Наша камера
на «Ланжероне»
Loboda Loboda
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас +5 ... +7
днем +6 ... +7
Курсы валют USD: 0.000
EUR: 0.000
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Знаете, каким он парнем был?..

Суббота, 17 ноября 2007, 02:49

Татьяна ЖАКОВА

Вечерняя Одесса, 01.11.2007

В минувшее воскресенье все село Мариново Березовского района, полтысячи приехавших родственников, друзей, однокурсников провожали в последний путь Александра Клеца. Все военные почести были отданы курсанту Львовского института Сухопутных войск. Похоронили его рядом с бабушкой Екатериной Ильковной.

О ТРАГЕДИИ, произошедшей 25 октября на Яворовском полигоне на Львовщине, когда в колонну возвращающихся с учений 115 курсантов десантной роты врезался на огромной скорости автомобиль «Жигули», за рулем которого был пьяный водитель, страна узнала в тот же день. На месте происшествия погибли молодой лейтенант Роман Земсков, недавно окончивший Одесский институт Сухопутных войск, и курсант Александр Клец, наш земляк. Еще один курсант сейчас в тяжелом состоянии находится в реанимационном отделении военно-медицинского клинического центра Западного региона.

ВОЕННЫЙ самолет с телом Саши, на котором была половина курсантов четвертого курса аэромобильного факультета, прибыл в минувшую пятницу на Школьный аэродром Одессы. Остальные прощались с лейтенантом Романом Земсковым, которого хоронили на его родине, на Хмельнитчине. Родители Саши решили похоронить его в Мариново, где родились, выросли, куда так любил приезжать летом их сын.

Сашуня, так называли его многие. За характер — мягкий, добрый, отзывчивый, открытый.

— Я племяннику не раз говорил, Сашуня, тебе не в десантники надо идти, а в капелланы, — рассказывает дядя Александра Клеца Иван Иванович Ниточко. — Настолько не увязывался его богатый душевный мир с армейской жесткой дисциплиной. Саша зачитывался книгами, любил театр. Не пил, не курил. И даже с девушками не встречался. К этому вопросу он относился очень серьезно. «Вот окончу институт, тогда и будем говорить на эту тему. А просто так кружить головы девчонкам не могу». Его любили в школе, в институте, дома. Мама в нем души не чаяла. Я порой сестре Ире даже высказывал: нельзя так самозабвенно любить детей. Сегодня на нее смотреть неимоверно тяжко: слезы который день не высыхают на ее глазах... Кто мог подумать, что в эту счастливую семью придет такое горе!

И семья Владимира Ивановича Клеца, мужа Ирины, и наша — переселенцы из Западной Украины. В 51-м постучали в окна наших родителей, сказали номер вагона и дали два часа на сборы. В Мариново — все переселенцы. Это переселение было настоящей трагедией для наших родителей. Не все ее пережили. Рано ушел из жизни и наш отец, я во многом заменял папу младшей Ирочке. Как мы все радовались, когда сестренка, закончившая медицинское училище, и Володя, выпускник Одесского артиллерийского училища, сообщили о своем решении пожениться.

Жизнь семьи военного — постоянные переезды. Служил Володя сначала в Германии, затем — в Кенигсберге. Командовал там батареей знаменитых установок «Град». Потом была служба в Веселых Кутах Арцизского района, где возглавлял штаб десантного артиллерийского полка. В Одессе занимал должность заместителя начальника управления по мобилизационной работе. Куда ни забрасывала судьба Владимира Клеца, всюду рядом была верная жена, любимые сыновья. В 1979 году появился в семье первенец Виталий, через восемь лет — Сашуня. К сложностям военной службы мальчишкам было не привыкать. Семь раз меняли место жительства — один барак на другой. Только в Одессе Владимир Иванович получил приличное жилье.

ВОПРОС ВЫБОРА профессии для Саши решали просто — пойдет по стопам родителей: отца, мамы — военного врача. Старший брат Виталий также окончил Одесский институт Сухопутных войск. И Саша, без сомнений, поступил в ОИСВ, на факультет аэромобильных войск.

— Помню, как впервые появился в 57-й школе, в которой начинал работать, — рассказывает военрук Михаил Федченко. — Через две недели заканчивались летние каникулы, а тут поступило сообщение, что необходимо на Пост № 1, на дежурство возле памятника Неизвестному матросу, найти группу ребят. Увидел на школьном дворе учеников. Особенно не надеялся, что среди них отыщутся добровольцы заступить на пост. Лето кончается, на море бы походить, а не в форме жариться на солнце. Первым вызвался Саша Клец. За ним и другие откликнулись. Потом не раз так случалось: если что-то надо делать, Саша отзывался первым. Он был у меня командиром отделения. Очень ответственный, но веселья и жизнерадостности ему было не занимать.

В нашей школьной комнате спортивной славы много снимков размещено. Саша на многих из них. Вот он на Посту № 1, здесь — в спортивных соревнованиях участвует, в игре «Сокол» проявил себя лучше других. В десятом классе рассказал о своем твердом намерении идти в десантники. Помню, как, будучи уже студентом военного института, пришел ко мне, чтобы рассказать о впечатлениях после первого прыжка с парашютом. Чувства его переполняли. Потом были еще 24 прыжка, все удачные. Кстати, и на последних учениях он, кажется, тоже прыгал. В воздухе было все нормально, а на земле, когда до казармы оставалось дойти всего три километра... Учителя нашей школы не могут поверить в случившееся...

ТОЛЬКО ДВА МЕСЯЦА отучился Александр Клец во Львовском институте Сухопутных войск, куда из Одессы перевели всех курсантов.

— И этого времени было достаточно, чтобы познакомиться с прибывшими и узнать каждого, — считает начальник факультета боевого применения войск Львовского института Артур Луньков. — Сашу выделил сразу, он был как звездочка на факультете. Учился отлично, добросовестно относился к любому порученному делу, среди курсантов пользовался бесспорным авторитетом. Душа любой компании. С такими обычно ходят в разведку. Только приехал из Одессы, где хоронили Сашу. До сих пор не могу забыть глаза матери, отца Саши. Невыносимо тяжело было в них смотреть, говорить слова утешения. Как его все любили! На 40 дней Владимир Иванович и Ирина Ивановна хотят приехать во Львов, увидеть то место, где погиб их сын, встретиться с его однокурсниками. Ту роковую ночь никогда не забуду. Все произошло стремительно быстро. Откуда на военном полигоне появился автомобиль, за которым сидел в стельку пьяный 25-летний водитель? Его и двух его друзей-пассажиров я возил на медицинское освидетельствование. Когда проверили водителя на алкоголь, то ужаснулись — 2,7 промили. Смертельная доза — 3,2 промили. Он, конечно, арестован. Но какой бы строгий приговор не вынес суд убийце, сыновей он матерям не вернет. Нам остается только помнить о трагически погибших Саше Клеце и Романе Земскове.
1051

Комментировать: