем брали другие турфирмы: не 60 долларов с человека, а всего 40.

Вопрос «Что стоит (и сколько стоит) посмотреть?» я изучал еще в Одессе. Израильские друзья прислали мне ссылки на кучу туристских сайтов. Также свои советы высказали одесские друзья, хорошо знавшие страну.

– Мы поищем телефон экскурсовода, которая водила нас. Первое, что она сказала: «Все шоп-туры отменяются, будем ездить, смотреть и слушать меня, – говорили одни. Но телефона так и не нашли.

– Мы тебя познакомим с одним из трех лучших экскурсоводов Израиля, – вторили другие. И таки да познакомили: в Одессе, куда тот приехал на день рождения еще одного моего знакомого. Так что поводить меня по Иерусалиму, будучи в Одессе, он никак не смог.

– Никого не слушай. По Иерусалиму нужно ходить самому, – утверждали третьи. – Причем, если хочешь хоть что-то увидеть, быть у Храма Гроба Господнего нужно не позже 7.30. Потому что уже в восемь начнутся экскурсии, очереди и толпы.

Также в Иерусалиме мне советовали обязательно посетить:
– музей Иерусалима;
– музей холокоста Яд ва-Шем с садами праведников;
– картинную галерею, где представлены картины Рембрандта, Пикассо, Модильяни, а также найденные археологами золотые шары, непонятно для чего предназначенные;
– зоопарк, но не библейский (проезд 8-м автобусом от Центрального автовокзала);
– здание Кнессета (по четвергам) и центральный госпиталь (в другие дни). И там и там прекрасные шагаловские витражи;
– Центральную синагогу (с ул. Яффо свернуть на Короля Георга Пятого). Напротив синагоги – торговый центр, в котором выставка современной скульптуры;
– кафе на центральном автовокзале (там еда гораздо дешевле, чем в библейских местах);
– и многое другое.

Справедливо рассудив, что за один раз всего не успеть, я решил сориентироваться на месте. И вот ориентировка произошла.

В 7.00 автобус тронулся с места, и экскурсовод Слава начал говорить. И говорил непрерывно до 18.00, когда автобус, возвращаясь, въехал обратно в Ашкелон.

Бессмысленно пытаться передать на бумаге всю прелесть этого одиннадцатичасового монолога. Также бессмысленно стараться пересказать своими словами историю Иерусалима. Тем более что увидели мы даже не десятую и, наверное, даже не сотую его часть. Поэтому правильнее всего будет попытаться вспомнить наиболее яркие кадры этого путешествия в глубь веков и религий. Итак, начнем.

Перекличка


- Винницкий.
- Я!
- Бондаренко.
- Туточки мы.
- Гринштейны.
- А куда мы денемся.
- Филимоновы.
- Здесь!
- Филимонова Раиса Марковна
- …
- Раиса Марковна есть?
- Есть я, есть…
- А почему не отвечаете?
- Задумалась.
- Родственники Сени Койфмана.
- Мы!
- Супруги Зильгельшухер.
- …
- Зильгельшухеры есть?
- Они фотографируются (покупают сувениры, едят мороженое, в туалете, еще не сошли с Голгофы – нужное подчеркнуть).
- Ну что ж, подождем.
И так далее, и так далее, и так далее. И наконец…
- Друзья Люды Шейко.

А вот это уже мы с Диночкой.

Такая перекличка повторялась на каждой остановке перед посадкой в автобус почти дословно. Включая задумчивую Раису Марковну и потерянных Зильгельшухеров. А перед высадкой каждый раз звучало: «Товарищи, я вас умоляю. Экскурсия рассчитана по минутам. Чем больше мы будем ждать, тем меньше вы сможете увидеть».

Стоп-тур

Первая остановка была связана с темой экскурсии – «Иерусалим Христианский» – лишь косвенно. С одной стороны, она была перед въездом в Иерусалим, а с другой – посвящена христианскому милосердию по отношению к тем, кто перед выездом не успел позавтракать, сходить в туалет и купить косметику Мертвого моря.

«И чем они не довольны?»

«Дорогие друзья! Посмотрите налево. Обратите внимание на шикарные трехэтажные коттеджи на самой вершине холма. Это – арабские поселения. Интересно, чем они не довольны?»

Подобные высказывания мы слышали не только от Славы, но и от всех наших друзей, каждый раз, когда въезжали в очередной арабский квартал, поселок, селение или город.

На вершине Масличной горы

«С вершины Масличной горы открывается вид на Иудейскую пустыню, которая тянется до Мертвого моря. Именно отсюда пришел Иисус. Как вы думаете, куда он шел?»

У Славы необычная манера вести экскурсию. Он постоянно задает экскурсантам вопросы, как бы проверяя знания нерадивых учеников. Вначале это раздражает, но потом понимаешь, что такой способ изложения материала способствует запоминанию. Особенно, когда на элементарные вопросы даются нетривиальные ответы. Итак:

– Как вы думаете, куда шел Иисус?

– На Голгофу.

Пара слов об экскурсоводах

«Обычно недобросовестные экскурсоводы…»

Такое начало фразы мы слышали приблизительно раз в полчаса. Слава не упускал ни одной возможности сказать «пару теплых слов» в адрес конкурентов. Например, одну свою коллегу он охарактеризовал так: «Хорошая девочка, но устает. Однажды экскурсию она закончила фразой: «В общем, археологи доказали, что до евреев в этом месте жили люди». А о друге моего знакомого, входящем в тройку лучших экскурсоводов страны, он заметил: «Ну и хорошо, что он сейчас в Одессе. По крайней мере, вы не потратили деньги зря».

С видом на Иерусалим

«Обычно недобросовестные экскурсоводы говорят: вы стоите на том самом месте, где стоял Иисус. Однако это не так. Все исторические места, связанные с именем Христа, определены на 300 лет позже, когда очевидцев событий уже не было в живых. Занималась этим мать римского императора Константина, который сделал христианство государственной религией Римской империи и перенес столицу из Рима в Византию, переименовав ее… во что?»

– В Стамбул, – ответили недобросовестные экскурсанты.

Лирическое отступление

Раз уж мы упомянули о недобросовестных экскурсантах, мне вспомнился другой случай, произошедший в другой стране. Идет экскурсия в церкви святителя Николая Чудотворца, в городе Демре (Турция). Экскурсовод подробно рассказал, кто такой Святой Николай, чем он знаменит, показал келью, где тот жил и работал, а также остатки старинной фрески. Как вы думаете, какой вопрос в этот момент может задать дама, сильно претендующая на роль интеллигентной? В жизни не догадаетесь. Итак, восстановим диалог дамы с экскурсоводом:

– Перед вами остатки фрески, сохранившейся с IX века…

– До нашей эры или после?

Кладбище веков

Практически весь западный склон Масличной горы представляет собой огромное кладбище, охватывающее несколько тысячелетий. Так же, как и территория под стеной, ограждающей старый Иерусалим. Одно захоронение вскрыто и представлено обозрению туристов.

«Вы видите типичное пещерное захоронение древних евреев времен первого храма – приблизительно 500 лет до нашей эры. Когда человек умирал, его тело натирали благовониями, заворачивали в погребальный саван, помешали в нишу, выдолбленную в скале, и закладывали эту нишу камнем. Через год родственники умершего отодвигали камень, доставали то, что не успело истлеть, вываривали и мыли кости, а затем укладывали их в специальные каменные ящички. Длина ящичка была равна чему? Ну же, какая кость у человека самая большая? Правильно, берцовая. Кстати, именно с тех времен пошло крылатое выражение «перемыть косточки».

Память

Экскурсовод Слава закончил Ленинградский электротехнический институт связи им. Бонч-Бруевича. Когда переехал в Израиль, работы по специальности не нашел и переквалифицировался в экскурсоводы. Объем его знаний по истории и память поражают. Перед спуском с Масличной горы он усадил нас возле Францисканской часовни Доминус Флевит, построенной на том месте, где Иисус оплакивал Святой город Иерусалим, и начал рассказывать, как именно Он его оплакивал:

«И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: «О, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего».

Вернувшись домой, я сверил диктофонную запись с Евангелием от Луки. Оказалось, все слово в слово.

Кстати, недобросовестных экскурсантов после получасовой лекции Славы заинтересовало только одно:

– Ну, мы пойдем куда-нибудь или так и будем сказки слушать?

Игольное ушко

«Отсюда, с вершины Масличной горы, вы видите стену Иерусалима с заложенными Золотыми воротами. По преданию, Иисус именно через них верхом на белом ослике попал в Иерусалим. Позже, когда Иерусалимом завладели мусульмане, они заложили ворота, чтобы больше никогда никакой Мессия не смог проникнуть в Святой город».

Слева от заложенных золотых ворот виднеются две небольшие «калиточки». Ответить, что это за проходы, Слава не смог. И я предположил, что это то самое «игольное ушко», через которое «легче пройти верблюду, чем богатому войти в Царство Небесное». К сожалению, мы так и не смогли проверить, сможет ли верблюд пройти в них. Да и подходящего верблюда рядом не наблюдалось. В отличие от белых осликов, которые на каждом шагу предлагали сфотографироваться. Рядом с ними не хватало только плаката с рекламным слоганом: «Почувствуй себя Богом!»

Чудо у подножья горы

С верха Масличной горы вниз к Гефсиманскому саду ведет узкая извилистая дорога, по которой, распугивая многочисленные экскурсии, ездят машины. В конце ее находится чудное место – женский монастырь и церковь Святой равноапостольной Марии Магдалины. Золотое пятиглавье церкви на фоне бесконечного бело-серого погоста смотрится чудом. После палящего раскаленного асфальта этот зеленый прохладный оазис умиротворяет. Ответвления от тенистой лестницы перегорожены невысокими калитками с надписью «Private». За ними в небольших домиках-кельях живут монахини.

«Главной достопримечательностью храма считается икона Божьей Матери Смоленской «Одигитрия». Легенда гласит, что она была полностью потемневшей от времени и приснилась ее тогдашнему владельцу, чтобы тот передал ее в этот храм. И когда икону внесли в храм – она просветлела».

Яйца императора

«Знаете, почему на пасху красят яйца? Появился этот обычай, когда Мария Магдалина отправилась к римскому императору Тиберию возвестить о воскрешении Христа и заодно пожаловаться на иудеев и Понтия Пилата. Ходить без подарков тогда было не принято, и Мария, женщина небогатая, принесла в подарок куриное яйцо. И когда она сообщила, что Христос воскрес, Тиберий, издеваясь над подарком и Марией, заявил, что это невозможно, как и то, чтобы яйцо стало красным. После чего яйцо немедленно покраснело, и императору ничего не оставалось, как признать: «Воистину воскрес!»

Эту легенду мы услышали в Церкви Марии Магдалины. И не только услышали, но и увидели в алтарной арке, на фреске известного художника Сергея Иванова. Под фреской – иконостас с работами другого известного живописца Василия Верещагина. При оформлении церкви не скупились. Инвесторами строительства выступили Император Всероссийский Александр III (100 тысяч рублей), четыре его брата (по 15 тысяч) и великая княжна Мария Александровна (5 тысяч рублей). Храм получился настолько великолепным, что по окончании строительства главный прораб докладывал императору: «Все католики Иерусалима кусают локти».

Олива наша в три обхвата

«Некоторые недобросовестные экскурсоводы говорят, что этим оливковым деревьям в Гефсиманском саду более 2000 лет и что именно под ними арестовали Христа. Но это неправда. Деревьям гораздо меньше лет, всего тысяча».

В углу Гефсиманского сада – камень, на котором Иисус в ночь ареста молился «о чаше»: «Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня (Мк 14, 35-36). О, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! Впрочем не Моя воля, но Твоя да будет». По одной версии «чаша» – это чаша страданий, которую Ему предстояло испить до дна, по другой – это чаша с ядом, которую иногда подносили распятым на кресте, чтобы прекратить их страдания.

Небольшой барельеф, вцементированный в камень, показывает, как именно Он молился. Часть камня уходит внутрь Церкви Всех Наций, построенной на средства 12 католических стран. На потолке церкви изображены 12 гербов государств, «скинувшихся» на строительство.

Пять хлебов и две рыбы

«Обедать мы будем в монастыре францисканцев. Там вкусно и недорого. Второе стоит 50 шекелей. Есть мясо, гриль, но самое вкусное там – рыба. Салатов можно накладывать на тарелку сколько угодно, цена одна – 35 шекелей. Хотя если кто-то взял еду с собой, может на обед не тратиться».

У нас с собой было, но мы решили потратиться. И не пожалели. Два вида рыбы были одинаково, но по-разному вкусными. А тарелка, на которой удалось разместить штук шесть разных салатов, дополнила вкусовые ощущения. Правда, францисканцы оказались хитрее, чем мы думали: тарелки для салатов были размером чуть больше блюдца.

Ни в какие ворота

В Святой город мы проникли через Яфские ворота. Именно через ворота, хотя рядом с ними был широченный пролом в стене.

«Пролом появился в 1898 году, когда Кайзер Вильгельм II, собравшись посетить Святую Землю, возжелал вступить в Иерусалим через городские ворота непременно на коне. Израиль в то время был под игом Оттоманской порты, а согласно мусульманской традиции въехать в город на коне мог только воин, который этот город покорил. Но турки в то время хотели дружить с немцами, поэтому отцы города приняли компромиссное решение: сделать брешь в крепостной стене, чтобы кайзер въехал-таки в город на коне, но – не через ворота».

Удивительно, как это до сих пор израильтяне не потребовали от Германии восстановить цельность стены.

В обход трех религий

«Некоторые недобросовестные турагентства устраивают однодневные экскурсии «Иерусалим – город трех религий». Это надувательство, потому что посетить места, связанные даже с одной религией, будь то иудаизм, христианство или мусульманство, в течение одного дня невозможно».

К Храму Гроба Господня мы шли вообще в обход всех религий. Слава вел нас какими-то узенькими переулками, переходами, лестничками, и мы покорно следовали за ним мимо древних домов, как некогда еврейский народ за Моисеем. На крышах домов моисеевого возраста были установлены спутниковые антенны. Оказалась, что дорога к храму была проложена так, чтобы обязательно пройти через вполне определенный магазин сувениров. В нем было все – от дешевых свечей, иконок и бутылочек с елеем до массивных золотых крестов, украшенных драгоценными каменьями. «Вы из группы Славы?» – спрашивали нас на кассе и делали скидку и пометки в тетрадочке. И хотя мы понимали, что наш экскурсовод Слава в данном случае еще «немножечко шьет», мы охотно покупали дешевые свечи, иконки, бутылочки с елеем, а семья Зильгельшухер еще и массивный золотой крест. Ну почему бы не сделать приятное хорошему человеку?!

Кстати, когда после магазина Слава, уже не опасаясь конкуренции, повел нас к храму напрямую, через торговые ряды, оказалось, что там, все, что мы купили, стоит дороже.

В Храме Гроба Господня

«Гражданочка! Куда вы лезете? Вы же не из нашей группы! Товарищи из моей группы, сколько раз нужно повторять: не пропускайте никого вперед! А то мы никогда не попадем на Голгофу».

Описывать посещение Храм Гроба Господня я не буду. Все равно передать свои ощущения невозможно, а повторять общеизвестные истины не хочется. Процитирую только собственного сына: «Крышу сносит!» И действительно – сносит от одного только осознания, что все это – распятие, погребение, воскрешение – происходило именно здесь. Правда, не точно на вот этом инкрустированном полу, а на глубине приблизительно шести метров под ним.

Лестница, ведущая в храм

«Выходя за врата Храма Гроба Господня, обернитесь и посмотрите наверх. Вы видите обыкновенную деревянную лестницу, прислоненную к окну. Ее пару столетий назад забыли строители во время очередного ремонта храма. А когда вспомнили и вернулись, оказалось, что лестница уже инвентаризована как историческая ценность и вошла во все путеводители. И с тех никто не смеет не только ее убрать, но даже сдвинуть с места на один сантиметр».

Этот случай лишний раз доказывает, что и двести лет назад строители не сильно торопились исправлять замеченные недостатки.

Стена плача

Честно говоря, Стена плача меня лично слегка разочаровала. Мне почему-то виделась высоченная вертикаль, у подножья которой, насколько глядят глаза налево и направо, молятся люди. В наличие же был достаточно небольшой, длиной меньше пятисот метров и высотой с пятиэтажный дом участок стены, разделенный по гендерному признаку: мальчики налево, девочки направо. Но, подойдя вплотную к этому святому месту и прикоснувшись к древним камням, я почувствовал такую мощь, исходящую от них, что даже я, не еврей, понял, что любое желание, вернее просьба, высказанная, или даже подуманная, здесь непременно исполнится.

«Знаете, почему святым местом считается именно этот небольшой кусочек стены? Ведь есть гораздо большие, сохранившиеся со времен второго храма, участки. Ну же… Мы сегодня об этом уже говорили… Правильно. Этот участок находится наиболее близко к месту, где покоится краеугольный камень или камень мироздания, с которого Господь начал свое Мироздание. Позже именно здесь Авраам собирался принести в жертву своего сына Исаака, царь Давид построил алтарь, а его сын, Соломон, воздвиг Храм, где хранился Ковчег Завета. Еще позже с этой священной скалы вознесся на небо пророк Мухаммед.
Сегодня над камнем стоит Мечеть «Купол Скалы», или, как ее иначе называют, Мечеть Омара. Израильтян туда не пускают, но вы, предъявив паспорт, можете пройти к ней. Но лично я этого вам не рекомендую, так как мы сейчас уезжаем».

Дорога домой

На обратном пути мы с женой оценили преимущества заднего сидения, предоставленного в наше полное распоряжение. Мы облокотились на окна, вытянули гудящие ноги вдоль сидения, соединили вместе пятки и в позе «боко мару», описанной Куртом Воннегутом в книге «Колыбель для кошки», продремали до самого Ашкелона. Мне снилась кошка в колыбели, которая читала программные стихи:

«Пожмём друг другу пятки.
И будем всех любить,
Любить как нашу Землю,
Где надо дружно жить».

В город мы въезжали, когда на небе уже зашло солнце и появилась первая звезда, а значит, наступил еврейский Новый год – Рош а-Шана .

– Шана това у метука, – пожелал я Диночке и предложил. – Знаешь, давай сегодня больше никуда не пойдем, включим телевизор, найдем русский канал, посмотрим еврейский новогодний «Огонек».

И радостный вздох жены был ответом на мой вопрос.

Полностью книгу Сергей Осташко "Впечатления обетованные" можно скачать ЗДЕСЬ.

4902

Комментировать: