Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -5 ... 0
днем -5 ... -3
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Жители Одессы

Борис Иофан

Вторник, 30 апреля 2013, 22:22

Счастье по Иофану

Борис Михайлович Иофан, москвич по месту творчества и одессит по месту рождения, был своеобразным символом архитектуры эпохи сталинизма. Самый масштабный проект 20 века – Дворец Советов в Москве – принадлежит Иофану, мастеру грандиозных зданий.

Одесский живописец

До того как стать вестником масштабных идей в архитектуре, Борис Иофан мечтал о живописи. Еще мальчиком он увлекался рисованием, и в 12 лет поступил на живописное отделение Одесского художественного училища. Однако под влиянием своих товарищей и интересу к окружающей его одесской архитектуре, Борис переходит с живописного отделения на архитектурное. В 1911 году он заканчивает училище с дипломом техника-архитектора. Работать Иофан едет в Петербург, к старшему брату Дмитрию, где изучает архитектуру русского классицизма. По принятой тогда традиции молодой архитектор через несколько лет уезжает в Италию - продолжать архитектурное обучение.

В поисках советского стиля

Он возвращается в Россию через десять лет. Это совершенно другая страна, с новой идеологией, без религии, зато с непоколебимой верой в мировую революцию и коммунистическое будущее. К этому Борис Михайлович частично готов: еще работая в Италии, он вступил в итальянскую компартию.
За плечами Иофана - годы обучения в Высшем институте изящных искусств и Высшей инженерной школе. Он готовый, сложившийся специалист со эйфорическим видением новой жизни. Первый его куратор - председатель Совнаркома Рыков. Он знакомится с молодым архитектором в Италии, где лечится после инфаркта, и приглашает его в СССР - строить счастливую жизнь при помощи социалистической архитектуры.
Приглашение Иофан принимает с энтузиазмом, и начинает проектировать жилые дома для строителей коммунизма. К этому времени в СССР продолжаются поиски «советского стиля»,  связанные, в частности, с отрицанием конструктивизма в архитектуре. Иофан, живя заграницей, участия в дискуссии конструктивистов не принимал. Он отдает дань уходящему архитектурному стиля в проекте жилого комплекса на Русаковской улице (экономичная планировка квартир и гармоничный экстерьер), и идет дальше, создавая проект Дома ЦИК и СНК СССР на Берсеневской набережной (1927-1931).

Дом на набережной

Архитектурное детище Иофана стало не только плодом его размышлений о месте архитектора в строительстве новой жизни. Двенадцатиэтажный дом с 505 квартирами (24 подъезда) стал одним из самых крупных домов в Европе. Жильцами дома стали, главным образом, представители формировавшейся советской элиты: ученые, партийные деятели, Герои Гражданской войны, Социалистического Труда и Советского Союза, старые большевики, выдающиеся писатели и ученые, служащие Коминтерна, герои войны в Испании. В квартирах был дубовый паркет, художественная роспись на потолках. Фрески были настоящими произведениями искусства - их делали специально приглашенные из Эрмитажа живописцы-реставраторы. На потолках красовались пейзажи разных времен года, цветы, фрукты. На кухне имелось отверстие в стене для самоварной трубы и выход грузового лифта, на котором вывозили мусор.
В проекте Иофан использовал последние достижении техники и решал сложные композиционные задачи. Дом Правительства был символом политической власти. И бессилия ее адептов: в 30-х годах из двух тысяч жильцов Дома на набережной были репрессированы семьсот.

Идея светлого завтра

Во времена утверждения тоталитарной государственной власти широкомасштабные идеи Иофана с его приверженностью революционной тематике были как нельзя кстати. В 1934 году Иофан выигрывает конкурс на проект главного идеологического здания страны, которое нужно изваять на место оплота старой власти, взорванного Храма христа-спасителя. Проект Дворца советов потрясают – высота 416 метров, вес 2 млн. тонн, общий объем 7 млн. кубометров, что примерно равнялось сумме объемов 6 (!) знаменитых нью-йоркских небоскребов.
Однако воплощение грандиозного проекта требуют немалого времени и средств. В результате, до войны успевают только поставить железный каркас, а после войны стало ясно, огромный Дворец Советов так и не построят. Сменившему Сталина Хрущеву лишние памятники развенчанного культа личности были не нужны.
Иофан стал автором еще одного символа эпохи - помпезного выставочного комплекса СССР в Париже со знаменитой скульптурой Веры Мухиной на вершине. Статую Мухиной перевезли в СССР,  а павильон Иофана до сих пор стоит в Париже.
После смерти Сталина Иофан спроектировал только одно здание - Институт физической культуры на Сиреневом бульваре. С воплощением счастья в архитектуре Иофан покончил со смертью Сталина.

Людмила Заболотная


4440

Комментировать: