Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас 0 ... +2
ночью -2 ... +1
Курсы валют USD: 25.638
EUR: 27.246
Регистрация
Жители Одессы

Александр Куприн

Среда, 17 апреля 2013, 00:11

Одесская авантюра

Жизнь Александра Ивановича Куприна в Одессе иначе, как авантюрой, не назовешь. А как можно за небольшой промежуток времени участвовать в таком количестве приключений и получить от них множество ярчайших впечатлений? Куприну в Одессе это удалось вполне.

Беспокойный город

Дочь писателя Ксения Куприна в своих воспоминаниях писала: «Мой отец объездил почти всю среднюю Россию, любил многие ее города, уезды, пейзажи, но особое место в его сердце занимала Одесса. События многих повестей, рассказов, очерков, таких, как «Гранатовый браслет», «Белая акация» и других, происходят в этом своеобразном, колоритном порту.

Отец всегда вспоминал об Одессе с особой нежностью. Родители часто мне потом рассказывали о маленьких происшествиях 1909-1910 годов, которые были полны острых ощущений - радостей и горечи».

Жизнь Куприна одесского периода – это дружба с художником Нилусом, борцами Заикиным и Поддубным и знаменитым авиатором Сергеем Уточкиным.

Скачки на Одеском ипподроме, полеты на воздушном шаре и биплане «Фарман», участие в тушении пожара на Екатерининской и еще множество необычных событий – это жизнь Александра Куприна в Одессе.

Нельзя сказать, что Куприн непрерывно «мальчишествовал»; ко времени переезда в Одессе вышла его повесть «Яма», и шквал возмущенных, ханжеских писем налетел на писателя. Никто в России с такой откровенностью не писал о проблеме проституции, но «добрые жители» предпочитали эту проблему замалчивать.

Чтобы хоть немножко абстрагироваться от навязчивых «почитателей», Куприн решил пожить на даче под Одессой. И, как это делала небогатая интеллигенция, снял дачу в Люстдорфе.

Две истории

Но отдых не получился. Зато Одесса стала для Куприна неисчерпаемым источником для вдохновения. Даже из обычной, казалось бы, ничем не выделявшейся на фоне окружающих «забегаловок», пивной Куприн сделал гениальный рассказ.

Интересно, что два писателя проследили жизнь Сашки-музыканта. Куприн написал «Гамбринус», и сделал нищего скрипача знаменитым на всю Россию, а много лет спустя Константин Паустовский проводил его в последний путь.

«…однажды  в  «Одесских известиях» было  напечатано  объявление  о смерти Арона  Моисеевича Гольдштейна, - писал Паустовский в повести «Время больших ожиданий». -  Кажется, покойного звали именно так. В точности не помню. Никто не обратил бы внимания, на это объявление, если  бы внизу,  под  фамилией   «Гольдштейн»,   не   было   напечатано   в  скобках: «Сашка-музыкант» из «Гамбринуса».

До  тех пор я был убежден, что  почти все литературные герои вымышлены. Жизнь и  литература  в моем  представлении никогда не сливались  неразрывно. Поэтому объявление о смерти Сашки-музыканта несколько смутило меня.

Я  перечитал «Гамбринус». Все в этом рассказе было точно, как протокол, и вместе с тем рассказ был гуманен  до слез и живописен, как летний вечер на Дерибасовской.

Мне посчастливилось. Я видел  подлинную концовку рассказа «Гамбринус» - похороны Сашки-музыканта. Эту концовку дописала вместо Куприна сама жизнь.

Сашку-музыканта провожала на кладбище вся рабочая, портовая и окраинная Одесса.

Около   входа   в  заколоченный  «Гамбринус»  процессия   остановилась. Музыканты вытащили  из-под подбитых ветром пальто инструменты, и неожиданная и грустная мелодия старомодного романса поплыла над притихшей толпой:

 Не для меня придет весна,
Не для меня Буг разольется...

Люди в толпе начали снимать шапки, сморкаться, кашлять и утирать слезы.

Потом кто-то крикнул сзади сиплым и неестественно веселым голосом:

- А теперь давай Сашкину! Любимую!

Музыканты переглянулись,  кивнули друг другу, бурно ударили смычками, и по улице понеслись игривые, скачущие звуки:

Прощай,  моя  Одесса,
Славный Карантин!
Нас  завтра угоняют
На остров Сахалин!»

Людмила Заболотная




Александр Куприн на «Глобусе Одессы»
 

«Гамбринус»
«Белая акация»

4326

Комментировать: