Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... -4
вечером -7 ... -6
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Специально для глобуса

Михаил Кучук - Перспективы строительства

Среда, 13 декабря 2006, 12:12

Строительная ситуация в городе развивается такими темпами, что впору говорить о третьем строительном буме, относя первый ко времени постройки Одессы, а второй – к концу 19 века. Своим видением перспектив строительства в нашем городе делится заместитель мэра Одессы Михаил Кучук.

С какими градостроительными итогами подходит город к концу 2006 года?

Строительство в городе непосредственно связано с его благоустройством, и в первую очередь – с реконструкцией проезжей части наиболее значимых улиц. Осуществляется реконструкция двух транспортных артерий – улицы Преображенской и Фонтанской дороги. Надеюсь, что отрезок Преображенской от Тираспольской площади до Привоза мы полностью благоустроим до конца этого года. С Фонтанской дорогой возникли серьезные проблемы сопутствующего ремонта магистралей, поэтому окончание реконструкции и расширения планируется в следующем году.
К важным моментам благоустройства города можно отнести и реставрацию фасада и прилегающей территории Воронцовского дворца, которой мы добивались много лет. В уходящем году значимых дел по улучшению состояния Одессы было осуществлено очень много, но и перспективы немалые.
Продолжается реконструкция Городского сада и прилегающего к нему квартала улицы Дерибасовской. В ходе работ возникла масса незапланированных работ, например, пришлось менять практические все сети коммуникаций, и оказалось, что закончить реконструкцию в запланированные сроки просто невозможно.

Произошли ли изменения в сфере капитального строительства?

Мы добились того, что в город зарабатывает значительные средства на новом строительстве. Динамика доходов в городской бюджет такая: в 2004 году от коммунальных договоров на право застройки поступило 7 млн. грн.; в 2005-м - 67 млн. грн., а в конце этого года мы планируем выйти на цифру 80-90 млн. грн. Это деньги, которые получает город за то, что в нем сегодня строится.
Мы стараемся сегодня упорядочить застройку. В полную силу заработал наш ГАСК и созданная при нем юридическая служба, которая предотвращает все факты незаконного строительства или попытки узаконить незаконное строительство через суды.

Создается приятное впечатление, что в Одессе, особенно в центральной части, появилась общая концепция застройки. Какими методами это осуществляется?

К застройке города нужно подходить комплексно. В первую очередь, делать градобоснование, чтобы не было точечных застроек. Если начинается разработка какого-нибудь квартала, особенно если он аварийный, мы стараемся проектирование и последующее строительство выполнять единым объемом и в соответствии с окружающей застройкой. Пытаемся отучить нашего заказчика от влияния экономики на высотность. Раньше все решали деньги: чем больше хочешь получить прибыли, тем высотнее здание. В заповедной части Одессы этого нельзя позволить.

Исторический центр города требует деликатной застройки и реконструкции. Что же в центре более приоритетно: новое строительство или реконструкция?

Здесь нельзя говорить о приоритетах, потому что, помимо коммерческого строительства, существуют люди, которые нуждаются в квартирах. Поэтому новое жилье строить необходимо по многим причинам. В городе практически нет свободных мест под строительство, земли свободной не осталось. Уже идет строительство за пределами города.
Из-за того, что приходится строить много, а места нет, акцент ставится на зонах реконструкции. Это Молдаванка и нетрадиционные места, где можно строить жилье, сегодня таким местом может быть и Балтская дорога, и поля орошения. Это могут быть и места, где раньше ничего и не планировалось - бывшие складские и коммунальные зоны. Мы вынуждены делать там реконструкцию и строить жилье.
Город очень интересует снос аварийного жилья на Молдаванке – мы стараемся направить туда интересы инвесторов, пытаясь решить для себя два вопроса: квартиры для города и отселение «аварийщиков». Но если речь идет об отселении хотя бы 30-40 семей, то нужно строить не пятиэтажки, а хотя бы здания в 7-10 этажей.
Что касается заповедной части города, к ее реконструкции нужно подходить очень аккуратно. Здесь идет борьба за каждое здание. Усилия прилагаются, чтобы понизить новые здания, не дать центру расти вверх, воссоздавать то, что есть в старых кварталах, но Первое, что было сделано в этом направлении – строительство и сдача в эксплуатацию двух домов в Сабанском переулке. Построенные как бы в экспериментальном порядке, дома прекрасно вписались в окружающую среду, причем повысились они, может быть, на один-два этажа. Думаю, что по этому пути и надо идти. И строить дома в центре, которые хотя бы по фасадной части ограничиваются в этажности.

Не взирая на дефицит строительных площадок, в Одессе находятся места для нового строительства?

Мы вышли на тот этап, когда нужно что-то менять в существующем планировании микрорайонов. Например, была готова документация на «подсадку» на Черемушках, на незастроенных между пятиэтажками «пятачках», высотных домов. Это не реконструкция, а именно «подсадка». Не взирая на жалобы строительных фирм, мол, документацию подготовили, а строить не дают, мы отменили такую практику, понимая, что «подсаживать» новые дома между существующими – это означает превращать микрорайон в муравейник.
«Хрущевки» сами давно нуждаются в реконструкции. Поэтому сегодня мы дали разрешение нескольким компаниям на комплексное развитие кварталов Черемушек. Имеется в виду снос пятиэтажек и за счет наличия необходимой инфраструктуры – школ, детских садов, магазинов (этого не нужно строить) – строительство новых домов. Существуют также сети, котельные и энергообеспечение, есть газ. И, кроме того, цена нового жилья поднялась вверх, а это означает реальную возможность комплексно строить кварталы Черемушек.
И если кому-то мы и будем давать согласие на новое строительство в этих местах, то только через снос и расселение пятиэтажных зданий. То есть, можно строить на пустом месте, к примеру, 18-ти этажный дом в две очереди. В первую очередь переселить людей из соседнего дома, заранее заключив договора и заранее получив от нас необходимые документы, чтобы, не дай бог, нельзя было продать, а только отдать квартиры жильцам из расселяемых домов, а потом продвигаться дальше по улице. Это, конечно, очень сложная работа, потому что аппетиты у жильцов разные, есть люди, которые вообще не желают отселяться, однако «хрущевки» – это морально и физически устаревшие дома, а их жильцов мы планируем отселять по соседству, далеко они не переселятся.

Отселение – это огромный тормоз в строительстве, а законодательства по этому поводу не существует. Как планируют городские власти действовать в этой ситуации?

В Верховной Раде были попытки принять закон об отселении из морально устаревшего жилья, при этом планировалось предоставлять квартиры в полтора раза больше, чем существующие. В России, например, подобный закон существует. У нас еще нет.
Но, я думаю, что сама цена на жилье в новостройках позволит строительным компаниям предоставлять квартиры достаточно приличной площади, хотя еще раз повторяю, что есть люди, которые принципиально не хотят переезжать никуда и ни за что. Это проблема, которую все равно придется решать, сегодня от нее никуда не денешься.

В связи с этим хочется затронуть распоряжение горисполкома об инвестировании третьей очереди берегоукрепления – от мыса Большой Фонтан до Черноморки. Там существует аналогичная проблема – много дачных кооперативов и рыбацких причалов, которые нужно куда-то отселять, потому что при наличии людей берегозащиту производить невозможно. С другой стороны, положение на берегах, особенно в Черноморке, откровенно катастрофическое. Как там решать проблему укрепления?

Работать нужно по такому же принципу. Есть пустые территории, на которых нужно намывать землю, осуществлять ополаживание и террасирование, постепенно переселяя и договариваясь с людьми – либо компенсировать потерю участка, либо выделять его в другом месте. От того, что сейчас там все продолжает медленно разрушаться, никому не легче. И люди потеряют, и город потеряет. А постепенно, учитывая законные интересы, можно производить защиту побережья. Кстати, существуют еще и незаконные дома людей, захвативших участок земли, и на этой территории их тоже немало.
Конечно, желающих получить новую землю будет очень много, поэтому повторю еще раз: это большая проблема, и ответов на все вопросы мы пока еще не имеем. Но в любом случае интересы людей должны быть учтены.

После смены городского руководства обнаружилось, что многие стройки велись без соответствующих разрешительных документов. Застройщики, нарушавшие закон, винили в этом чересчур длительную процедуру согласований. Увеличились ли темпы согласований сейчас, и что делается для того, чтобы упростить эту процедуру?

Ситуация складывалась таким образом, что сама бывшая городская власть позволяла себе нарушать закон. Разрешения на строительство выдавались устно, контролирующие инстанции закрывали на это глаза. Кстати, это касалось не только архитектурного и строительного надзора. И прокуратора, и милиция не замечали там, где это было нужно, правонарушений. И не напрасно в начале разговора я сказал, что в 2004 году город получил в бюджет от строительства 7 млн. грн, а в этом году планируется почти 90 млн. грн. Согласитесь, 80 миллионов – это большая разница и огромная прибыль. Те люди, которые строили тогда и непонятно куда платили деньги, становились соучастниками незаконных процессов строительства. И закон нужно было восстановить.
Что же касается вообще согласований, то бюрократическая система в этом вопросе – одна из немногих, которая хоть в чем-то себя оправдывает. Не так-то просто согласовать документацию, тем более – не на пустых площадках. Если речь идет о пустыре на поселках Котовского и Таирова, я полагаю, что процедура согласования быстрая. Что же касается центра города – это соседние дома и фундаменты, это определенная архитектура, окружающая среда, то есть комплекс серьезных проблем. Поэтому то, что должны увидеть и согласовать горисполком, градсовет, другие инстанции - убыстрять нельзя. Например, сгоревший дом на улице Польская, 7. Кстати, Одесский горисполком некоторые средства информации даже пытались обвинить в поджоге, мол, чиновники высматривают в центре старенькие дома и их поджигают, потом переселяют жильцов на поселок Котовского, а строительная компания получает площадку. Но именно в этом конкретном случае мы сделали все возможное, чтобы как можно быстрее разрешить строить там дом, потому что 18 семей оказались на улице. У города сегодня нет возможности предоставлять государственные квартиры, нужны инвесторы. Мы сегодня идем навстречу компании, расселяющей сгоревший дом, и убыстряем процесс согласований: нельзя людей оставлять без крова. Но так происходит лишь в исключительных случаях.

Если даже не затрагивать пожары, проблема всего старого города – это тяжелое состояние домов. И речь идет о том, что рано или поздно их придется спасать и производить при этом определенный отбор: что оставлять, а что и сносить?

Что касается реставрации старых зданий, мы всегда идем навстречу строителям. Нужен мансардный этаж – пожалуйста, потому что в этом случае будут укрепляться фундамент и коробка здания, будут меняться коммуникации, ремонтироваться парадные и так далее. Мы стараемся идти навстречу людям там, где это возможно.

А целенаправленно, комплексно будет решаться вопрос реконструкции старого города?

Взять, к примеру, хотя бы одну улицу – Екатерининскую. Там достаточно много ветхого, аварийного жилья. Представляете, сколько нужно средств, чтобы отселить людей и сделать реконструкцию? И, опять-таки, строитель, вкладывающий такие средства, не захочет на месте двух-трехэтажного дома строить такой же. А если мы решим воссоздавать улицу в таком виде, нужно финансирование, которого у нас нет, да и желающих нет. Но я уверен, что в ближайшие года комплексная реконструкция кварталов все-таки начнется. Есть такое желание у горисполкома, есть и инвесторы. Может быть, это будут не целые улица, а кварталы, части кварталов, но обязательно будут.

До сих пор не утвержден генплан развития Одессы. Как это влияет на застройку города?

А что понимать под словом «генплан»? Город уже давно построен. Хорошо, когда обсуждается генплан новой территории, например, когда предусматривается застройка территории полей орошения. А новый генплан, что он может изменить? Пробьем мы еще одну дорогу в северном направлении, застроим поля орошения, рассмотрим территорию бывшего завода ЗОР, территорию еще пяти-шести бывших заводов, но Фонтан же мы не тронем. Давно ушли те времена, когда предусматривалось генпланом снос половины застройки Фонтанов и строительство высотного жилья. Глобальных изменений в жизни города уже не будет. Там, где есть частная застройка – она и останется. Где стоит поселок Таирова – там он и будет. Построим новые дома на Черемушках, но это те же улицы, те же кварталы, та же инфраструктура. По большому счету, это вопрос не генплана.

Тогда возникает вопрос, а нужен ли в принципе генплан? Может быть, пойти по пути спонтанной застройки, как в некоторых латиноамериканских странах?

Спонтанное развитие – это тоже нехорошо. Мы для себя должны в целом определиться, что концептуально нужно сделать. Например, от порта до центра города и Лузановки организовать рекреационную зону. Допустим, мы хотим поля орошения и Большевик превратить в жилой массив или продолжить развивать дороги. Генплан в таком случае является не только направляющим, но и контролирующим инструментом.

За годы строительства города в центральной его части образовался «транспортный мешок». Как нужно развивать транспортную систему для его ликвидации?

Для образования транспортного мешка существуют две причины – объективная и субъективная. Субъективная – никто не соблюдает правил уличного движения и парковки, отсутствует система контроля над движением по улицам. По сути, нет ГАИ. По Пушкинской и по Ришельевской движение должно быть в четыре ряда, а не в два.
Вот это объективная причина – отсутствие парковочных мест. Конечно, мы планируем строительство паркингов. Ни один дом в центре теперь не возводится без паркинга. Решением сессии нужно построить по городу 16 паркингов. Это объективное решение проблемы. А субъективное – это организация движения в центре города. Конечно, в наших планах есть расширение Среднефонтанской дороги, продление трассы по улице Ицхака Рабина через гаражи к поселку Таирова, строительство вообще новой дороги, которая будет проходить от поселка Котовского через намывной остров, который планируется соорудить в акватории города в районе завода ЗОР.

Создание искусственного острова может стать реальностью?

Если еще недавно создание искусственного острова считалось утопией, то сегодня намыв новой территории вполне реален. Специалисты даже подсчитали, что стоимость сотки земли на новом острове составит 25 тыс. долл. За такие деньги сейчас в городе ничего не купишь. Представляете, можно вынести на новую землю офисный центр, построить административные здания. Мы разгрузим город, и дорога пойдет уже не вдоль моря, а через новые земли и мосты, там же можно пустить скоростной трамвай. Поэтому нельзя работать сегодня без перспективных планов на ближайшие годы.

Правильно ли, на Ваш взгляд, происходит формирование морского фасада Одессы?

На морской фасад очень повлияет строительство греческой компанией «Миханики Украины» рекреационного комплекса. Красивые высотные здания сразу же преобразят вид города с моря. Я хорошо отношусь к этому проекту. Есть у меня давняя мечта – прогуляться по набережной Одессы, только не летом, а зимой, чтобы можно было зайти в маленькое уютное кафе, купить бутерброд с горячим чаем, укрыться от холодного ветра. Для этого нужна настоящая набережная. Набережной-то в Одессе никогда не было. Так нельзя назвать трассу здоровья, где бегают по утрам одесситы. Нужны берега, наполненные смыслом, когда, при подходе к Одессе, кроме дикой растительности, ничего не видно.
Зона, где осуществляет строительство «Миханики Украины», не будет закрытой, как не будут закрыты и прочие пляжи, вблизи которых впоследствии начнут строиться новые комплексы. Греки серьезно относятся к таким вещам. Они знают, что трасса здоровья останется трассой здоровья, а пляж останется пляжем. Мне кажется, что на этом куске побережья будет очень красиво. Получится там – начнем развивать дальше.

Каждое строительство подобного рода влечет за собой временные неудобства, то есть, 5-6 лет, пока будут возводиться здания, нельзя будет пользоваться прилегающими пляжами?

Кстати, недавно мы с мэром принимали владельца компании «Миханики Украины», и говорили о том, что в процессе строительства не нужно закрывать всю территорию, но лишь огораживать отдельные площадки по мере строительства зданий. Потом проводить благоустройство и открывать готовые участки. Так что там можно будет гулять, как мы гуляем и сейчас.

Как Вы представляете себе в целом будущую Одессу, если, скажем, лет через 10-20 оглядеть город с высоты птичьего полета?

Я не могу сказать, что в глобальном смысле что-то существенно изменится. Границы города определены, и меняться уже не будут. Вырастут новые дома – безусловно. Появятся новые дороги – мы на это надеемся. Возможно, возникнут и новые территории, о которых я уже упоминал. Но для возникновения всего этого в будущем трудиться и решать проблемы города нужно сегодня.

90

Комментировать: