Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5
ночью +1 ... +3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Специально для глобуса

Когда погибнет Черное море?

Среда, 12 ноября 2008, 07:41

Александр ЮРЧЕНКО

«Черное море является самым загрязненным из всех морей в мире» (Выдержка из решений конференции ООН по окружающей среде и развитию 1992 года в Рио-де-Жанейро).

Недавно мы в очередной раз отметили День Чёрного моря. Как всегда скромно. В очередной раз одесские учёные и экологическая общественность пытались привлечь внимание сильных мира сего и простых людей к проблеме оздоровления Чёрного моря. Оно, как и человек, может болеть. От того, как к нему отнесёмся, зависит, выздоровеет ли.
Рискну предположить, что слова, вынесенные в заголовок материала, не сбудутся, и Черное море останется жить. Чем я рискую, опровергая собственное пророчество? Показаться непоследовательным? Пустяки! Или, может быть, фактов, говорящих о медленном умирании когда-то “самого синего моря в мире”, мало и я умышленно нагнетаю обстановку? Не сказал бы. Передо мной данные шести серьезных экспедиций, заключения сотен экспертов. Море действительно умирает. Я согласен, чтобы меня назвали лжецом, но только бы море осталось жить. Хотя бы ради спасения 3774 видов живых организмов, обитающих в нем. Пока.

Не иссякнет ли Черное море?

Длина береговой линии Черного моря - 4340 километров. Если распределить ее между странами Черноморского бассейна, получится следующая картина: Болгарии принадлежит 300 км, Грузии - 310, России - 475, Румынии -225, Турции - 1400 и Украине - 1628 километров. Перефразируя древних греков, Черное море с полным основанием можно назвать не Понтом Эвксинским, а Понтом Украинским. К сожалению, большинство бед грозит ему именно с украинского берега.
Вообще, наше море имеет очень сложную судьбу. За последние 50 - 60 миллионов лет оно успело побывать частью Мирового океана и неоднократно становилось замкнутым морем-озером, то с пресной, то с соленой водой. Последний раз и, будем надеяться, навечно Черное море соединилось с помощью проливов Босфор и Дарданеллы со Средиземным морем и Атлантическим океаном несколько десятков тысяч лет назад. Соединение это достаточно хрупкое: Босфор, например, является узким (от 35 до 0,7 км) и коротким (длина 31 км) каналом глубиной всего лишь 50 метров. Достаточно хрупкое соединение со Средиземным ставит Черное море в большую зависимость от деятельности человека. Его водный баланс имеет некоторый дефицит. По данным американских ученых Схимкуса и Тримониса, приток воды в море составляет 694 кубических километра в год, а исток - 704 кубических километра.
Теперь возьмем во внимание вмешательство человека - многочисленные плотины на реках и использование воды для орошения. Вспомним грандиозные планы отвода дунайских вод в озера Ялплуг, Сасык и другие в 60 - 70-х годах. Если бы они до конца были приведены в исполнение, экологическое равновесие и водный баланс сильно изменились бы. Участь Аральского моря Черному, конечно, не угрожала бы, пока существует связь через Босфор со Средиземным морем, но обмелело бы оно значительно, а главное - изменилась бы соленость воды и погибли многие виды рыб и живых организмов.

Почему Черное море самое грязное в мире?

Черное море требует к себе особого экологического отношения по трем главным причинам: обширный водосбор рек (почти 1/3 всего водостока Европы), ограниченный водообмен с соседними морями и очень замедленный вертикальный обмен водных масс.
До последнего времени основным источником загрязнения Черного моря считался сброс неочищенных или недостаточно очищенных стоков промышленного производства. Да, в 50-х годах Дунай, Днепр и Днестр вместе взятые вносили за год около 14 тысячи тонн фосфатов, 154000 тонн нитратов и более двух миллионов тонн органических веществ. В 80-х годах число фосфатов учетверилось, нитратов - удвоилось, а органических веществ стало поступать почти в пять раз больше.
Многие скажут, что сейчас промышленность почти не работает. Но ведь в результате непродуманной хозяйственной деятельности морю уже нанесен урон, который не так легко восполнить. При окислении органических веществ из воды исчезает кислород. Кроме этого, промышленные стоки - это подпитка одноклеточных водорослей - фитопланктона, биомасса которого в 70-е годы по сравнению с 60-ми возросла в 18 раз. Так как живые организмы, питающиеся фитопланктоном, не успевали его “съесть”, он покрывал прибрежную поверхность моря - происходило так называемое цветение воды. Тем самым закрывался доступ солнечных лучей к водорослям, растущим на прибрежном дне, они переставали выделять кислород. Общее обеднение кислородом привело к исчезновению в прибрежной полосе рачков, креветок, рыбы.
Характерен пример с филлофорным полем Зернова. В 50-е годы донная водоросль филлофора занимала площадь около 11000 квадратных километров, а общая ее биомасса составляла 10 миллионов тонн. К середине 80-х гг. площадь поля Зернова сократилась до 500 квадратных километров, а его биомасса - до 200000 тонн. Это нанесло непоправимый урон экосистеме, так как вокруг филлофоры группировалось более ста видов рыб и беспозвоночных животных. (В период своего “расцвета” поле Зернова вырабатывало ежедневно около 2 миллионов кубических метров кислорода).
Казалось бы, с промышленным спадом должно было произойти уменьшение вредной нагрузки на море. Не тут-то было. Ничто в советской и постсоветской экономике не исчезает бесследно. Теперь на первое место вышла проблема неочищенных и необеззараженных бытовых и ливневых стоков. В этом отношении Одесса приняла на себя печальные лавры своего рода лидера. Сначала несовершенная работа очистных сооружений “Южная” в Таировском и “Северная” в Котовском массивах, затем неочищенные ливневые стоки, собирающие всю уличную грязь, “наперегонки” принялись ухудшать и без того тяжелую экологическую обстановку.
Особенно заметно это стало по мере разрастания указанных массивов. К чему это привело, мы знаем. Большую часть летнего сезона пляжи по санитарным нормам морской воды закрыты. Содержание бактериальных клеток превышает нормы в сотни тысяч раз. Построенные вдоль береговой линии с целью предупреждения оползней волноломы нарушили природный водообмен, и пляжные места купаний практически превратились в сточные канавы, где не то что купаться, просто находиться на берегу опасно из-за обсемененности песка бактериями.
Нарушают экологию моря и другие виды деятельности человека:
строительство многочисленных портов на приморских лиманах с расчисткой и углублениям дна губит природный подводный ландшафт и места обитания живых организмов; смыв с полей гербицидов и пестицидов в реки (особенно в Молдове), а потом - в море; загрязнение моря балластными водами проплывающих судов и нефтепродуктами; неуправляемая добыча “даров моря”; засорение его пищевыми отходами пляжников. Перечисление экологических нарушений можно продолжать и продолжать. Но достаточно и этого, чтобы понять - море в опасности.

Кто спасет Черное море?

В 1946 - 1947 гг. доктором К. З. Хаитом и в 1950 году Г. И. Шпильбергом в летние месяцы было выполнено тщательное санитарно-бактериологическое обследование морской прибрежной воды и песка пляжей Одессы. Опубликованные ими результаты стали отправной точкой для всех последующих измерений. Хаит и Шпильберг обнаружили в одном литре морской воды от 10 до 200 клеток кишечной палочки. В 1970 году профессор Д. М. Бабов нашел там же около 90000 особей этого вида. В конце 80-х число клеток кишечной палочки в одном литре воды поднялось до 250000, а максимальная численность на одном из самых популярных пляжей Одессы Аркадии доходила до 2-х миллионов четырехсот тысяч клеток в одном литре морской воды. Знали бы тогда одесситы и гости города, что проще было бы искупаться в канализационной трубе!
Сейчас, когда информация о состоянии одесских пляжей стала достоянием общественности, приток туристов в Одессу значительно сократился. Естественно, опустела и городская казна. Где брать деньги на спасение Черного моря и что нужно делать в первую очередь.
Первыми шагами по оздоровлению одесских пляжей должны стать мероприятия по демонтажу знаменитых волноломов и созданию вместо них искусственных рифов - это значительно оздоровит прибрежную зону.
Вторым этапом являлось бы внедрение системы обеззараживания стоков одесских станций биологической очистки “Южная” и “Северная”. Известно, что они нуждаются в модернизации, так как в них не происходит уничтожение бактерий. Для этого существуют несколько методик - использование ультрафиолетовых лучей, электрических разрядов или озонирования. Стоимость работ оценивается в несколько миллионов долларов. С такими затратами не только Одессе, но и Украине, пожалуй, не справиться. Хотя, если подключить общественность, бизнесменов, банкиров, директоров предприятий, ситуацию можно будет исправить.
Координировать совместные усилия по спасению моря призвана Черноморская экологическая программа, которую приняли в 1993 - 1996 годах все страны Черноморского бассейна.
Есть, конечно, и проблема, связанная с водосбором со стороны стран, не входящих в Черноморский регион. Здесь координацию проводить труднее. В этом случае помощь должен оказать Глобальный экологический фонд Организации Объединенных Наций, объявивший Черное море “горячей точкой” на карте Мирового океана. Не сказала последнего слова и международная организация “Еврорегион”, куда как полноправный член входит Одесская область.
Тревожные сигналы врачей, биологов, химиков о неудовлетворительном состоянии морской воды раздаются всё чаще, но власти не обращают на них внимания. Намыв песка на одесских пляжах свидетельствует именно об этом. С точки зрения гидрогеологии, операция проведена вроде бы правильно, но вот биологический фактор не был учтён: на всём пространстве между берегом и волноломами погибли все живые существа. Один из авторитетнейших одесских экологов, доктор географических наук Валерий Михайлов недавно заявил, что теперь не только купаться, но и прогуливаться вдоль моря вредно. Неужели наступит момент, когда мы будем показывать своим детям и внукам море только издалека?

1943

Комментировать: