Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -6 ... 0
днем +1 ... +2
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Золотая труба Одессы

Четверг, 28 января 2016, 09:50

Анатолий Горбатюк

Всемирные Одесские новости, № 3, 2014

Этот одаренный музыкант, безусловно, входил в когорту лидеров одесского джаза второй половины ушедшего столетия. Не получив должного музыкального образования, благодаря врожденным способностям и прослушиванию концертов своих кумиров: Л.Армстронга, Д. Гиллеспи, М.Девиса и других корифеев, — Астафьев в короткое время становится блестящим трубачом-импровизатором и получает приглашения в самые престижные оркестры бывшей огромной страны. И сегодня при упоминании имени Астафьева сам Анатолий Кролл многозначительно поднимает указательный палец: «Да, большой музыкант!..»

Впрочем, уезжать из Одессы Аркадий не особенно стремился, разве что в поисках быстрого (не путать с легким) заработка рвануть на несколько месяцев с концертной бригадой по солнечной Сибири, Дальнему Востоку, Средней Азии… За несколько таких поездок музыканты рачительные (попадались и такие) покупали желанные «Жигули» или приобретали кооперативную квартиру. Аркадий же — широкая бесшабашная натура — накрывал один за другим длиннющие столы в лучших ресторанах Одессы. Близкие и не очень близкие друзья недоуменно переглядывались («Вот, мол, шальной!»), но в застолье участвовали с искренним удовольствием. Через какое-то время деньги заканчивались, и Астафьев отправлялся в очередную поездку.

Но не думайте, что, находясь в Одессе, наш герой только и занимался кутежами. Боже упаси! Астафьев, в силу непререкаемого авторитета среди музыкантов, играл в лучших, престижнейших ресторанах города: на морвокзале, в «Красном», «Лондонской», «Киеве», «Море»… При этом оркестранты любого из коллективов принимали Аркадия с распростертыми объятиями не только, так сказать, из любви к джазу. Все они хорошо знали: туда, где звучит труба (или корнет) Астафьева, обязательно придут покутить люди, представляющие одесский деловой мир, те, кого обычно называли «жирный клиент». Рассказывая о популярности нашего трубача, забегу чуть вперед, чтобы рассказать о посещении им Соединенных Штатов Америки, куда Астафьев прибыл, воспользовавшись приглашением друзей, в 1998 году. Так вот, находясь сначала в Нью-Йорке, а потом в Лос-Анджелесе, он с огромным успехом играл в так называемых «русских» ресторанах, демонстрируя слегка обалдевшим нашим эмигрантам, покинувшим Одессу в далеких 1970-х, неувядающее отточенное мастерство трубача-солиста. Прием был, прямо скажем, потрясающий!

Обладая абсолютным слухом, этот, прямо скажем, выдающийся трубач без всяких репетиций вливался в любой состав, на ходу подхватывая самую сложную в техническом отношении мелодию. Помню, как однажды в филармоническом биг-бенде под управлением светлой памяти Евгения Болотинского (Астафьев, конечно же, был солистом и в этом коллективе) приглашенные Евгением Наумовичем звезды первой величины ленинградского джаза не могли сдержать возмущения, хорошо замешанного на элементарной человеческой зависти: «Занимаешься по десять часов в день, а этот приходит за полчаса до концерта, даже не раздувается, а играет, как Бог!». Впрочем, никто и никогда не мог упрекнуть Аркадия Леонидовича в безответственном, поверхностном отношении к исполняемым им произведениям. Будь то известная, много раз сыгранная джазовая пьеса или сложнейший «Духовный концерт» великого Дюка Эллингтона, с огромным успехом исполненный молодежным биг-бендом Николая Голощапова, в котором Астафьев выступил в качестве солиста, — неизменно продуманное соло в «железных» рамках гармонии, точно выверенная нюансировка, а в подарок — долгие аплодисменты все понимающей одесской публики.

Много лет тому назад впечатлительные одесситы назвали Аркадия Астафьева «Золотой трубой Одессы», и здесь не усматривалось никакое преувеличение, ибо то, что выделывал на своем инструменте этот музыкант, неизменно приводило в восторг самую взыскательную публику.

Астафьева, безусловно, следует причислить к истинным самородкам, которые периодически рождаются на славной одесской почве. Свои первые шаги в музыке он делал в духовом оркестре мореходного училища под руководством известного дирижера-«духовика» Януса. Вспоминает Аркадий этого незаурядного дирижера всегда с благодарностью и легкой иронией. Дело в том, что у маэстро Аркадий не только учился игре на трубе, но и впервые, будучи не очень, мягко говоря, организованным подростком, познакомился с граненым стаканом водки.

Как я уже сказал, в силу различных обстоятельств Аркадий не получил должного музыкального образования, все постигал сам, жадно приникая ухом к старенькому приемнику, доносившему сквозь треск и вой гэбэвских «глушилок» чарующие звуки настоящего американского джаза; не пропуская ни один джем-сешн с гастролировавшими в Одессе музыкантами — исполнителями полузапрещенной в те времена джазовой музыки.

Аркадий вырос без отца. Но какая же у него была мама! Эта обаятельная женщина, страдавшая близорукостью, но никогда не сидевшая без дела, прибегая с работы, сразу бросалась к плите, чтобы сотворить для любимого сыночка и оравы его всегда голодных многочисленных друзей нечто необыкновенно вкусное. Ах, эта таявшая во рту фаршированная рыба, эти листья салата в кислом соусе, эта икра из «синеньких», эти блинчики из кабачков и еще много, много чисто одесских изысков!.. И все это делалось, что называется, от чистого сердца, с доброй улыбкой. Такой же была и старшая сестра Жанна, нежно любящая брата. Мамы, Марии Самойловны, давно нет, она ушла в далеком 1980-м, Жанна с семьей живет в Лос-Анджелесе, через океан пытаясь (заметим в скобках: без всякого видимого успеха) повлиять на рацион брата…

Рассказывая об этом одесском Армстронге, следует вспомнить его удивительное чувство юмора — постоянного спутника жизни нашего неутомимого балагура и шутника. Его шутки и сегодня звучат в среде одесских (и не только одесских) музыкантов совсем другого поколения.

Когда накатили лихие 90-е и для одесских музыкантов наступили тяжелые времена, Город, его преуспевающие предприниматели оказались неспособными поддержать тех, кто долгие годы ублажал их слух добротной музыкой. К сожалению, навсегда ушли благостные времена, когда в Одессе слова «предприниматель» и «меценат» стояли обязательно рядом. Сегодняшние нувориши этой «слабостью» не страдают. Многие великолепные одесские музыканты вынуждены были эмигрировать. Так оказался в Гамбурге и герой нашего очерка.

Сегодня этот талантливый музыкант уже не радует слушателей чарующими звуками своей трубы: здоровье не то, да и 75 — это тоже, знаете…

Каждый год Аркадий Астафьев приезжает на свидание с любимым Городом, по которому безумно скучает и жизнью которого, как и прежде, живо интересуется. А разве может быть как-то иначе, если речь идет о настоящем одессите?

Долгих лет тебе жизни, «Золотая труба Одессы», и прими напоследок мой дружеский совет: не держи обиды на Город, в неповторимой ауре которого ты состоялся, но который не смог воздать тебе должное и поддержать тебя, когда ты в этом очень нуждался. Поверь мне, Город наш ни в чем не виноват.
9313

Комментировать: