Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +3
вечером -3 ... 0
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Жители Одессы

Исаак Бабель

Воскресенье, 13 января 2013, 17:08

Вещи Бабеля

 «Я беру пустяк:  анекдот, базарный  рассказ -  и  делаю из него вещь,  от  которой сам  не  могу оторваться, - говорил Исаак БАБЕЛЬ. - Она  играет.  Она  круглая, как морской  голыш. Она  держится  сцеплением  отдельных  частиц. И  сила  этого сцепления  такова,  что ее не  разобьет даже молния.  Его будут читать, этот рассказ. И будут помнить».

В общей сложности, таких вещей у писателя Бабеля, рожденного на Мельницкой и проведшего юность на Ришельевской, не так уж и много. Самые известные  - «Одесские рассказы» и «Конармия». Пьесы – «Закат» и «Мария». И рассказы, рассказы… Десятки рассказов, в основном, сценки из еврейской жизни, которую Бабель знал изнутри. И еще – незаконченный роман о ЧК, пропавший в архивах «родственной» организации, НКВД.

Свои вещи-рассказы Бабель собирал с детства. Это страшные воспоминания о еврейских погромах в Одессе, о мытарствах его соотечественников в черте оседлости, о революции, гражданской войне и главное – о Бене Крике, короле Молдаванки.

Маленькому мальчику, читавшему Талмуд на иврите, когда-то повезло: его спрятала от погромов православная семья. А вот деда его, Шойла, убили – одного из трехсот в антисемитской бойне.

С детства Иссак преодолевал барьеры этого антисемитизма. Сначала родителям пришлось дать взятку, чтобы сына приняли в коммерческое училище Николая І (тогда на обучение еврейских детей существовали квоты - 10 % в черте оседлости, 5 % за ее пределами и 3 % для обеих столиц). Точно так же пришлось поступать в университет. В Одесский (опять-таки из-за квот) он не попал, пришлось продолжить образование в Киеве. Так Бабель попал в институт финансов и предпринимательства, а заодно женился на киевлянке.

Первые «вещи» появились в журнале «Летопись» в 1915 году. «Элья Исаакович и Маргарита Прокофьевна» и «Мама, Римма и Алла» привлекли внимание цензуры, и Бабеля даже собирались судить за порнографию (1001-я статья). Тогда же Бабель познакомился с «буревестником» Максимом ГОРЬКИМ, который очень одобрил его прозу, но посоветовал, по собственному примеру, «пойти в люди», что Исаак и сделал.

Его блуждания прервала революция, которую Бабель, как и большинство евреев, принял с восторгом. Он даже поработал в ЧК. Но потом, по рекомендации Михаила КОЛЬЦОВА, тоже впоследствии репрессированного журналиста, пошел военным корреспондентом (а заодно и политработником) в 1-ю Конную армию генерала Буденного.

Через несколько лет вышла «Конармия». Прочитав ее, Буденный жестоко обиделся на Бабеля. С тех пор сохранился анекдот:

Встретился однажды писатель И. Бабель с маршалом Буденным. Буденный:
- Ага. Ты, значит, «Первую Конную» написал?
- Я, Семен Михайлович.
- Вот случай тебе расскажу. Влетаем мы как-то в одно еврейское местечко. Я командую: «Хлопцы, шашки вон! Ррррубай ж...» Погодь, мил человек, а ты сам-то какой нации будешь?
- Еврей, Семен Михайлович.
- Ладно... Другой случай тебе расскажу...

В 1924 году Бабель начал публиковать знаменитые «Одесские рассказы». И сразу же на них накинулись советские критики: признавая бесспорный талант писателя, они обвиняли его в «антипатии делу рабочего класса»,  «натурализме и апологии стихийного начала и романтизации бандитизма».

Не остался безучастным к творчеству Бабель и «отец всех народов» товарищ Сталин, сказав, что Бабель писал о «вещах, которых не понимал».

Да, вещи Бабеля не принесли ему удачи. Машина репрессий разворачивалась, Бабель практически перестал печататься. Он успел съездить к бывшей жене в Париж, но с нею не остался. Вернулся в СССР.

Исаака Эммануиловича арестовали на даче в Переделкино (он уже давно жил в Москве, лишь иногда приезжая в Одессу). Дальше все было по разработанному сценарию ликвидации: обыск, обвинение в шпионаже, пытки, фиктивный суд и приговор – высшая мера наказания. Бабеля расстреляли в Военной коллегии Верховного Суда СССР. Его жене о смертной казни так и не сказали. Вплоть до смерти Сталина Антонина Николаевна считала его живым. В недрах НКВД пропали все бумаги Бабеля – 15 папок, 11 записных книжек, 7 блокнотов с записями.

Остались его вещи. И дети. Их трое. Старший сын умер, две дочери живут на границей, издают собрания сочинений Бабеля. Его вещи.

Людмила Заболотная

Исаак Бабель на «Глобусе Одессы»

Исаак Бабель: «Когда-нибудь я вернусь»

«Король»
«Как это делалось в Одессе»
«В щелочку»

3908

Комментировать: