Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +1 ... +3
утром +2 ... +5
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Борис Литвак

Среда, 28 октября 2015, 10:09

Елена Каракина, Светлана Лехтман, Евгения Спектор

Emmanu-EL, 09.2014

Борис Давидович Литвак – Герой Украины, Почетный гражданин города Одессы и Одесской области, директор детско-юношеской спортивной школы Олимпийского резерва, депутат Одесского городского совета нескольких созывов, до этого – Председатель Одесской федерации бокса, завуч Одесского автодорожного техникума, рабочий завода «Кинап», на протяжении последней четверти века – одна из самых ярких и значительных фигур Одессы.

Родился Борис Литвак 11 марта 1930 года в Одессе.

«Трудовая биография», как принято было писать в газетных передовицах советского времени, но вовсе не объясняет той огромной любви и благодарности, той славы и влияния, которыми пользовался Борис Давидович не только в Одессе, но и далеко за ее пределами.

Правда, будучи рабочим завода «Кинап», принимавшим самое горячее участие в общественной жизни предприятия, Борис Давидович построил стадион при заводе, а заводская команда стала выигрывать всевозможные соревнования и первенства. Позднее, уже в 1975 году, по его инициативе и прямом участии был построен Одесский Дворец спорта. Но и не это сделало Литвака легендой еще при жизни.

Да, популярность его была велика – среди спортсменов, учеников, коллег, просто одесситов. Даже не будучи депутатом Одесского городского совета, как член КПСС, как профсоюзный деятель, он энергично и действенно помогал всем, кому только мог. Поставить телефон, выбить путевку, добиться квартиры и т.п. А уж став депутатом, тем более. И все же не за неравнодушное исполнение депутатских обязанностей стали называть Литвака «совестью Одессы».

«Совестью Одессы» его сделала страшная личная трагедия. В возрасте 36 лет умирает от рака единственная, обожаемая, лучшая в мире для отца дочь Ирина Борисовна Литвак. Перед смертью она говорит отцу: «Папа, твои тренеры ходят по школам, отбирают самых здоровых, самых высоких детей. А эти дети могут и без тебя обойтись в этой жизни. Помоги тем, кто не в состоянии даже перейти футбольное поле. Папа, помоги им».

Эти слова стали не просто завещанием любимой дочери – точкой опоры, с помощью которой можно перевернуть мир. И Борис Давидович пошел навстречу тому, что сделало его славой и легендой.

С момента смерти Ирочки Литвак запланированное еще в 1990-м здание на Пушкинской угол Базарной превратилось в будущий Дом с ангелом. В будущее здание Одесского детского реабилитационного центра. Сначала думалось его строить «для больных и ослабленных детей». Постепенно идея трансформировалась.

Для сноса старых домов, принятия решения о строительстве нового понадобились горы документов. Но это было только начало, пустячок.

Необходимы были квартиры, куда можно было переселить тех, кто живет в старых домах. И квартирный вопрос был решен. Все это было сделано в «свирепые девяностые».

За деньгами на строительство пришлось Борису Давидовичу ехать с протянутой рукой аж в город-побратим Одессы Балтимор. Но помог не Балтимор. Помогли все-таки одесситы.

Этажи здания Центра на углу Пушкинской и Базарной поднимались долго и трудно. Отделка их была сложной. Когда здание было построено, помнится, Борис Давидович делился: «Здание есть, но денег нет. Мне не на что купить даже веник».

Но Литвак нашел эти деньги. И оборудование для Центра. В Одессе, Регенсбурге, да еще Бог весть где. И нашел лучших врачей, лучших медсестер, лучший обслуживающий персонал. В первые годы после открытия Центра эти замечательные люди работали за копейки.

Был создан благотворительный фонд «Будущее», президентом которого стал Борис Давидович Литвак. В состав фонда вошли достойные, состоятельные и состоявшиеся люди. Приводились в движение официальные приводы.

Профессиональной ориентацией Одесского детского реабилитационного центра стали дети с церебральным параличом. Уникальность же Центра заключалась в том, что за диагностику и прохождение лечения в этом месте не брали ни копейки. Ни у кого. Никогда. И это правда.

Как-то в Центре его первых лет (Одесский детский реабилитационный центр был открыт в 1996 г.) побывал сын известного английского писателя Френсис Грин, благотворитель и жертвователь. После посещения Центра и разговора с Литваком Грин задал вопрос тому, кто его туда привел: «Откуда он берет деньги на содержание этого здания и персонала?». Ответом стало: «Вы только что это видели сами. Литвак показал вам Центр, показал этих детей и рассказал кто, как и за сколько с ними работает».

Френсис, который, как и его отец, долгие годы работал на английскую разведку, не поверил. И денег не дал. А зря.

Годами Борис Давидович находил жертвователей. Самых разных рангов. Как говорил он сам: «Нам дорог каждый – от той, кто принесла банку варенья, до того, кто купил нам новейшее оборудование».

Если опустить подробности, которые обходились кровью и жизнью Борису Давидовичу Литваку, следует сказать, что с 1996 года к Одесскому детскому реабилитационному центру было пристроено еще одно здание – великолепный компьютерный центр, лечащий, реабилитационный, дающий образование. И выстроен восьмиэтажный пансионат, с бассейном, кабинетами и жилыми номерами для тех, кто приезжает лечить своих детей в Центре, иначе – в Доме с ангелом.

Появился не просто комплекс каких-то домов в центре города, возник лечебно-оздоровительный комплекс, со всеми прочими необходимостями – проживанием и питанием. Все – бесплатно. И все это было создано благодаря Борису Давидовичу Литваку.

За время деятельности Центра в нем получили помощь и лечение более 25 тысяч детей. Стоит повторить – бесплатно. Нетрудно представить количество людей, которые благословляют имя Литвака ежедневно и еженощно. Он стал «совестью Одессы», гордостью Одессы, воплощением энергии созидания и милосердия.

Вот почему Борис Давидович Литвак, чей земной путь закончился 10 апреля 2014 года – одна из ярчайших и значительнейших фигур в новейшей истории Одессы. Вот почему его слава гремит далеко за пределами родного города.

Стоит добавить – о Борисе Давидовиче написаны и напечатаны сотни страниц журналистами и писателями самых разных калибров и рангов. В 2013 году вышла книга воспоминаний самого Литвака, а точней – книга занятных и печальных рассказов из его жизни. Рабочим названием книги было «Боря – ты король!». Издателю то ли лень было изменять название, то ли оно ему действительно понравилось. Издатель был прав. Потому что при жизни Бориса Давидовича по имени-отчеству его именовали знакомые и близкие люди лишь в официальных обстоятельствах. А вне официоза звали только «Боря» и «Боречка». И в памяти всегда держали, что он – король!

Список благотворителей Центра – сотни фамилий. Нетрудно представить, какое огромное количество людей Литвак заразил своей энергией созидания. Эта энергия продолжает спасать и лечить в доме на Пушкинской угол Базарной, в Доме с ангелом.

* * *

Борис Литвак: Человек-глагол

Еврейские новости, 10.04.2015

Год назад ушел из жизни основатель легендарного детского реабилитационного центра «Дом с ангелом»

10 апреля 2014 года на 85-м году жизни скончался Борис Давыдович Литвак — Герой Украины, почетный гражданин Одессы, заслуженный тренер Украины, создатель Центра реабилитации детей-инвалидов «Будущее».

Одесса славится своими героями, литературными и настоящими. Летчики и налетчики, спортсмены и ученые, артисты и писатели, а Борис Давыдович был просто волшебником — бесконечно добрым, умеющим пробуждать это чувство в других. А как иначе? Ведь люди, по его классификации, делились на Солнечных и животных. Первые, это те, кто помогал детскому центру. Почему его считали волшебником? А как еще назвать человека, который в лихие 90-е построил в Одессе Дом, где совершенно бесплатно (!) лечат детей — вне зависимости от их места проживания, национальности, вероисповедания или гражданства.

Резо Габриадзе, грузинский художник, режиссер, писатель, сценарист и скульптор, как-то сказал о Борисе Литваке: «Он как чудо-самолет, который может быстро проходить все высоты, снова подниматься и делать петлю… Я много раз сидел у него в кабинете и наблюдал, как он работает — как он легко меняет высоту, как он маневрирует. Боря — это очень живая жизнь живой души. Я не хочу его загружать прилагательными. Он — человек-глагол. А прилагательные — это его дела! Я его люблю, и благодарен судьбе, что знаком с ним и дружу с ним. Борю надо просто крепко обнять и поцеловать. Вот и все!»

ЖЕЛАНИЕ ДОЧЕРИ

В 1991 год. Внуково. Борис Давыдович с любимой дочерью Ириной возвращаются из поездки в США, где Ирине озвучили смертельный диагноз. Перед Литваками движется группа из Грузии, позади всех молодая женщина несет на плечах огромную сумку, а по земле волочит… больного ребенка. Одесситы помогают этой паре добраться до самолета.

— Папа, ты ребенка запомнил? — спрашивает Ирина, когда они озираясь, пытаются найти свою группу.
— Ну как забыть?!
— Папа, твои тренеры выбирают в свою спортивную школу самых здоровых и готовых к жизни людей. А больные, слабые, а инвалиды? Они ведь остаются за бортом. Каково им?

Через четыре месяца Ирины не стало. А Борис Давыдович выполнил завещание дочери, создал Дом, подарив таким образом жизнь и надежду тысячам людей: больным детям и их родственникам.

Недавно центр отметил совершеннолетие — 18 лет работы. И первый год работы без своего основателя и ангела-хранителя.

Фауст Миндлин, руководитель отделения арт-терапии Дома с ангелом, режиссер, вспоминает: « ...никто не мог представить, что его не будет. Несмотря на возраст и болезнь Бориса Давидовича, он казался неизменной величиной. Все болезни Литвак переносил очень мужественно. Он вообще был настоящий мужчина, сильный человек. И смерти не боялся, готов был в любой момент оказаться рядом с дочкой, но хотел успеть защитить центр, чтобы можно было спокойно уйти. Задачи центра для Литвака были важнее собственной жизни. Он сам говорил: «Мне нужна не жизнь как таковая, а ресурс для выполнения поставленных задач»».

ВСЕ ХОРОШЕЕ, ЧТО ЕСТЬ ВО МНЕ — ЭТО МАМА

Так говорил Борис Давыдович. Он появился на свет в одесском детприемнике 11 марта 1930 года. Его мама Анна Абрамовна Кушнир на девятом месяце беременности ушла от отца. Кроме сына там она выкормила еще двух детей, причем сына ей приносили только третьим. Таковы были условия.

— Мама, как ты могла уйти от отца, — спросил повзрослевший Боречка. — 30-е годы, голод…
— Боря, лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас, — ответила мама.

А решилась она на такой шаг после того как услышала, что старшие сестры мужа упрекают его в том, что он купил беременной жене ботинки. И отец семейства пообещал, что больше этого делать не будет. Тогда гордая женщина собрала вещи в узелок и отправилась в никуда. Надо сказать, что она была из благополучной семьи и гимназию окончила с золотой медалью. Выйдя из детприемника, Анна Абрамовна устроилась на завод «Кинап» револьверщицей в механический цех. На этом заводе она проработала 47 лет.

ВОЙНА

Работа на заводе спасла Борю с мамой — вместе с «Кинапом» они смогли покинуть Одессу на последнем судне. Это было 27 сентября 1941 года, две недели спустя в город вошли немцы. Пароход «Днепр» был набит людьми: ранеными и эвакуированными. Через бомбежки они еле добрались до Новороссийска, оттуда в теплушках для животных отправились в Самарканд, где был еще один завод Кинап. Кормежка в дороге не предусматривалась. Опухнув от голода, Боря с мамой сошли на станции Серово в Узбекистане. Обменяли киноаппарат, которым Анну Абрамовну премировали на заводе, на черную лепешку и стали устраиваться. Маму взяли на работу в Госстрах — грамотность в тех краях очень ценилась, а 11-летнего мальчишку — на завод. «Там верстак, я становился на ящик, — вспоминал Борис Давыдович. — Доставал до тисков. Зажимал в тисках этих собачку и крупным напильником запиливал». Но работы была непыльная, поэтому Боречка специально пачкался мазутом, а дома мама лила на руки теплую воду. «Я умывался. Это было такое состояние!» — вспоминал он.

После войны семья вернулась в город, и Боречка стал работать с мамой на заводе «Кинап» и увлекся спортом. Его футбольный талант заметил легендарный маршал Жуков. Командующий Одесским военным округом как-то на тренировке похлопал шустрого паренька по плечу, и после этого Литвака стали называть «помазанником Жукова».

БОРИС И ПАРТИЯ

Из книги Елены Каракиной «Дом с ангелом»: как Бориса Литвака принимали в партию.

«Вызывают меня на бюро. Командует майор Тыртычный. У него задача: меня «похоронить» потому, что я – «яврей» и дядя в Израиле. Мамин брат уехал в Палестину еще до революции, и мама сказала: напиши в анкете, а то узнают, и будет, как с Гольдштейном. И я написал. Плевать я хотел.

Прихожу. Триста голов офицеров. Все фронтовики, в орденах, медалях. Тыртычный читает дело пацана — фельдшера из Молдавии. Розенбойм, Розенблит… Зал: гу-у-у… Отказать! Потом я. Литвак, еврей. Дядя в Израиле. Гу-у-у! И тут встает один чудак: «Если это тот Литвак, что играет за команду Дома офицеров, требую его заслушать».

И я, лютый хавбек, иду на трибуну. И говорю — а идите вы с вашей партией. Если в ней майор Тыртычный — мне там делать нечего. И еще я спросил их, орденоносцев и героев: «Что, евреи рядом с вами не умирали?» Гробовая тишина.

На трибуну вышел начальник госпиталя, где фельдшером работает Розенбойм. Он рассказывает, что «13 душ детей были в семье. Все кроме него погибли на войне, а сам Розенбойм имел отсрочку. И ушел в армию сам».

И тогда встал генерал Толстых, член бюро. «Мне стыдно, сказал он, что я — председатель этого собрания. Предлагаю вопрос о принятии в партию Розенбойма решить положительно. Вопрос Литвака также решить положительно. Вопрос о пребывании в партии майора Тыртычного рассмотреть на ближайшем заседании бюро».

ОТЧИТАЛ УТЕСОВА

В 1946 году в Одессу приехал Леонид Утесов. Зал в Зеленом театре был переполнен, а пространство от первого ряда до сцены заполнено фронтовиками-инвалидами. «Которые на подшипниках с колотушками в руках по булыжникам ездили. Их было много тогда у нас», — вспоминал Литвак. Утесов исполнял песни, когда дошел до популярной «Одессит Мишка», зрители попросили на бис. А он просьбу не исполнил. В Утесова полетели костыли фронтовиков. Мальчишки стали бросать помидоры — целый ящик нашелся. Утесов уехал, но Боря Литвак эту историю помнил.

Через несколько лет он приехал от завода «Кинап» на спортивные соревнования в Ленинград. В Летнем саду Утесов давал концерт, а потом отдыхал на скамеечке. Боря Литвак подошел к артисту и сказал, что у него давно накипело возмущение из-за того случая, когда артист отказался петь на бис фронтовикам. Утесов молчал. В 1957 году он снова давал концерт в Одессе — зал был заполнен лишь на треть, одесситы помнили старую обиду.

ПОД КРЫЛОМ АНГЕЛА

С тремя классами образования Боря Литвак умудрился получить аттестат и окончить факультет физвоспитания Педагогического института им. Ушинского. Много лет он преподавал физкультуру в автомеханическом техникуме, руководил Одесской детско-юношеской спортивной школой и воспитал плеяду известных баскетболистов.

Но главным его поступком, пожалуй, стало создание Детского реабилитационного центра, который ранее называли просто «Дом с ангелом», а теперь — дом Бориса Давыдовича Литвака. Тысячи встреч и тонны писем, разрешительные документы и средства от благотворителей. И Дом очень ценит всех тех, кто помогал — их имена можно увидеть на первом этаже. А еще есть сотни людей, учеников и просто знакомых Бориса Давыдовича, которые помогали своим трудом и делились временем совершенно бескорыстно. Ведь помочь Боречке — это честь.

К счастью, есть люди, благодаря которым Центр работает и после смерти создателя. Здесь не только лечат детей, но и дают им крылья. Недавно здесь прошел второй Фестиваль творчества детей с ограниченными возможностями «Под крылом Ангела», посвященный памяти Бориса Давидовича Литвака.

«Огромность этого имени всем нам предстоит осознать со временем… — говорит Фауст Миндлин. — Когда еще Борис Давидович был с нами, неслись к нему ВСЕ! В Дом, к Литваку! Этот человек привлёк к себе уважение и любовь не только одесситов, нет! Многих и многих тысяч людей во всём мире! И становились они рядом с ним — литваковцами! Спешили делать добро. И делали. Предельно честно и искренне, не задумываясь о каких — либо преференциях. Дом с Ангелом, заботливо поддерживаемый этим славным народом, имеющим общую национальность — человек, стоял крепко. И все были уверены, что так будет всегда. А как же иначе? Ведь за это боролся Литвак!»

8780

Комментировать: