Наша камера
на «Ланжероне»
Лобода Лобода
в Садах Победы
Погода в Одессе сейчас -2 ... -1
вечером -2 ... -1
Курсы валют USD: 25.899
EUR: 27.561
Регистрация
Фильтр публикаций
Все разделы
Публикации по дате
Дата:

Жванецкий

Среда, 28 октября 2015, 10:11

Евгений Деменок

Шо, 22.08.2014

Вся проблема этого мира в том, что дураки и фанатики всегда уверены в себе, а умные люди полны сомнений.
Бертран Рассел

Это удивительное свойство — знать о своем таланте и бесконечно сомневаться в нём.

Оно присуще только настоящим творцам.

Сентябрь 2012. Михал Михалыч заканчивает очередной одесский сезон и уезжает на зиму в Москву. И, как обычно — прощальный вечер для друзей.

— Я читать сегодня не буду. Посидим, пообщаемся — и все. Читать не буду.

— Михал Михалыч… Ну пожалуйста…

— Ладно, подумаю. А пока — давайте выпьем.

Конечно, он хочет читать. Конечно, он приготовил много нового.

Через две минуты:

— Ну что, вы готовы послушать?

Мы всегда готовы.

Он читает великолепные миниатюры об отце. Полные мудрости, грусти и нежности.

Мы зачарованно слушаем.

— Почему вы не смеетесь? Вам что, не смешно?

— Очень смешно, Михал Михалыч!

— Ну так смейтесь! Хлопайте!

Ему каждый раз важна реакция аудитории. Он каждый раз проверяет себя и сомневается.

— Неделю назад я читал в Клубе – так они не в тех местах смеялись! Лёня, что за гостей ты приглашаешь в Клуб? Надо отбирать не по принципу уплаты взносов, а по наличию чувства юмора!

К Михал Михалычу подсаживаются гости:

— Миша, ты такой талант! Как у тебя получается так писать?

Он отвечает довольно:

— Я сам не понимаю, откуда это приходит. Иногда напишу что-то и не перечитываю; смотрю через полгода — совершенно не помню, как писал. Как будто диктовал кто-то.

И всё же — каждый раз сомневается в себе.

Чтения в Клубе — это отдельная история. Два раза в год, поздней весной и ранней осенью, тридцать счастливчиков могут послушать новое. То, что Михал Михалыч написал совсем недавно — настолько недавно, что при чтении иногда сам с трудом разбирает написанное. Крупные буквы, но быстрый почерк…

Обычно за вечер он читает несколько раз. Сначала нехотя, и мы его уговариваем. Потом он уговаривает нас.

Все мы знаем этот сценарий. Мы хотим услышать — а он хочет прочесть.

И ещё он хочет, чтобы мы смеялись.

— Вам что, не смешно?

— Очень смешно, Михал Михалыч!

— Ну так смейтесь! Смейтесь!

Через несколько секунд после удачной фразы зал взрывается от хохота.

И тогда он победно вскидывает руку вверх.

Традиционный для новичка сценарий на таких вечерах — попросить автограф на заранее купленной книге и сфотографироваться с мэтром.

После того, как очередь желающих заканчивается и часть народа уходит, Михал Михалыч подходит к барной стойке, и Галина Ивановна наливает ему коньяк.

Иногда он остаётся совсем один.

Это самые лучшие моменты. Моменты, когда можно поговорить по душам.

— Представляешь, Женя, я был недавно с концертом в Баку. Поселился в гостинице, готовлюсь. Я перед концертом не хожу никуда, не гуляю по городу и ни с кем не встречаюсь. Мне нужно сосредоточиться. После — пожалуйста.

И тут вдруг звонок:

— Алло, это Михаил Михайлович?

— Да.

— Вас беспокоят из администрации Президента. Господин Президент хочет с вами поговорить.

Ну что — я, конечно, соглашаюсь. Слышу в трубке голос Ильхама Алиева:

— Михаил Михайлович, здравствуйте! Я ваш давний поклонник и хотел бы пригласить вас сегодня на обед.

Я говорю, что перед концертом никуда не езжу.

— Не страшно! Тогда мы приедем к вам в гостиницу.

И они действительно приезжают к нам в гостиницу. Президент с женой. Жена — красавица. Накрывают сумасшедший стол. И он рассказывает мне, что любит меня с самого детства, что вырос он в Москве, где работал тогда его отец, и общался только на русском, азербайджанский выучил гораздо позже, когда они уже вернулись в Баку. Он цитирует меня постоянно. Он говорит:

— Я даже не мог себе представить такого! Я ужинаю с самим Михал Михалычем Жванецким!

Представляешь, Женя? Президент мне такое говорит!

Я представляю. Точнее, пытаюсь представить себе мысли обоих.

— Кто я? – думает Михал Михалыч. — Простой одесский пацан из обычной еврейской семьи. Закончил Водный, работал в порту… Да, у меня, наверное, талант. Пожалуй, точно талант. Я пишу смешные, иногда грустные вещи. Выступаю. Да, меня знают. Но мог ли я подумать, что ко мне в гостиницу приедет сам президент?

— Кто я? – думает Алиев. — Да, сейчас я президент. Да, я из знаменитой семьи. У меня есть власть. Но это все преходяще. А талант вечен. Пройдет десять лет — будут ли помнить меня? Жванецкого точно будут.

— И чем все закончилось, Михал Михалыч? – спрашиваю я.

— Мы посидели часа четыре, а потом я попросил их уехать — мне нужно было готовиться к концерту. Ты же знаешь — я не могу в день концерта гулять, разговаривать, есть. Волнуюсь.

21 марта 2014-го – юбилейный концерт в одесской Музкомедии.

Михал Михалычу восемьдесят.

Когда он выходит на сцену, весь зал аплодирует стоя.

— Как приятно выступать в родном городе! Там, где тебя понимают! И всё равно — волнуюсь, как мальчишка! Каждый раз! Казалось бы – чего волноваться в моём-то возрасте? И всё равно – каждый раз, как мальчишка.

А что? Только дураки не сомневаются!

Начинает читать.

Зал слушает, затаив дыхание. Потом взрывается от смеха.

Михал Михалыч победно вскидывает руку.

— Ну что, есть у меня талант?!

Риторический вопрос.

Михаил Михайлович, мы вас любим.
8781

Комментировать: