Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
вечером 0 ... +1
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Из раньшего времени
Одесса в памяти

Дорогой Борис Васильевич Эдуардс, простите нас!

Вторник, 27 ноября 2007, 02:22

Было как-то удивительно, что в то время, когда вся одесская пресса была заполнена ежедневными репортажами о судьбе памятника Екатерине II, ни разу не встретилась публикация, посвящённая замечательному скульптору – автору памятника.
Он как бы оказался совсем непричастен ко всему происходящему.
Думается, скульптор, создавший установленные во многих российских городах памятники Екатерине II, Пушкину, Гоголю, скульптурные портреты десятков известных людей страны, не заслужил забвения потомков. В знак уважения к памяти Эдуардса решаю подойти к его особняку, где он в дореволюционное время жил и творил.
Одесситам приходится часто проходить по Софийскому переулку мимо открытых ворот дома № 3. В 50-60-х годах прошлого века во дворе этого дома можно было увидеть десятки конвейерных произведений одесских советских скульпторов – скульптур Ленина, Сталина и, конечно, «Девушек с веслом».
А в конце XIX-начале ХХ веков здесь была скульптурная мастерская Бориса Эдуардса. Здесь он жил, во дворе дома работали скульпторы, камнерезчики, литейщики, кузнецы. Здесь находились, как он рекламировал, «Ателье художественной и промышленной скульптуры и бронзово-литейный завод».
В одной из публикаций Анатолий Дроздовский приводит выдержку из статьи Льва Славина «Одесские гасконцы» (1929 г.), который с присущим ему одесским юмором писал: «Самый большой памятник в Одессе – фельдмаршал Суворов, помещающийся во дворе жилтоварищества №7 по Софиевскому переулку. Гигантский конь скачет, распустив по ветру бронзовый хвост, что представляет немалое удобство для домашних хозяек просушивать на хвосте бельё. Безумное лицо фельдмаршала задрано к небесам, в огромных глазищах ласточки вьют гнездо, древко победоносного знамени украшено отличной радиоантенной… Он причиняет немало огорчений домоуправлению, ибо не поддаётся никаким законам об уплате жилплощади. Не платит, да и только».
Речь шла о памятнике Суворову, который в Одессе стоял перед входом в Археологический музей, а ныне находится в Измаиле.
Сказать, что дом Эдуардса и двор ныне находятся в запущенном состоянии, значит, ничего не сказать.
Табличка потомков «Жилтоварищества №7» призывает жителей «Своевременно уплачивайте коммунальные услуги!», а сами потомки тех жителей, по-прежнему, во дворе сушат бельё, но на верёвках, а не на хвосте коня фельдмаршала. Висит большой грозный плакат, судя по всему, обращённый к работающим во дворе потомкам скульптора:
«К сведению интересующихся скульптурной мастерской – райадминистрацией выдано предписание о запрете реконструкции и строительства. Мы не дадим своего согласия на обустройство производственного предприятия на территории нашего жилого двора!»
На втором и третьем этажах особняка, ранее занимаемых скульптором, ныне живут более 15 семей (по крайней мере, так можно считать по количеству висящих при входе поломанных почтовых ящиков).
Ещё одна выдержка из статьи: «Мастерская скульптора – большой серый сарай с обильным верхнее-боковым светом, весь он был заставлен изваяниями – маленькими и большими, покрытыми и раскутанными, бутафорскими аксессуарами, книгами, рисунками и т.п.».
Лев Славин описывает внешний вид художника, встретившего его в мастерской – в бархатном вестоне с повязанным шёлковым шарфом.
Зайдя в рядом расположенную Художественную галерею, можно увидеть портрет Бориса Эдуардса работы Тита Дворникова.
Эдуардс на нём изображён точно в описанном одеянии – в бархатном вестоне с повязанным шёлковом шарфом. Следует не забыть обязательно посмотреть эдуардсовский шедевр - портретный бюст «Шурка», мальчишки в бумажной треуголке. А, гуляя по городу, можно увидеть ещё одну работу скульптора – бюст Александра Бернардацци, установленный в нише у главного входа в Филармонию.
Бывшую мастерскую Эдуардса, перегородочно разделённую ныне на три части, занимают талантливые художники-скульпторы Юрий Зильберберг, Виктор Олейник и Пётр Кравченко.
Спрашиваю: «Хоть что-то осталось от Эдуардса?» Отвечают: «Ничего. Даже в Художественном училище им. Грекова нет ничего». Повреждённая эмалированная табличка «Входъ постороннимъ лицамъ строго воспрещёнъ» на двери в бывшую мастерскую скульптора и один пилястр, который условно считается творением мастера, – вот всё, что сегодня может напоминать о Борисе Эдуардсе.
На здании отсутствует элементарная памятная доска.
А по соседству на доме № 9 («Домъ М. Шварцштейна») висит мемориальная доска, свидетельствующая о том, что «в цьому будинку мешкав видатний украiнский зодчий Лiсенко Андрiй Онисимович, перший пiслявоенний архiтектор Одеси».
Никто не ставит под сомнение вклад Андрея Лысенко в послевоенное восстановление разрушенного города.
Но разве такого же уважительного отношения к памяти не заслужил знаменитый скульптор Борис Эдуардс (1860-1924 гг.), родившийся в одесской семье обрусевшего отца-англичанина и русской матери (из известного на Полтавщине казацкого рода Максимовичей)? Скульптор, бывший выпускником Одесской рисовальной школы
(1876-1881 гг.), ставший одним из основателем Товарищества южнорусских художников.
Просто удивительно, с каким пренебрежением одесская общественность и, прежде всего, скульпторы относятся к своему знатному горожанину, своему товарищу по цеху.
Ныне одесситы по праву очень гордятся памятником Екатерине II, хотят Екатерининскую площадь с установленным на ней памятником заявить для включения в Список мирового культурного наследия ЮНЕСКО.
А как же можно оправдать такое отношение к личности Эдуардса?
Неужели художественные учебные заведения и культурологические учреждения города, сами скульпторы города не могут изготовить и поместить на особняке мемориальную доску с барельефом скульптора, взять шефство по приведению особняка Эдуардса в достойный вид, добиться от мэрии ремонта особняка и восстановления полуразрушенного уличного забора? Установить во дворе дома бюст скульптора (вспомним о разработчике эсперанто Людвиге Заменгофе, чей бюст был самоинициативно выполнен и установлен скульптором Николаем Блажковым во дворе дома по Дерибасовской, 3).
Наконец, выделить малую площадь для размещения экспозиции, посвящённой скульптору.
Долго (почти 75 лет!) была неизвестна зарубежная судьба скульптора, который в 1919 году покинул Одессу. Прадед Эдуардса был первым комендантом завоёванного Гибралтара, дед Эдуардса жил на Мальте. Российскому посольству на Мальте удалось разыскать могилу Эдуардса, умершего и похороненного на Мальте в 1924 году, и поставить на ней памятную плиту. Творчество Бориса Эдуардса, создателя памятника Екатерине II в Одессе и соавтора памятника Екатерине II в Краснодаре (Екатеринодаре) ныне привлекает внимание общественности.
Мне захотелось запечатлеть на фотоснимках пока ещё сохранившийся особняк Эдуардса, но переулок, как известно, очень узок, а широкоугольного фотообъектива не имелось. Решаю попроситься в квартиру напротив стоящего дома, дабы сделать съёмку здания c балкона третьего этажа. Захожу в подъезд здания, парадная закрыта на кодовый замок. Стучусь в первую попавшуюся квартиру во дворе. Спрашиваю старую женщину: «Мамаша, не знаете, кто живёт на третьем этаже фасадного здания, добрые ли люди – пустят к себе
в квартиру чужого человека?» Отвечает: «Сейчас я туда позвоню». И, не заглядывая в записи, звонит: «Валя, сойди – тут мужчина хочет с тобой поговорить». Выходит женщина, говорит: «Пожалуйста, приходите позднее, в пять часов, когда фасад дома Эдуардса будет освещён солнцем».
И я совершенно случайно попадаю в квартиру Валентины Опольской.
Имя этой замечательной фотохудожницы-портретистки, обладательницы престижных наград многих стран, я знал раньше. Она участница и призёр более 250 выставок, в том числе, ста международных. Вся квартира увешена фотопортретами, собственно, не просто фотопортретами, а прекрасными художественно-психологическими образами людей, созданными Валентиной. Но, прежде всего, Валентина, улыбаясь, говорит: «Вы случайно обратились к моей маме. Ей через две недели будет 90. Она уже год нам не звонит, по причине глубокого склероза не может вспомнить номер телефона. А тут звонок! И Вы говорите, что она набрала номер по памяти. Вы, что, обладаете какими-то особыми способностями?» Я задумался, может, начать практиковать лечение склероза? И, прежде всего, начать с себя, чтоб помнилось не только «всё, что было не со мной»…
Валентина Опольская сетует, что на её глазах разваливается дом-мастерская Эдуардса, презентует прекрасно изданный журнал «Digital Photographen» с многостраничной иллюстрированной публикацией, посвящённой своему творчеству.
Возвращаясь к разговору о Борисе Эдуардсе, хочется напомнить одесской общественности, что в 2009 году, когда будет отмечаться 215 лет со дня основания города, можно было бы достойно вспомнить Эдуардса (85-летие со дня смерти скульптора). ДОМ ДЕРИБАСА выдвинул идею и разослал проект программы проведения в Одессе и Валлетте (Мальта) Международных «Эдуардских чтений».

1117

Комментировать: